ankara escort

ВОТ ТАКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Факты. События. Комментарии
№42 (548)

Не знаю, как у вас, а меня всегда вызывал недоумение термин “межгосударственные отношения”. Ну, с производственными вроде бы все понятно. Межличностными тоже: ты ему по лицу, он тебе в ответ – вот уже и отношения. Но “межгосударственные”. Это же как масло масляное. Встречаются, скажем, два президента и обсуждают вопрос влияния погодных условий на характер женщины. Или почему бескорыстные отношения часто называют бартером. И не смейтесь, пожалуйста. Просто это теперь такие “отношения”.
Приехал, например, министр иностранных дел Испании Мигель Моратинос в Сирию. Для укрепления этих самых отношений. И о чем, думаете, говорил в Дамаске? О стабилизации отношений между Сирией и... Израилем. А мне всегда казалось, что межгосударственные отношения – это отношения между двумя государствами. Ошибался, выходит. Отстал от глобального мышления. Теперь это отношения в мировом масштабе. А, может, Мигель Моратинос по старой привычке все еще мыслит категориями спецпосланника Евросоюза на Ближнем Востоке? Правда, результатов его титанических усилий мы так и не дождались. Но имитация работы тоже работа.
На этот раз Моратинос привез в Дамаск “испано-европейский” план по мирному урегулированию ситуации на Ближнем Востоке. Почему, спросите, не европейский план? Не знаю. Наверное, для придания статуса “межгосударственных отношений”. Все-таки Моратинос представляет сейчас, в первую очередь, интересы Испании. Но зачем Израилю еще один посредник? Вполне достаточно “ближневосточного квартета”. Да и Сирия под боком. Эхуд Ольмерт приглашал на днях Башара Асада в Иерусалим, но тот отказался. Значит, не хочет устанавливать “межгосударственные отношения”. А если отношения - натянутые, то стоит ли их проверять на прочность?
Справедливости ради, Асад не единственный, кто отказался въехать на белом лимузине в Иерусалим. Ливанский премьер Фуад Синьора тоже не принял предложения. Вместо беседы с Ольмертом он предпочел разговор с Владимиром Путиным. Поблагодарил его за чеченский стройбат, который уже начал восстанавливать (или наводить?) мосты. А Махмуд Аббас не захотел встречаться с израильским премьером даже в Аммане. Ольмерт не обиделся и уехал в Москву. Надо же хоть как-то отметить 15-ю годовщину установления российско-израильских дипломатических отношений. Вот вам и еще один вид отношений. Супружеские не в счет: личная жизнь сродни папке с грифом “совершенно секретно”.
Но межгосударственные отношения предполагают и личные. О чем намерен говорить друг Эхуд с другом Владимиром? Об Иране, понятно. И о российском оружии “Хезболлы”. Об укреплении экономических отношений и научного сотрудничества. Об антисемитизме и небывалом расцвете еврейской общины, которая, по словам одного титулованного еврея, будет последней в списках погромщиков, если до погромов все-таки дойдет. Залогом тому роскошный Центр московской еврейской общины, напоминающий штаб-квартиру крупной иностранной фирмы. Ольмерта туда уже пригласили. Намерен он молиться или нет, не знаю. Но с двумя главными раввинами страны встретится. Раньше израильские президенты и премьеры во время таких визитов приглашали евреев в Израиль. Теперь то ли уже ехать некому (по данным переписи 2001 года евреями назвали себя 300 тысяч россиян), то ли, если верить раввину Берл Лазару, пошел обратный процесс. Впрочем, Берл Лазар, как известно, большой оптимист. По его данным, в одной Москве сейчас 600 тысяч евреев, а в целом по стране – более миллиона. Вот только не признаются по известным причинам.
Подсчет еврейских голов продолжается. Поэтому не будем торопиться с выводами, а подождем очередной переписи населения.
Еврейский вопрос играет, конечно, важную роль в межгосударственных отношениях, но почти не влияет на них. У Владимира Путина свой интерес – вернуть Россию на Ближний Восток. В качестве троянского коня выступает
“Дорожная карта”. Москву не смущает, что Палестинская автономия превратилась в бандитский анклав, который потихоньку прибирает к своим рукам Иран. “Единственное возможное средство вырваться из замкнутого круга насилия - возобновить мирный переговорный процесс на международно-правовой основе, нацеленный на достижение всеобъемлющего ближневосточного урегулирования, освободить заложников, прекратить взаимные обвинения и претензии, не допускать жертв среди гражданского населения со всех сторон и разрушения инфраструктуры, перестать нагнетать страсти” - на этой позиции, озвученной министром иностранных дел Сергеем Лавровым, стояла и стоять будет Россия.
Мне эта позиция близка по духу. Она чем-то напоминает межгосударственные отношения между Израилем и Индией: чем меньше видимся, тем больше понимаем друг друга. “Палестинцы” потому и осточертели, что все время под боком. Помести их хоть в Антарктиду, все равно кричать будут об израильской агрессии. И рыть туннели, чтобы добраться до супостата. Кто бы подумал, что у них проявятся такие инженерные таланты? В районе “филадельфийского коридора” израильские солдаты обнаружили сразу три туннеля для переброски оружия. Так вот один из них прорыт на глубине 12 метров. Это как же нужно поработать лопатой!
Как много мы все же теряем, когда понимаем, что теряем. Любые отношения, придуманные людьми, – это сделка. Ольмерт поехал в Москву, но сердце его осталось в Иерусалиме. Он стоит сейчас перед дилеммой: оставаться премьером или податься в президенты. Не верите? Ну, тогда давайте порассуждаем.
Дни Моше Кацава, которого еще до суда обвиняют в сексуальных домогательствах, сочтены. Если уж в Израиле взялись за кого-то, нипочем не отстанут. С желающими занять освободившееся место, ясное дело, проблем не будет. Но кто реальные претенденты? Бывший спикер Кнессета Реувен Ривлин. У него серьезные шансы, поскольку он пользуется поддержкой практически всех фракций. Но сам пока не говорит, намерен ли участвовать в президентской гонке. Непотопляемый Шимон Перес. Не будем брать его в расчет: все равно проиграет, поскольку проигрывает всем и всегда. Да и возраст уже не тот.
Натан Щаранский, неожиданно объявивший о завершении своей политической карьеры. Возможно, он выставит свою кандидатуру, поскольку пользуется популярностью в мире еще с тех времен, когда был советским заключенным.
Израильская газета “Едиот Ахронот” называет еще несколько кандидатур, в том числе раввина Меира Лау и бывшего министра просвещения Амнона Рубинштейна.
Но при чем тут Эхуд Ольмерт? Судя по утечке информации из канцелярии премьер-министра, он тоже не прочь побороться за президентское кресло. Это, кстати, не худший для него вариант. После ливанского провала, который ему не простят, лучше перебазироваться на более спокойное место. Должность почетная, а ответственности никакой. И я почти не сомневаюсь, что все с радостью уступят ему это место. Кому нужен премьер-неудачник? Да еще в такой непростой стране, как Израиль.
Вы не заметили, что мы как-то незаметно перешли с межгосударственных на межличностные отношения? Никуда от этого не деться. Ведь отношения определяет поведение. А отношения Израиля с Россией с каждым днем становятся все лучше и лучше. Правда, к вечеру опять портятся.
Тони ФИШМАН


Наверх