Крест Федора Трофимова

История далекая и близкая
№10 (829)

Продолжаем знакомить читателей с биографиями и судьбами советских воинов, отмеченных за героизм и мужество в ходе Второй мировой войны военными наградами США.
Владислав КАЦ

Высшая награда Армии США “Крест выдающейся службы” (Distinguished Service Cross) в Америке считается одной из наиболее уважаемых. По итогам Второй мировой войны более 5000 человек, независимо от их воинских званий и занимаемых должностей, стали кавалерами этой награды.
 
Всеми военными наградами США, включая и “Крест выдающейся службы”, был награждён командир 3-й бронетанковой дивизии генерал Морис Роуз. В военных кругах США генерал Роуз слыл наиболее высокопоставленным евреем, к тому же, как говорят, он происходил из семьи потомственных раввинов.
 
До Победы Роузу дожить не удалось. 30 марта 1945 года, возглавляя оперативную группу своей дивизии, он нарвался на засаду. Немецкие танкисты, в составе роты “королевских тигров”, почти в упор из орудий и пулемётов расстреляли всю группу Мориса Роуза. Самого генерала скосила очередь из автомата.
 
Общее число советских кавалеров высшей награды Армии США пока что не установлено. Из статьи “Награждённые Крестом “За выдающиеся заслуги” (Википедия) можно выудить фамилии шести известных генералов Красной Армии: Бакланов Глеб Владимирович, Кириченко Иван Фёдорович, Людников Иван Ильич, Петров Иван Ефимович, Поплавский Станислав Гилярович, Чуйков Василий Иванович. Все они люди весьма незаурядные и знаменитые, подчас, с нелёгкими судьбами, командовали на войне корпусами, армиями и фронтами. Чуйков через 10 лет после окончания войны получил погоны маршала Советского Союза.
 
Список далеко не полный. Удалось выявить ещё ряд имён, причём, не только генералов, но также и младших офицеров. В том числе младшего лейтенанта Фёдора Леонтьевича Трофимова.
 
Выйти на след Трофимова удалось благодаря Борису Абрамовичу Вигдергаузу. В далёком прошлом полковник медицинской службы Вигдергауз, сам о том не ведая, оказался причастен к “раскрытию” Трофимова. Я не случайно употребил это слово, поскольку и Трофимов, и Вигдергауз жили “за колючей проволокой”, в городе, относящемся к категории закрытых административно-территориальных образований,
 
Биография Вигдергауза, в общих чертах, была мне известна. Он несколько лет служил в 756-ом стрелковом полку, том самом, воины которого 1 мая 1945 года в Берлине над рейхстагом водрузили красное знамя.
 
После войны Борис Абрамович долго оставался кадровым офицером. Первое время он служил в одном из подмосковных лагерей для немецких военнопленных - возглавлял там санитарную службу. Затем его перевели “далеко от Москвы”, в глухую тайгу, где военные строители, вместе с командами заключённых исправительно-трудовых лагерей, вкалывали на объекте.
Поначалу стройка носила названия “Зауральская контора Главгорстроя”, или Комбинат номер 816. Непосредственные строители вообще не имели никакого понятия ни о наименовании объекта, ни, тем более что там будет, когда закончится стройка.
 
Первоначальных названий у города было несколько. Одно из наиболее благозвучных - это поселок Берёзки.
Окончательное, официальное название, Сибирский химический комбинат объект получил, кажется, в 1954 году, но в целях конспирации его продолжали именовать Томск-7.
 
Сейчас в открытой печати можно получить полную характеристику объекта, а если коротко, то это один из крупнейших в мире ядерных центров, который представляет собой единый комплекс ядерного технологического цикла для создания компонентов ядерного оружия на основе делящихся материалов (высокообогащённого урана и плутония).
 
Так вот. Почти одновременно со строителями в будущий “атомный город” приехали врачи и медицинские сёстры. Медработники трудились в тяжёлых условиях, пациентов принимали в передвижной будке, предназначенной для инфекционных больных. Одними из первых прибывших были супруги Вигдергауз - военный врач Борис Абрамович и его жена терапевт по имени Рахиль.
 
Затем офицер Вигдергауз служил в военном госпитале, состоявшем из двенадцати бараков. Водопровод в госпиталь провели, а канализация отсутствовала.
 
За годы службы в госпитале Борис Абрамович преодолел все ступени военно-медицинской служебной лестницы. Начинал врачом-ординатором. Уволился в запас с должности заместителя начальника госпиталя по лечебной работе. Из Северска не уехал. Остался жить в городе с особым паспортным режимом, который окружают контрольная и запретные зоны, а весь их периметр обнесен двойными, а местами - тройными ограждениями (в том числе из колючей проволоки), внутрь которых попасть можно только через контрольно-пропускные пункты.
 
Давним жителем Северска был и Фёдор Леонтьевич Трофимов, также как и Вигдергауз ставший со временем членом городского совета ветеранов войны. На какой-то очередной конференции фотограф запечатлел их обоих. Американский крест, как и Золотая Звезда Героя, украшали пиджак Трофимова.
 
Взять интервью у Фёдора Леонтьевича мне не представилось возможным, поскольку его жизненный путь завершился в 1993 году. Удалось разыскать автобиографию. По всей вероятности, он писал её, чтобы получить допуск для работы на режимном объекте.
 
Автобиография Трофимова (приводится в сокращении):
“Я, Трофимов Федор Леонтьевич, родился 15 февраля 1919 года в с. Новосергеевка Кожевниковского района Томской области.
 
Происхождение из крестьян, социальное положение - служащий. До 1929 года жил в деревне Новосергеевка. С 1929 года переехали в город Томск, жил с родителями и работал временно (летом) чернорабочим до начала 1932 года. После чего вернулись в с. Новосергеевку, отец занимался сельским хозяйством, я учился в школе с. Уртам.
 
В 1934 году я уехал обратно в город Томск к старшему брату Трофимову Сергею Леонтьевичу и жил у него до 1936 года. В 1935 году поступил учиться на монтера, на Томскую спичечную фабрику “Сибирь”. В 1936 году стал работать самостоятельно дежурным монтером цеха. Работал до 1939 года. В 1939 году уволился и уехал к брату Трофимову Ивану Леонтьевичу в город Кемерово, где поступил учиться в горно-угольный техникум, учился до начала 1943 года.
 
В марте месяце 1943 года был мобилизован на фронт и был зачислен в разведку 681-го с / п 133-й Смоленской дивизии. В период до 1944 года был два раза легко ранен. Третий раз получил ранение в ногу 22 мая 1944 года при выполнении боевого задания в тылу немцев, у реки Серет, дер. Сталиничени (Румыния). Вышел из операции и был направлен в госпиталь г. Смел.
 
Перед операцией подавал заявление о вступлении кандидатом в члены ВКП/б.
 
После госпиталя в свою часть не попал (так как не вполне был здоров), направили меня в учебный автополк номер 11 при 2-м Украинском фронте, где окончил курсы шоферов и был направлен штабом фронта в 129-й отдельный линейный батальон связи при 2-м Украинском фронте, командиром отделения. При выполнении боевых заданий командования в городе Будапеште, во время его окружения, был периодически ранен еще два раза.
 
За время моего пребывания в разведке мне было присвоено звание Героя Советского Союза Указом Президиума Верховного Совета СССР с вручением медали “Золотая Звезда” и ордена Ленина, а также был награжден: орденом Боевого Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны, орденом Американский “Крест Отличия”, медалью “За отвагу”, медалью “За победу над Германией”, имею три благодарности от И.В.Сталина”.
 
VII. 1945 года был демобилизован и в сентябре 1945 года поступил учиться в Московский механический институт Наркомата боеприпасов, в октябре же 1945 года перевелся в Томский политехнический институт, где учился один год. В 1946 году по семейным обстоятельствам учиться не стал. В 1947 году поступил работать в ресторан “Север” города Томска. В декабре месяце 1947 года был избран депутатом Куйбышевского райисполкома и заместителем председателя постоянно действующей комиссии по торговле и общественному питанию. 30 ноября 1949 года поступил работать в пищекомбинат Томского горкоопторга начальником отдела снабжения. В связи с ликвидацией горкоопторга пищекомбинат был передан тресту столовых. 
 
Я не пожелал оставаться там, и был уволен согласно поданному заявлению, и с 1 ноября не работаю. Инвалид отечественной войны II гр. и персональный пенсионер республиканского значения с 1945 года.
 
Семейное положение: жена, Трофимова Нина Кузьминична. С 1927 года рождения, студентка 3-го курса Томского медицинского института, сын, Трофимов Вячеслав Федорович, с 1947 года рождения, племянница, дочь погибшего брата (у которой и мать умерла в 1943 году), с 1937 год рождения, брат жены Чернышев Павел Кузьмич, студент 1-го курса политехнического института, с 1930 года рождения.
 
Женился я в 1946 году. Трое братьев, Трофимов С.Л, Трофимов И.Л. и Трофимов А.Л., погибли на фронте Отечественной войны 1941 - 1945 гг. Мать от рака желудка умерла в 1935 году. Отец, Трофимов Леонтий Андреевич, с 1877 года рождения, в 1935 году был осужден за невыполнение плана посева и невыполнение плана хлебозаготовок, давали ему 2 или 3 года. В 1936 году умер от старости, в каких-то лагерях. В настоящий момент имею брата Трофимова Егора с 1917 года рожд., работает на спич. Фабрике “Сибирь” зам. нач. транспорта. Сестра, Трофимова Мария Леонтьевна, с 1923 года рождения, работает официанткой кафе-закусочной при Доме офицеров г. Томска. Проживает Московский тракт номер 59.
 
Мать жены и отец живут в городе Абакане, ул. Хакасская номер 36, Отец: работает инспектором швейных мастерских. Мать: работает председателем обкома профсоюза медиков. Член партии.
14/XII-1949 г. Трофимов”.
 
В “Химстрое” Трофимову предложили заниматься снабжением. Мол, раз воевал в разведке, значит мужик смекалистый. К тому же, Герой. На стройке их было всего два Героя Советского Союза - гражданский Трофимов и бывший командир пулемётного взвода Лимонов, мобилизованный после войны на службу в войска МВД. С виду неказистый, невысокого роста прораб Дорстройучастка лейтенант Илья Лимонов ворочал большими делами. Под его руководством несколько сот заключённых прокладывали дороги и возводили все, связанные с ними сооружения.
 
Для строительства комбината по приказу министра Внутренних Дел организовали исправительно-трудовые лагеря. Заключенные работали не только на промышленных объектах, их труд использовался также и при строительстве жилых домов и объектов городской инфраструктуры. Для строительства комбината по производству высокообогащенного урана-235 и плутония, а также жилого городка, одних только заключённых было привлечено около 20 тысяч человек. Одновременно с ними на объектах разместили 13 военно-строительных частей. Дармовая рабочая сила использовалась в Советском Союзе повсеместно, не только на военно-промышленных объектах.
 
Первое время Трофимов почти не выделялся из массы служащих. Он старательно выполнял свои служебные обязанности, посещал партийные и профсоюзные собрания, вместе со всеми коллегами трудился на субботниках.
 
После празднования 25-летия Победы в Великой Отечественной войне партийные и комсомольские организации начали активно привлекать Фёдора Леонтьевича к участию в мероприятиях по патриотическому воспитанию молодёжи. Без него в городе не проходили конференции, активы, слёты и прочие мероприятия идеологической направленности. Бывший разведчик был прекрасно осведомлён о “форме одежды”, в которой он должен появляться на форумах. В президиуме партийных конференций и активов его можно было видеть с Золотой Звездой Героя Советского Союза. В гости к школьникам и на комсомольские конференции почётный гость являлся при полном параде, в пиджаке, обвешанном орденами, медалями, знаками за боевую доблесть и трудовое отличие, включая и награду Армии США.
 
Встречаясь с журналистами партийных и комсомольских газет, выступая в молодёжных аудиториях, Трофимов больше рассказывал о боевых товарищах, а на обязательный вопрос: “За какой подвиг вам присвоено звание Герой Советского Союза?”, как правило, отвечал очень кратко. Надо отметить, что почти все, кто воевали в разведке, старались как можно меньше рассказывать о себе.
 
Фёдор Леонтьевич мог бы рассказать немало интересного о пережитом, но и он редко когда вдавался в детали прошлого. Встречи молодёжи с ветеранами носили формальный характер, были приурочены к определённым календарным датам, а для искреннего разговора требовалась обстановка душевности и взаимопонимания.
 
Разведрота 691-го полка, где Трофимов получил боевое крещение, была на особом счету. Наиболее ответственные задания командование полка возлагало на разведчиков. Разведчики в роте подобрались ребята лихие. Через минные поля в ночные поиски “за языком” они ходили крайне редко, этим занималась дивизионная разведка. У разведывательной роты полка были иные задачи, без выполнения которых стрелковый полк не начинал наступательных действий, атак, не приступал к преодолению водных преград.
 
Скажем, когда полку предстояло переправиться через Южный Буг, потребовалось уточнить нахождение опорных пунктов обороны противника на правом берегу реки. Плавни, шириной до полутора километров, ставили части полка в очень неблагоприятные условия. Причалы единственной переправы противник надёжно прикрывал артиллерией и пулемётами.
Взвод полковых разведчиков скрытно переправился через реку, вышел в тыл врага и атаковал командный пункт противника. В результате удалось уничтожить охрану и захватить в плен двух немецких офицеров с важными документами.
 
В феврале 1944 года при ликвидации группировки противника взвод пешей разведки под командованием младшего лейтенанта Павлова проник в расположение противника, где обнаружил гитлеровцев, приготовившихся к прорыву кольца окружения. Разведчики захватили “языка”, который дал ценные показания.
 
Спустя несколько дней тот же взвод, скрытно подобрался к немецким траншеям, ворвался в боевые порядки фашистов и завязал бой. Немцы вскоре пришли в себя и, поняв, что их атаковала небольшая группа, всего человек 20, попытались окружить разведчиков. Но тут по команде Павлова одна за другой в фашистов полетели гранаты. Затем, навязав немцам рукопашный бой, он вывел свой взвод из кольца окружения без потерь.
 
Командир взвода Павел Павлов и все участники операции, включая Трофимова, были награждены орденами Красного Знамени и Отечественной войны 2-ой степени.
 
Командир полка майор Билаонов знал цену работе разведчиков и никогда не обходил их наградами. Лучшие разведчики, такие как Дударев, Кутепов, Трофимов, имели по 5-6 орденов. Только вот щеголять ими, привинтив к гимнастёркам, разведчикам не приходилось. Все полученные награды вместе с орденскими книжками, сразу после вручения сдавали на хранение старшине.
 
У разведчиков всегда существовало незыблемое правило - выносить раненых, а также тела убитых товарищей из района боевых действий. Трофимов был ранен пять раз и всегда его выручали. Но случалось и непоправимое. Однажды, Трофимов (после тяжёлого ранения его тогда перевели из разведки) получил сообщение о гибели своего верного товарища. Это был Павел Дударев, лучший разведчик полка и погиб он при невыясненных обстоятельствах. Тело Дударева не нашли, а потому его посчитали пропавшим без вести. Таковым он числится поныне, и Трофимов до последнего дня жизни не мог смириться с происшедшим. Их боевое братство было скреплено кровью. В любой ситуации Трофимов чувствовал себя в безопасности, когда рядом находился Дударев. В боях на Днестровском плацдарме Дударев и Трофимов с группой разведчиков в течение четырёх часов вели бой с противником, отбив 8 атак. По итогам операции Дударев, Павлов и Трофимов были представлены к званию Герой Советского Союза.
 
Из текста Представления:
 
“Тов. Трофимов Федор Леонтьевич, разведчик взвода разведки 681 стрелкового полка 133 стрелковой Смоленской дивизии.
Представляется к высшей правительственной награде Герой Советского Союза.
 
1. Год рождения - 15 февраля 1919 года.
2. Национальность - русский.
3. Партийность - кандидат ВКП(б).
4. Участие в боевых действиях - по защите СССР в Великой Отечественной войне с 1943 года.
5. Каким РВК призван - Кемеровским РВК Кемеровской области.
6. Чем награжден, за какие отличия: орден Красной Звезды 6.03.1944 г., приказ номер 08/Н; орден Отечественной войны II степени 21.02.1944 г, приказ номер 010 / Н; орден Красного Знамени 19.02.1944 г., приказ номер 012/Н.
7. Адрес его и его семьи: Новосибирская область, г. Томск, спич, фабрика “Сибирь”, сестра Трофимова Мария Леонтьевна.
8. Краткое конкретное изложение боевого личного подвига или заслуги, за период наступательных боев с 8 по 30 марта 1944 года имеет на своем счету 25 пленных языков.
 
25.03.1944 г. под сильным артиллерийско-минометным огнем противника тов. Трофимов первым форсировал реку Днестр и с группой разведчиков сходу врезался в боевые порядки немцев, но противник имел численный перевес в живой силе - окружил их. Тов. Трофимов пустил в ход гранаты, пошел в рукопашную схватку, причем уничтожил он 20 немецких солдат и вышел из кольца окружения.
 
28.03.1944 г. в бою за деревню Медвежа, когда противник пошел в контратаку с численно превосходящими силами пехоты при поддержке танков, тов. Трофимов с группой разведчиков в течение четырех часов отразил 8 контратак противника и стойко держался на своем участке, когда боеприпасы были на исходе, он с криком “Ура!” пошел в атаку с несколькими гранатами, пробил себе дорогу и прорвался из кольца окружения. Уничтожил при этом 80 немецких солдат и офицеров. Когда подошли на помощь соседние части и разбили немцев, он с группой разведчиков захватил 60 человек немецких солдат и офицеров в плен и обоз в 18 повозок и штабную повозку.
 
За проявленные геройство и мужество достоин высшей правительственной награды.
Герой Советского Союза.
Командир 681 стрелкового полка гвардии майор П.С.Билаонов
 
13.04.1944 г.”
 
Осенью 1945 года после демобилизации Трофимов поехал в Москву, поступать в институт. Кроме военной формы никакой другой одежды у него не имелось. Поэтому в приёмную комиссию он явился в офицерской форме, без погон. На кителе наград было немного, но все значительные, в том числе и крест Армии США.
 
На американскую награду постоянно обращали внимание все, с кем общался Трофимов, интересовались: “А что это у вас за крест такой, Федор Леонтьевич?”
 
- А это высшая американская награда - орден “Крест отличия”, - отвечал он, - Я получил его за вывод из окружения десанта наших союзников-американцев.
 
С годами на пиджаке ветерана войны появлялось всё больше различных наград, включая трудовые и, в конце концов, разглядеть среди них “Крест выдающейся службы” стало трудновато. Возможно, по этой причине никто из журналистов, в разные годы писавших о Трофимове, не выяснил подробности последнего совершённого им подвига. Где это случилось, при каких обстоятельствах, кто персонально вручал ему крест - кто теперь расскажет? Вне всякого сомнения, где-нибудь в архивах армии США, в Центральном архиве Министерства обороны РФ и уж конечно в бумагах бывшего КГБ всё подробно описано, так как человек жил и работал “под колпаком” органов. Они-то уж всё знали.

comments (Total: 1)

Среди кавалеров Distinguished Service Cross - генерал-лейтенант Ласкин Иван Андреевич ( см. http://ru.wikipedia.org/wiki/Ласкин,_Иван_Андреевич)

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх