политики “свои” и “Чужие”

Экспресс-опрос "РБ"
№45 (498)

Наш человек в правительстве. Эту фразу можно расшифровывать по-разному, в зависимости от того, какой смысл вкладывается в слово “наш” - партийный, идеологический, практический, этнический, клановый и т.д. Под “нашим” можно подразумевать человека вашей национальности или религии. Выходца из вашей страны или вашего города. Члена партии, в которой вы зарегистрировались, или партийной фракции, в которую вы входите. Человека, который может помочь вам и группе населения, к которой вы относитесь. Человека, разделяющего ваши убеждения. Наконец, вашего друга, одноклассника, родственника, кума или соседа.
Какой подход к слову “наш” преобладает в Америке? На первом месте, я думаю, стоит подход идеологический. “Левые”, “правые” и “центристы”, проповедники изоляционизма и экспансионизма, сторонники и противники абортов, смертной казни, повышения налогов и сокращения социальных программ голосуют за того кандидата, который разделяет их взгляды и при этом нередко переходит через партийную линию.[!]
На втором месте - подход практический. Каждая группа (этническая, религиозная, профессиональная и т.д.) ищет кандидатов, готовых отстаивать ее интересы. Именно поэтому политикам приходится ездить из района в район, из города в город, из штата в штат, обхаживая разные группы населения и пытаясь убедить каждую: я с вами, ребята. Я вам помогу. Я решу все ваши проблемы. Кстати, при выборе кандидатов по практическому принципу американцы тоже иногда переходят партийную линию. К примеру, многие нью-йоркские демократы поддерживают сейчас Майкла Блумберга, считая, что за первые четыре года правления он очень много сделал во благо “столицы мира”.
На третьем месте, - партийный подход, то есть поддержка исключительно кандидатов своей, “родной” партии, а на четвертом - подход национально-общинный, отличающий главным образом новых американцев, то есть иммигрантов. Правда, иммигранты со стажем и даже люди, родившиеся в Америке нередко грешат тем, что болеют за “своих” - итальянцы за итальянцев, ирландцы - за ирландцев, евреи - за евреев, афроамериканцы - за афроамериканцев и т.д.
Какой подход преобладает в нашей иммиграции? Трудно сказать. С одной стороны, казалось бы, среди нас тоже доминирует подход идеологический или даже партийный. Советский человек, привыкший находиться то ли под игом, то ли под эгидой компартии, и в Америке невольно ищет такого же коллективного господина и покровителя. А примкнув к той или иной партии, безоговорочно принимает ее идеологию, рассматривая ее оппонентов чуть ли не как врагов народа и обливая их грязью в лучших, то есть в худших советских традициях.
Какую партию предпочитают наши иммигранты? На этот вопрос тоже нелегко ответить. Один мой знакомый, человек интеллектуальный и информированный, назвал русскоязычных иммигрантов “classical swinging community”, то есть общиной, которая не идет слепо за той или иной партией, а меняет направление в зависимости от обстоятельств. Так, на заре иммиграции из СССР большинство “русских” были республиканцами, ибо почитали Рональда Рейгана, разрушителя “империи зла, в 90-е годы переметнулись к демократам, ибо разделяли их взгляды на социальные программы, а в 2000-е вновь вернулись к республиканцам, ибо с энтузиазмом поддержали войну с террором.
Можно взглянуть на наш “свинг” с другой, более критической точки зрения. Ведь не исключено, что мы, опять-таки по старой, советской привычке, голосуем за... правящую партию, то есть ту, которая в данный момент находится у власти. Именно поэтому мы были республиканцами при Рональде Рейгане, демократами - при Билле Клинтоне и снова стали республиканцами при Джордже Буше-младшем. Не исключено, что наша переменчивость объясняется не гибкостью и независимостью, а скорее инерцией и упрямством. Мы хотим, чтобы в Америке все было, как в Союзе (с поправкой разве что на свободу предпринимательства). Поэтому мы - за смертную казнь, но против молитв в школах, за аборты, но против гомосексуалистов и т.п.
Конечно, русскоязычным иммигрантам не чужд и национально-общинный подход к политике, что особенно сказывается во время выборов в местные органы власти. Тут, как правило, все наши объединяются вокруг “русского” кандидата, независимо от того, к какой партии он принадлежит и какие взгляды исповедует. Но если русских кандидатов несколько, то борьба между ними и их сторонниками идет жесткая и непримиримая.
Наконец, есть среди нас люди практического склада, которые считают, что голосовать надо лишь за тех кандидатов, которые могут принести пользу нам как группе - способствовать улучшению нашего имиджа, “выбивать” гранты для наших общественных организаций, сотрудничать с нашими лидерами и т.д.

И все-таки, какой взгляд на понятие “наш человек в правительстве” преобладает в русскоязычной иммиграции?
По какому принципу голосуют выходцы из СССР-СНГ?
Кому они отдают предпочтение на местных и всеамериканских выборах?
Русскоязычным кандидатам?
Кандидатам, которые могут помочь им как группе?
Кандидатам, которые разделяют их убеждения?
Кандидатам, которые принадлежат к их родной партии?
С такими вопросами мы обратились к нашим читателям.

Михаил Трипольский
Хотел бы сразу расставить все точки над i. Не имел бы ничего против избрания представителя русскоязычной общины в горсовет, ассамблею штата или даже в Конгресс. Очень бы за них порадовался. Между тем считал и продолжаю считать спекуляцию на расово-этнической принадлежности как средства достижения политических целей этически неприемлемыми методами. Твердо убежден: поддерживать претендентов во властные структуры надобно не за их принадлежность к определенной общине, например, выходцев из СССР/СНГ, а за идеи, созвучные собственным убеждениям и, давайте называть вещи своими именами, интересам.
Кроме того, как профессиональный историк и в какой-то степени человек, близкий к политологии, вынужден констатировать, что до сих пор не увидел среди «наших» выдвиженцев - как республиканцев, так и демократов - людей, способных эффективно работать на выборных должностях. Одного желания мало, необходимо хотя бы в общих чертах разбираться в проблемах, которые тебе доверят решать избиратели. Из разговоров же с «нашими» потенциальными кандидатами, из их выступлений на пресс-конференциях я неоднократно убеждался в том, что они «плавают» в ответах на элементарные вопросы. Тогда что же они собираются делать в политике - ремесле вовсе не для дилетантов? Удовлетворять свое тщеславие, кричать на всех углах о себе как о лидерах русскоязычной общины с тем, чтобы вращаться в «высших сферах»? Мне очень бы хотелось верить в их добрые помыслы, однако душу бередят сомнения. Еще какие сомнения!
Нью-йоркская русскоязычная община, как мне представляется, является одной из самых неоднородных в плане политических воззрений. Республиканцы превалируют, но и демократов немало. Казалось бы, русскоязычные кандидаты, баллотируясь в представительные органы власти, учтут это обстоятельство, выработав предвыборную платформу, учитывающую интересы обеих групп избирателей. Однако я так и не дождался программы, построенной на принципе «золотой середины». Если же мне, демократу, предлагают поддержать твердого «рейгановца» или «бушевца», походя обильно полив грязью Клинтона, то надо быть садомазохистом, чтобы отдать такому политику свой голос. Ведь говорим мы с ним на совершенно разных языках, хотя общаемся и в повседневной жизни, и на различных тусовках на «великом и могучем». Я скорее проголосую за «итальянца», «ирландца» или афроамериканца, чьи идеи окажутся созвучны моим.

Анатолий
Честно говоря, всегда относился к политикам с известной долей подозрения, а, может быть, даже и предвзятости. Увы, много среди них откровенных конъюнктурщиков. Да и старая, как мир, сентенция, что политика – грязное дело, никогда не утратит своей актуальности.
Сам я республиканец. Предложения представителей «Великой старой партии» мне, по понятным причинам, ближе, чем их оппонентов из демократического лагеря. Однако это не означает, что я автоматически голосую за республиканцев. Кстати, 8 ноября, когда в Нью-Йорке будет избираться новый мэр, я вообще не приду на свой избирательный участок. Фернандо Феррер меня совершенно не интересует, а республиканец Майкл Блумберг, много лет состоявший в Демпартии, откровенно разочаровал.
Я живу в Стэйтен-Айленде – единственном «республиканском» боро Большого Яблока. Многие здесь намерены сделать то же самое, что и я, – проигнорировать выборы. Нынешний мэр - давайте называть вещи своими именами - лишь номинально является республиканцем, его действия подтверждали это все четыре года пребывания в Сити-Холле, особенно налоговая политика. Смею утверждать, что нигде больше в нашем городе к нему так плохо не относятся, как в Стэйтен-Айленде. Почему? Да потому что своей налоговой и финансовой политикой он нанес ощутимый материальный ущерб местному среднему классу. Безусловно, он получит большинство голосов жителей моего боро, но только потому, что Феррер им еще менее симпатичен. Как говорится, из двух зол выбирают меньшее.

Светлана
Я живу в США около полугода, приехала сюда в гости к родственникам. Честно говоря, всегда старалась быть подальше от политики. Всегда считала, что она связана с таким количеством грязи, что я просто боялась утонуть в этом болоте лжи. Я часто удивлялась, что люди готовы пожертвовать своим спокойствием ради власти. Особенно поражаюсь, когда политикой начинают заниматься преуспевающие бизнесмены, адвокаты и даже врачи или учителя. Им-то зачем эта головная боль?
Конечно, и среди политиков есть честные и порядочные люди. Но ведь им приходится еще сложнее, чем всяким подлецам и проходимцам. Каково видеть происходящее безобразие и ощущать свое полное бессилие. Они, как мне кажется, очень скоро начинают понимать, что плетью обуха не перешибешь. Или ты играешь по установленным правилам, или расстанься со своими иллюзиями...

Борис
“Наш человек” - это русскоязычный политик, который будет достойно представлять нас в органах власти и отстаивать наши интересы. Я буду охотно голосовать за любого русскоязычного кандидата при условии, что у него (или у нее) будет достаточно опыта и знаний и он будет оправдывать наше доверие. Я буду очень рад, если в горсовете, в Ассамблее или Сенате штата появится активный, знающий, добросовестный русскоязычный политик, за которого не придется краснеть, и который будет нам надежной защитой.

Елена
Надо ли голосовать за “наших”, то есть русскоязычных кандидатов? Смотря за каких. На мой взгляд, настоящий русскоязычный политик должен хорошо говорить по-русски, знать нашу историю, иметь тот же менталитет, что и мы, и в то же время знать американские законы, особенности американской жизни. Вопрос лишь в том, где найти такого человека? Люди старшего поколения не знают американских законов, а молодежь не знает нашей истории и почти не говорит по-русски.

Наум
Для меня “наш человек” - это хороший еврейский политик. Не понимаю, почему русскоязычные евреи отделяются от еврейской общины. Вроде бы ехали сюда, в Америку, чтобы быть вместе со “своими”, а тут опять автономии требуем. Все остальные евреи - польские, немецкие, венгерские, иранские - голосуют за еврейских кандидатов. Только нашим подавай “русского”! Джозеф Либерман чуть не стал президентом США, а русские евреи все кричат, что “наших” в политике нет.

Полина
Конечно, я буду первым делом голосовать за “наших”, “русских”, к какой бы партии они не принадлежали. И в Ассамблее нашего штата, и в горсовете есть представители испаноязычной, афро-американской, китайской и других общин. Только наших нет. А пока не будет, с нами и считаться не будут. А знаете, почему наших нет нигде? Потому что нам не хватает сплоченности. Если бы мы все вместе проголосовали за нашего кандидата, то он, безусловно, выиграл бы. Мы же предпочитаем заискивать перед американцами. Или вообще не являться на выборы.

Дмитрий
Голосовать надо за тех кандидатов, которые могут принести реальную пользу тому району (или городу, штату), от которого выдвигаются. Если при этом человек будет говорить по-русски, то очень хорошо. Но если нет - не беда. Главное, чтобы делом занимался.

Алексей
Все наши кандидаты ставят на “русскую” карту. Мол, если меня выберут, то все нас зауважают, а если не выберут - пропадем, так как никто, кроме “русского”, интересы “русских” защищать не может. А какие у нас такие особые интересы, скажите на милость?! Чем мы отличаемся от американцев итальянского, китайского, польского происхождения? Все мы хотим одного и того же - чтобы был мир, чтобы страна процветала, чтобы не было безработицы, чтобы наши дети могли строить планы и смело смотреть в будущее. Рональд Рейган не был “русским”, но здесь, в Америке, мы оказались благодаря ему. Я охотно буду голосовать за русскоязычного кандидата, если у него будет какая-то реальная платформа, а не просто популистские призывы.

Нина
Ни в коем случае не буду голосовать за русскоязычных кандидатов. “Наши” еще не созрели для настоящей политики. Те “русские”, которые уже вышли на политическую арену, - неопытные любители, которые ничего, кроме насмешек, у американцев не вызвали. Не понимаю, почему нашим так не терпится получить власть? Надо набраться терпения, подождать, пока молодое поколение не подаст свой голос. У наших молодых людей, которые учились в американских колледжах и получили хорошее образование, особенно юридическое, уже будут реальные шансы стать профессиональными политиками. А нам, их родителям, лучше оставаться в тени, чем выставлять неподготовленных кандидатов и позорить нашу общину. Ведь тем самым мы и наших детей подставляем!
Меня удивляет еще и то, что наши сразу тянутся в горсовет, в Ассамблею штата, минуя школьные и общинные советы. С местных структур начинать никто не хочет, как будто это ниже нашего достоинства. Я не удивлюсь, если завтра на политической арене появится некий самонадеянный “русский”, который сразу захочет баллотироваться в Сенат США, а то и в Белый дом. И будет удивляться и даже возмущаться, если все мы за него не проголосуем.

Михаил
Смотря на какую должность кандидат баллотируется. Если должность локальная (например, член community board), то лучше проголосовать за человека, который живет рядом с тобой и знает проблемы вашего района. Национальность тут ни при чем. Но если бы речь шла о городе, штате, или тем более о федеральном уровне, я бы стремился к балансу между идеологией и “русскостью”. То есть я бы предпочел голосовать за русскоязычного кандидата, который разделял бы мои (либеральные) взгляды. За “бушиста” я не буду голосовать, даже если он будет родом из моего города.
На мой взгляд, присутствие русскоязычных кандидатов в органах власти очень важно. Я понимаю, что политики представляют не свои общины, а свои округа. Но все-таки каждый “этнический” политик одновременно представляет свою общину. Ее ассоциируют с ним, о ней судят по нему, и он понимает ее проблемы лучше, чем кто-либо другой. Так что было бы очень неплохо, если бы в горсовете или в легислатуре штата был человек, который четко понимал бы, что из себя представляют “русские”, и хотел бы им помочь, если у них возникнет какая-то проблема.

Эмма
Для меня понятие «свой политик» включает все же этническую принадлежность. Это должен быть человек, который способен учитывать и защищать интересы общины, в моем случае - русскоговорящей. В первую очередь, такой политик важен для пожилых представителей выходцев из СССР/СНГ, которым трудно разобраться в законах, защитить себя при небходимости, отстоять свои права. Вот такой “свой политик” и должен помочь как советом, так и конкретными действиями. Ни для кого не секрет, что старшему поколению намного труднее ориентироваться в сложном американском законодательстве, в американской жизни. Ведь многие пожилые люди плохо владеют английским языком и из-за этого часто сталкиваются с различными трудностями. Предполагается, что «наш депутат» должен поддерживать нашу диаспору и ее отдельных представителей.

Семен
Я никому не доверял в Советском Союзе, никому не доверял в России и теперь никому не доверяю в Америке. Каждый человек должен доверять только себе и своим близким. Верить словам неизвестного политика, а потом еще и голосовать за него на выборах - слишком большая ответственность. Хотя уверен, что в США в политику идут люди более здравые, чем на нашей родине. Считать кого-то своим, а кого-то чужим не имею права – пока еще слишком плохо разбираюсь в американской политике и в тех, кто делает «погоду» на политической арене.
Виктор
«Свои и чужие» политики могут существовать где угодно, но только не в Америке. Согласитесь, что определения «свой» и «чужой» отдают привкусом коррупции, продажности и взяточничества. Политиков следует разделять по политической направленности, а не по их национальной принадлежности к той или иной диаспоре. Лучший пример идеального политика – Рудольф Джулиани. Кто бы мог подумать, что вместо защиты представителей итальянской диаспоры он пересажает в тюрьмы всех боссов итальянской мафии в Нью-Йорке.
Русскоговорящая диаспора еще не созрела для того, чтобы в американской политике были ее представители. На многочисленных митингах кандидатов в депутаты русскоязычные жители задают им один и тот же вопрос: «Что вы можете сделать конкретно для нашей общины?». Большинство наших избирателей не интересуют злободневные проблемы города и штата, они хотят удовлетворить только узкие, общинные интересы.

Слава
Я в политике не разбираюсь и не слежу за предвыборной кампанией кандидатов в депутаты. В политике преуспевают волки, которые не упускают случая показаться перед народом в овечьей шкуре. Для меня любой политик – чужой, нечестный и корыстный человек. Сами знаете, что в политике слово «правда» означает любое утверждение, лживость которого не может быть доказана. Здесь царят не человеческие отношения, а животные страсти.


comments (Total: 2)

Кто автор? Почему нет подписи?

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Кто автор? Почему нет подписи?

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх