Чего хотЯт женщины?

Экспресс-опрос "РБ"
№53 (506)

Наши читатели, конечно, помнят романтическую комедию с одноименным названием What Women Want. Ее герой – эдакое воплощение мачизма и мужского шовинизма - неожиданно (после удара током) начинает читать мысли женщин. В результате меняется его характер и его отношения с окружающими представительницами прекрасного пола – от дочери до сотрудниц, от бывшей жены до босса, в которого (в которую) он, естественно, влюбляется.
Мы, журналисты «Русского базара», не отличаемся мачизмом и мужским шовинизмом хотя бы потому, что многие из нас – женщины. Да и мужчины у нас достаточно объективные и терпимые, как и подобает подлинным искателям правды. Опыт, проницательность и интуиция позволяют журналистам заглядывать в чужие души и читать чужие мысли без помощи электричества или вмешательства каких-то высших сил. Тем не менее на этот раз мы решили не прибегать к этому счастливому и в то же время обременительному дару.
Вместо того чтобы угадывать, чего хотят женщины (в частности, русскоязычные американки), мы решили предоставить слово им самим.

Итак, чего хотят наши женщины, чего они ждут от Нового, 2006 года?

ГулЯ,
бухгалтер, 30 лет:
Хочется получать больше внимания, больше тепла от моей «второй половины». Больше общения с мужем. Жизнь напряженная, темпы бешеные, графики у нас у обоих – перегруженные. Не каждый день удается даже поговорить друг с другом, не говоря уж о том, чтобы вместе куда-то выбраться.
А еще я хочу поехать вместе с мужем в круиз. Ничто так не сближает людей, ничто так не «подогревает» любовь, как совместное путешествие.

Нина,
менеджер филиала
крупной компании, 49 лет:
Хочется покоя, стабильности. Хочется, чтобы не было скачков, перепадов – ни на работе, ни в семье. Чтобы было меньше авралов, встрясок, неожиданностей, неприятных сюрпризов. Чтобы не приходилось на каждом шагу за что-то бороться, что-то отвоевывать. Чтобы жизнь была более ровной, предсказуемой, устоявшейся.
Когда-то мне нравилось преодолевать барьеры, принимать вызов жизни, бросать ей вызов ответный. Сейчас хочется немного отдохнуть или хотя бы передохнуть. Надеюсь, что такое состояние не будет долго длиться, что я смогу опять перейти из оборонительной позиции в наступательную, захочу снова ринуться в бой, выйти на новые рубежи.

ТатьЯна,
специалист по рекламе, 30 лет:
В первую очередь хочу, чтобы 2006 год был мирным, чтобы война, страх перед терактами не определяли умонастроения людей. Хочу, чтобы год был успешней прошлого, чтобы было побольше хороших новостей. А еще хочу поехать в кругосветное путешествие. Это скорее мечта, чем желание, но постараюсь приблизить ее к реальности.

Дора,
педагог, 63 года:
Чтобы все мои близкие и я были здоровы. Чтобы нас не покидало ощущение счастья от общения друг с другом, от взаимной любви. Хочу, чтобы мою дочку и внучку навсегда забыло чувство горечи, а беды боялись бы к ним приближаться на пушечный выстрел. А для себя я бы очень попросила Новый год подарить мне чувство внутренней гармонии, душевный покой.

Алина,
секретарь, 31 год:
Когда вы меня спросили, чего я жду от Нового года, мне вспомнился фильм «Однажды двадцать лет спустя», в котором Наталья Гундарева играет многодетную и любящую маму. Ей тоже задают такой вопрос, и она отвечает: «Я жду ребенка». Так вот, я тоже жду ребенка, правда, не одиннадцатого, а всего лишь второго, но, как говорится, все еще впереди. А еще я хочу, чтобы вся моя семья была здорова и счастлива.

Инна,
переводчик, 55 лет:
То, чего я хотела, уже произошло – и как раз в эти предпраздничные дни. Моя дочь, которая год назад от нас с мужем «отделилась» и стала снимать квартиру вместе с подругой, вернулась к нам, под родную крышу.
Может быть, я старомодная мама, но я счастлива. Даже если она приходит домой поздно, мне все-таки спокойнее. Я вижу ее каждый день, знаю, как она себя чувствует, меня не мучают страхи и подозрения.

АнЯ,
помощник адвоката, 25 лет:
Иметь свой дом на берегу океана. И жить в нем счастливо с любимым человеком и со своими детьми.

Лиза,
паралигал, 50 лет:
Здоровья, энергии, внутреннего обновления. В последние годы, начиная с 11 сентября 2001 года, жизнь преподносила неприятные сюрпризы, и я устала, износилась – физически, умственно, эмоционально.
Хочется вернуть (хотя бы частично) прежние душевные силы, оптимизм, чувствительность, любовь к жизни. Хочется, чтобы мои болячки и усталость не мешали осуществлению моих планов – в личной и профессиональной сферах. Чтобы я по-прежнему держала руку «на пульсе» моей семьи и моей работы.

Елена,
воспитатель детского сада,
43 года:
Хочется, чтобы мой сын попал в хороший колледж. Он в 11-м классе, один раз, осенью, уже прошел SAT, но остался недоволен результатами и весной будет сдавать экзамен еще раз.
Я – не из тех тщеславных мамочек, которые хотят, чтобы их дети обязательно учились в Гарварде или Йеле, но мой сын всегда был честолюбив – в хорошем смысле этого слова. Все его друзья такие же – способные, целеустремленные. Он строит грандиозные планы, и я бы хотела, чтобы жизнь не ставила перед ним большие препятствия.

Стелла,
финансовый консультант, 29 лет:
Любви – настоящей, большой, романтической, о какой пишут в книгах. Как и многие мои «русские» подруги, я была одержима жаждой богатства, успеха. Теперь у меня все это есть, и я понимаю, что деньги и достижения – не самое главное. Можно гордиться собой, но гордость – это еще не счастье.

МайЯ,
программист, 40 лет:
Хочется, чтобы мой муж нашел хорошую, высокооплачиваемую работу. После нашего приезда в США ему долго не везло с трудоустройством, а потом, когда наконец нашел постоянную работу, он стал за нее цепляться, боясь, что опять останется без работы. Это было объяснимо, когда я училась, и если бы он потерял работу, нам пришлось бы туго. Но сейчас, когда я неплохо зарабатываю, он уже мог бы поискать что-то другое. Но страх перед безработицей перешел у него в дурную привычку.
Некоторые женщины не переживают из-за того, что их мужья меньше зарабатывают, даже начинают ими помыкать, играть роль главы семьи. Я – женщина достаточно традиционная, мне хочется, чтобы меня оберегали, защищали, чтобы я уютно себя чувствовала под крылом мужа, а не была «пионеркой», идущей впереди семьи.

СофиЯ,
66 лет, пенсионер:
Хочу, чтобы моя дочк, наконец решилась стать мамой. Ей уже 38 лет, но у них с мужем на переднем плане по-прежнему – карьера. А время идет и биологические часы, как здесь говорят, начинают тикать. У меня в ее возрасте было уже двое детей. Боюсь, как бы она не опомнилась, когда будет уже поздно. И вообще мне не нравится эта американская традиция заводить детей в 35-45 лет.

Вера,
художник, 45 лет:
Хочу, чтобы сбылась моя мечта, и моя мама наконец смогла бы навсегда приехать в Америку. Она не смогла эмигрировать вместе с моей семьей, живет в России. До сих пор очень активный человек, но время берет свое. Мне страшно за нее, мне ее всегда очень жалко, и меня постоянно мучает чувство вины. Я живу здесь, в благополучной стране, а мама... Часто снятся кошмары. Конечно, я туда езжу, что временно приносит облегчение. Но потом становится еще тяжелее. Надеюсь, что в этом году нашей разлуке с мамой придет конец.

Антонина,
продавец, 28 лет:
Хочется пойти на какие-нибудь курсы, овладеть новой профессией и найти хорошую работу. Работать в «русском магазине», где тебя на каждом шагу унижают и платят копейки – очень тяжело. До сих пор я жила сегодняшним днем, была очень беспечна, развлекалась как могла. Но сейчас испугалась. Мне показалось, что я похожа на ту стрекозу из басни, которая лето пропела, а зимой оказалась без крыши над головой.


Наверх