ankara escort

ПОЛИТИК БЕЗ СТРАХА И УПРЕКА

Лицом к лицу
№52 (505)

Есть ли сегодня в большой политике России харизматичный лидер с женским лицом? Есть! Ирина Хакамада. Высокообразованный, бескомпромиссный политик-демократ, умница, мать двоих детей, очаровательная Женщина, имя которой известно всему миру.
В гостях у «Р.Б.» Ирина Муцуовна впервые, и поэтому сначала кратко познакомим читателей с фрагментами ее резюме:
Родилась 13 апреля 1955 года в Москве. Отец - Муцуо Хакамада - японец, политэмигрант. Мать - Нина Синельникова, пенсионерка, бывшая учительница; муж - Владимир Сиротинский, финансовый консультант; сын - Данила, финансовый директор частной компании, дочь - Мария, школьница.
Ирина Муцуовна - кандидат экономических наук, преподавала в вузах, занималась предпринимательством, благотворительной деятельностью. Трижды избиралась депутатом Госдумы РФ, была членом Комитета по бюджету, налогам, банкам и финансам, возглавляла Комитет при правительстве РФ по поддержке и развитию предпринимательства и другие правительственные и общественные организации аналогичной сферы. Руководила Институтом развития предпринимательства. Член делегации Госдумы РФ в Парламентской Ассамблее Совета Европы. С 1995 по 2000 год - председатель Центрального Совета созданной ею политической организации «Общее дело»; с 2000 по 2003 год - сопредседатель политической партии «Союз правых сил» (СПС). Кандидат в президенты России на выборах 2004 г. В том же году организовала и возглавила демократическую партию «Наш выбор».
Участник 57-й Сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Свободно владеет английским и французским языками.
Журналом «Тайм» она названа Политиком ХХI века и вошла в число 100 самых известных женщин мира. По результатам социологического опроса 1997-2003 годов, названа «Женщиной года». В 2005 году номинировалась на Нобелевскую премию мира.
Ныне сопредседатель Российского общественного Совета по развитию образования, Совета по внешней и оборонной политике, Комитета «2008 - Выбор», возглавляет Попечительский Совет благотворительного международного фонда «International», партию «Наш выбор».

- Ирина, объясните, пожалуйста, почему в предвыборной коалиции демократических сил только две политические партии - «Яблоко» и «Союз правых сил», а вашей партии «Наш выбор» («Н.В.») нет?
И.Х.: - Изначально планировалось создать широкую демократическую коалицию, в которую помимо «Яблока» и «СПС», вошли бы как минимум «Н.В.» и депутат Госдумы РФ одномандатник Владимир Рыжков - известный политик-демократ, за которым стабильно многочисленный избиратель. Велись переговоры. Они закончились. Коалиция состоялась. Нас не пригласили.
- Не потому ли, что и вы, и Рыжков достаточно яркие, самостоятельные политики, чтобы работать в одной упряжке с рядовыми, и это вызвало опасения претендующих на лидерство?
И.Х.: - Комментировать не хочу.
- Почему вы расстались с партией “СПС”, одним из создателей которой были, и более трех лет - сопредседателем?
И.Х.: - По очень простой причине. Во время президентской кампании 2004 года “СПС” не поддержал меня в качестве кандидата на должность президента РФ, оппонирующего действующему, то есть В.В. Путину. “СПС” до сих пор так и не определил своей позиции по отношению к сегодняшней власти: будет ли он при либеральном проекте обслуживать ее. Думаю, это связано с тем, что корни “СПС” традиционно близки власти. Например, один из его руководителей Анатолий Чубайс, чиновник высокого ранга, зарплату получает в государственной компании. Чтобы эта двойственность, из-за которой “СПС”, видимо, трудно определиться, больше не преследовала меня, я и решила выйти из него, хотя всегда ратовала за консолидацию всех демократических сил России.
- Какие дивиденды принесло вам, политику, участие в президентских выборах 2004 года?
И.Х.: - Во-первых, стала широко известна моя самостоятельная позиция в политической, социальной и экономической сферах. Во- вторых, отныне мои коллеги и избиратели относятся ко мне как к реальному самостоятельному политику, а не «дамочке», которая «играется» в политику. Главный же дивиденд - поддержка свыше трех миллионов россиян, а это не так уж и мало. Особенно если учесть, что я женщина, наполовину японка, демократ, вдобавок либерал, и сугубо личные аспекты, импонирующие далеко не всем избирателям.
- Испытываете ли вы на себе шовинизм?
И.Х. : - На радиоканале «Эхо Москвы» слушатели постоянно обсуждают вопрос - не еврейка ли я? И доказывают, что моя мама - еврейка. А она - полуармянка. У нее большие глаза и вьющиеся волосы, и поэтому она похожа на еврейку. Я периодически слышу в свой адрес: «японка-шпионка». В Интернете было мое большое интервью, участники интерактивной связи спрашивали меня: что я делаю в России, предлагали «убраться в свою Японию и заниматься политикой там». Я, родившаяся в Москве и говорящая на русском языке, для ничтожного, но агрессивного меньшинства представляю собой японку, которую надобно уничтожить.
В свое время меня предупредили: «В правительство не попадешь никогда». Только благодаря Борису Немцову я вошла в кабинет правительства при Ельцине. Борис Николаевич более демократичен и любит пошутить. Как-то на встрече с делегацией из Японии сказал: «Вот видите, у нас японка в правительстве! А вы наших не пускаете к себе». Сейчас, вроде бы стало полегче, но назначили бы меня министром обороны, или иностранных дел, как государственный секретарь США Кондализа Райс? Нет! Полуяпонку не допустят к секретным материалам.

- Последние два года в России участились случаи убийств на национальной почве...
И.Х.: - Среди живой природы такое могут совершить только люди. Человек убивает человека за то, что у него другой цвет глаз, волос, кожи. Мы называем таких убийц зверьми. Но животным никогда не достичь такого уровня сознания, чтобы уничтожать друг друга ради каких-то сверхидей. У них существует только биологическая необходимость борьбы. Значит, зверство любого расового уничтожения человека человеком - плод цивилизации, и ответственность за это несут только люди, причем огромную. Но прежде всего, за уничтожение себе подобных отвечают политики. Никто не может сказать, что сегодня не может вернуться прошлое. Возможно, не в таких жестких формах , в другой идеологии. Но сквозь щели, сквозь какие-то программные лозунги на политических дебатах, с помощью обдуривания людей СМИ, подсовывания внешнего и внутреннего врага, чтобы люди не видели реальной опасности, - расистские идеи начинают возвращаться в нашу повседневность. Это страшно! И хорошо, что страшно, потому что человек может быть смелым, если он умеет бояться. И чтобы мы все вместе испугались и не допустили повторения прошлого, нужно, во-первых, помнить. Но этого мало, нужно не только «бояться» и «помнить», нужно объединяться и не бояться сопротивляться злу, которое начинает проникать в нашу жизнь. И только если мы предотвратим это зло, люди смогут облегченно вздохнуть и сказать: никогда никто не обидит, не уничтожит, не оскорбит человека только из-за того, что он другой. Потому что все другое надо уметь уважать.
- Как с точки зрения интересов страны вы относитесь к тому, что наши соотечественники покидают Россию, происходит «утечка мозгов»?
И.Х. : - Никто не спрашивает француза, почему и зачем он уезжает. Никто об этом не спрашивает и немца. Россия до сих пор остается страной с «изоляционным мышлением», отторгнутой от остального мира. Если же мы хотим жить цивилизованно, то должны жить открыто. Нужно создать условия, при которых бы люди не уезжали. А запрещать уезжать - смешно. Люди, уезжая, имеют на это право и едут туда, где, им кажется, не будет страха, и они устроятся лучше. Создайте рабочие места, уберите страхи, дайте людям возможность хорошо зарабатывать - и они никуда не уедут, а уехавшие вернутся. Если же хотите закрыться для диктатуры, то опустите снова железный занавес.
- Чтобы не утомлять читателей, простимся на время с политикой и поговорим просто о жизни. Читателя интересует все, связанное с вами. Итак:
Как в Ирине Хакамада уживаются ипостаси политика и женщины? Не «воюют» ли они между собой?
И.Х.: - Уживаются по-восточному. То есть каждый знает свое место в семье и другому не мешает. Политик знает свое место, а женщина знает, когда ей вступать в роль, иногда они даже работают рука об руку. Порой, в самых невероятных условиях, когда кажется, что женщине и делать нечего, работает один политик, например, во время дебатов. И если вы остаетесь женщиной, то, значит, чувствуете связь с миром, у вас работает интуиция. Побеждать противника в этом случае намного легче.Если вы - мужчина и суровый политик, который выучил все тезисы, и знаете заранее, что говорить, то в результате любой неожиданной ситуации непременно попадете в шоковое состояние и проиграете все на свете. Пока что я у мужчин все дебаты выигрываю.

- Сказывается ли ваша постоянная занятость на «климате» в семье?
И.Х.: - «Климат» прекрасный. Все - мои союзники: и дети, и муж. Все нормально и с воспитанием дочки Маши.
- Чем занимается ваш сын?
И.Х: - Он взрослый, давно женат. Я - бабушка, внучке три года. С точки зрения профессиональной карьеры политика его не интересует. Но он, как гражданин, в курсе всех происходящих событий. Как и я, он обеспокоен тем, что происходит в России. И не рассматривает жизнь своего поколения вне ее реального демократического развития. Если здесь начнут закручивать гайки, и все начнет устанавливаться в жестком авторитарном режиме, то будет думать, что ему делать, куда ехать... Потому что не мыслит себя ни в какой диктаторской советской модели. Он - финансовый директор в частной компании.
- Есть ли у вас свой дизайнер?
И.Х.: - Любимых дизайнеров много. Но в первую очередь - Лена Макашова (не путать со «знаменитым» однофамильцем). Лена - типичный трэшовый дизайнер, мастер альтернативной одежды не буржуазного стиля, а, наоборот, нарочито спорящего с буржуазным. Это свободный ассиметричный стиль, напоминающий Ямамоту, но в десятки, сотни раз дешевле. И стиль пластичной королевы трикотажа Сони Рикель, одежда которой стоит больших денег.

- Любимый цвет одежды?
И.Х.: - Черный и серый. Люблю серый, как бы грязный цвет застиранной половой тряпки. Но чистой! Если бы могла, одела бы весь мир в такой цвет, очень его люблю. Серый и черный подчеркивают, как мне кажется, душевное состояние женщины. Все эти желтые, красные, малиновые, розовые, голубые тряпочки отвлекают взгляд от личности. А вот в скромной раме как раз, если уж вы бриллиант, так вы и видны.
- Бываете ли в вы театрах?
И.Х.: - Редко. В этом году была у Гришковца. Удивительный актер. Мне кажется, его театр - это театр одного человека. Читала его книги. Мы с ним даже в одном проекте снимались. Я играла одну из жен Ивана Грозного, а он - Ивана Грозного.
- Ваше любимое блюдо?
И.Х:- Макароны и пельмени.
- Где предпочитаете проводить отпуск?
И.Х. : - Поближе к природе. Очень люблю дикие места. Была в джунглях Африки. Несколько раз в Израиле. Замечательная страна! Израиль - это прежде всего тепло. И так много говорящих по-русски, что кажется, будто из России и не выезжала, только вдруг климат изменился. Очень хочется, чтобы там все утихомирилось. Но, это отдельный политический вопрос.
Как проводите досуг?
И.Х. : - Для него не остается времени. Пишу книгу. В ней раскрываю все «кишочки», все «внутренние органы» власти. Это не байки, а чистая, до деталей правда. Книга выйдет в январе. Называться будет «Секс в большой политике». Секс в переводе с английского - «Пол».

Приближается Новый год. Что бы вы пожелали читателям «Р.Б.»?
- Желаю всем читателям «Р.Б.» чтобы мы были духовно вместе. Чтобы вы не забывали нас, а мы помнили о вас. Потому что каждый из нас может оказаться на месте другого: если у нас что-то накроется и нам придется уезжать, или если у нас все раскроется, все будет замечательно и вы приедете к нам. Поэтому надо держать связь. Желаю вам в Новом году здоровья и успехов.

Беседовали:
Майя Немировская,
Владислав Шницер

Москва


comments (Total: 2)

Хакамада упала в моих глазах после того, как прицепилась к "Мише 2%". Жаль её, могла бы еще поработать в политике. Жадность погубила, наверное.

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Хакамада упала в моих глазах после того, как прицепилась к "Мише 2%". Жаль её, могла бы еще поработать в политике. Жадность погубила, наверное.

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх