Пейзаж перед оЧередной битвой за Кнессет

Земля обетованная
№42 (495)

В Израиле наступает любимый всеми политиками и всем кормящимся вокруг политики людом сезон – замаячили очередные внеочередные выборы в Кнессет. Наступает время прогнозов и гаданий на политической кофейной гуще. Израильская политическая ярмарка открывается. Срочно ремонтируют обветшавшие балаганчики партий, дерутся за право «рулить». Выковывают будущие политические контракты и союзы.
Особняком от общеизраильского мейнстрима выстроилась “русская улица”, на которой каждая партия стремится соорудить что-то свое, родное, по их мнению, сердцу русскоговорящего израильтянина. За что же реально идет бой?
Всего в Израиле около 600 тыс. русскоязычных избирателей. Цена одного мандата на выборах около 25 тысяч голосов, электоральный барьер сейчас 67 тыс. голосов, соответственно на «русской улице» насчитывается около 24 мандатов. Уровень явки наших избирателей не превышает 70%. Это дает 17 реальных мандатов. Еще один мандат зависит от соотношения явки остальных групп электората и явки на «русской улице». Если активность на «русской улице» будет выше средней – то он станет возможным.
Главная интрига и вопрос будущих выборов - как будут распределены эти мандаты, так как это определит расстановку сил в Кнессете. Соответственно все партии бросят свои ресурсы на борьбу за «русскую улицу».
Сначала займемся политической арифметикой и определим так называемые «незыблемые» голоса, т.е. голоса той части электората каждой из партий, которые, как показывает опыт прошлых лет, не зависят от изменения политической конъюнктуры и политики этих партий – эти избиратели по разным причинам всегда голосуют за свои партии. Мы говорим только о голосах, которые партии могут получить на “русской улице”, выражаемых в соответствующих им мандатах членов Кнессета.
НДИ и Ликуд имеют практически одинаковое количество незыблемых мандатов на “русской улице”– 4-5 мандата на каждую партию. Их общий электорат дает 9 неизменных мандатов. Все левые партии (Мерец, Авода) имеют 1 незыблемый мандат. Партия Шинуй - 2 мандата. Партии Ха-Тора и ШАС имеют минимум 1 мандат. Только бухарская община дает 2 мандата, а ее члены преимущественно голосуют за ШАС. Партии Ихуд-Леуми и Мафдал также имеют минимум 1 мандат. В сумме это дает 14. Такая арифметика показывает, что есть только 2-3 свободных реальных мандата, за которые и будут бороться все партии
Максимальная вероятность взять эти голоса у НДИ и Ликуда – они могут рассчитывать минимум на 2 из 3 мандатов блуждающего электората. Кто из них получит эти голоса - зависит от целого ряда обстоятельств, в первую очередь от результатов борьбы внутри Ликуда.
Таким образом политическая арифметика показывает, что все остальные партии, представленные в Кнессете, и все те, кто жаждут прорваться в Кнессет, смогут бороться только за этот единственный мандат. Это предопределяет то, что новых партий в Кнессете не будет. Голоса даже на два мандата (с учетом гипотетического «русского» мандата, получаемого за счет очень высокой явки «русских» избирателей), даже полученные одной «новой» партией, не дают ей возможности пройти электоральный барьер (напомним – он составляет минимум 3 мандата). Их единственная надежда – крах избирательной кампании одной из крупных партий Кнессета или какие-то события, которые смогут взорвать всю сложившуюся систему электоральных групп партий.
Сломать сложившуюся систему электоральных групп партий или отобрать у существующих партий значительную группу электората теоретически можно. Политическая система Израиля себя дискредитировала, и партии, как и сам Кнессет, не пользуются высоким доверием у избирателей. Однако эта задача требует наличия хорошо продуманной, тщательно сформулированной и актуальной для избирателей программы действия новой партии, системы ее агитации, мощного низового аппарата партии, огромных затрат на работу с СМИ, на рекламу, гигантских расходов на содержание аппарата партий и активистов и на саму избирательную кампанию. Речь идет о десятках миллионов шекелей. Эта сумма еще более возрастет, если мы учтем, что крупные ведущие игру партии, уже представленные в Кнессете, бросят на борьбу на “русской улице” свои огромные партийные бюджеты, что они уже имеют низовой аппарат и уже «раскручены» в СМИ. К тому же на программу «раскрутки» новой партии и создание ее структур нужно минимум 1,5 – 2 года, а выборы будут раньше. Значит денег на программу нужно еще больше. Источник таких денег пока не просматривается, но все возможно в нашем иррациональном мире...
Объективный анализ показывает, что надежда для «новичков» прорваться в Кнессет - эфемерна, но, судя по активности групп интересантов, она не покидает их. Объяснением этого феномена может быть либо их полная политическая наивность и безграмотность, либо использование политической деятельности для иных целей, либо полная безвыходность положения тех, ныне присутствующих в Кнессете лиц, которые в силу процессов в своих партиях теряют надежду на места в Кнессете от этих партий.
Партия Ликуд. В связи с предстоящей борьбой за лидерство в Ликуде положение ряда ведущих депутатов Кнессета, выбираемых «русскими» голосами, стало неустойчивым
Марина Солодкина настолько однозначно связала себя с Шароном, хотя заняла свое место в списке Ликуда благодаря любезности Щаранского, что в случае поражения Шарона, очевидно, будет искать себе иное место. Скорее всего в НДИ, которая позиционирует себя теперь как «партия русскоговорящей общины» и в которой она может найти себе место. В свою очередь она обладает определенным электоральным потенциалом и будет полезна партии. Так что шансы у нее в НДИ есть.
Политическое будущее Шаранского, Эдельштейна и Горловского зависит от того, удастся ли свергнуть власть Шарона в партии. Сейчас они будут прикладывать все силы для этого. Если Шарон выиграет, то их будущее туманно.
Вопрос о влиянии раскола в Ликуда на общий политический расклад сложен и требует отдельной статьи. Кроме того многолетний опыт показывает, что на «русской улице» электорат кочует между Ликудом и НДИ. В случае победы Шарона в борьбе за пост лидера Ликуда следует ожидать мощного перелива «русских» голосов - как и голосов остальных израильтян - в НДИ. Проведенный анализ показывает, что если Шарон победит в Ликуде, то НДИ получит суммарно от 12 мандатов в Кнессете, а если победит Биби Натаниягу, - то у НДИ будет 8 мандатов.
Партия Шинуй. В связи с уменьшением размеров электората и попыткой партии преодолеть чисто ашкеназийский образ, для чего в партию вводят представителей восточных евреев, возникает проблема с местами в списках партии, которые реально могут пройти в Кнессет. В этих условиях Брайловский и Ясинов рискуют быть «подвинуты» с проходных мест списка. Очевидно, они будут искать себе новое место под солнцем Кнессета. Вопрос – «как и с кем» - зависит от их реального электорального веса. Их будущее зависит от того, насколько привязаны «русские» места партии Шинуй к ним, что покажут зондажи и опросы.
Кроме того, на израильской политической ярмарке существует два типа специфических политико-коммерческих операций
Первый - это «продажа бренда лидера партии». Ярчайший пример - это господин Бронфман с его партией «Демократический выбор». Во время предыдущего избирательного цикла партия, потеряв второго соучредителя – Александра Цинкера, вошла странным образом в блок с партией Мерец. Их явно объединяла склонность к политической демагогии на социальные темы и разнузданное левацтво. Опыт показал, что от этого не выиграл ни Мерец, ни “Демократический выбор”. Судя по тому, что Бронфман сейчас дистанцируется от Мерец, ему нет места в списке этой партии, а сама партия Бронфмана не может рассчитывать даже на электорат в половину мандата. Единственный капитал партии – сам Бронфман, точнее его талант политического демагога и бесценное для израильского политика свойство – легко и непринужденно менять позиции в угоду политической конъюнктуре. При этом он способен делать это столь нагло и естественно, что даже не вызывает ожидаемого раздражения избирателей. Иногда его демагогические фуэте вызывают даже восхищение своей техникой, а сам Бронфман - уровнем своей политической ловкости и проходимости. У Бронфмана есть свой, пусть небольшой, но устойчивый круг поклонников в среде экзальтированных дам преклонного возраста и пикейных жилетов. Возможно, он им о чем-то дорогом, райкомовском, напоминает. Будущая интрижка предвыборных дней – кому Бронфман сумеет продать себя – может вызвать некоторый интерес. Всегда интересно наблюдать, как один прожженный политический мошенник надувает другого.
Второй тип операции – «продажа партии под ключ». Смысл ее в том, что покупатель получает давно зарегистрированную и формально существующую партию и избавляется от мук регистрации и стартовых расходов. По оценке экспертов, такой пакет услуг стоит от 1 млн. долларов и выше. Насколько выше - зависит от «раскрученности» партии в прессе, наличия минимального низового аппарата и т.д.
“Секонд-хендом” нынешнего избирательного сезона на рынке продаж партий является Михаил Нудельман с партией «Алия», которую представляют в Кнессете он и Юрий Штерн. Господин Нудельман, осознав, что в будущем ему может не оказаться места на политической сцене, что второй раз его никто не будет включать в избирательный список на проходное место, решил уйти на покой и заработать себе на безбедную старость, украшенную еще и должностью посла в какой-нибудь стране. Для того чтобы получить место посла, он начал, безусловно, поддерживать самые одиозные планы Шарона. Однако он не сумел стать господином «мицубиси», так как не смог добиться заветного места, несмотря на голосование вопреки позиции политического блока, по спискам которого он прошел в Кнессет. Сказалась неопытность в торговле, он отдал свой голос в кредит такого сорта, по которому “шароны” никогда не платят.
Однако Михаил Нудельман сумел, воспользовавшись некоторой «рассеянностью» А.Либермана и Ю.Штерна, захватить контроль над партией Алия с помощью полного набора криминально-демократических манипуляций, реально не наказуемых израильским законом. После этого, используя технику скунса, он сумел выкурить из партии ее учредителей и всех, кто мог помешать его далеко идущим планам. Пока единственный, но роковой прокол М.Нудельмана в том, что он не сумел заставить Ю..Штерна уйти из партии. Специфика израильского закона о партиях в том, что ключевой фигурой при операциях с партиями является не председатель партии, а глава представительства партии в Кнессете. Им и является Ю.Штерн. «Продать» партию вопреки его воле – невозможно, а Штерн наверняка останется в команде Либермана, где ему гарантировано проходное место. Но это не останавливает М.Нудельмана, который явно рассчитывает на то, что все эти юридические тонкости могут быть неизвестны потенциальным покупателям. Идет любимая израильская игра – «ищи лоха». Сейчас предпродажная подготовка «партии» в полном разгаре – пытаются поднять шум в прессе вокруг М.Нудельмана как «великого политика и отца народа». Очевидно, вскоре будет предпринята попытка провести - насколько позволят финансовые средства - прием (точнее - наем) в партию и иные политико-макияжные операции. В попытке спастись от неминуемого краха ввиду отсутствия реальных покупателей М.Нудельман пытается опереться на другого тонущего политика – Шарона. Он выступает с подобострастными статьями и воззваниями, он явно надеется на то, что если Шарон потерпит поражение в Ликуде и будет создавать свою новую партию, то он возьмет и его, Нудельмана.
Последняя патетическая инициатива Нудельмана - это план под названием «После размежевания – присоединение», обнародованный 30 августа. План наполнен настолько банальными положениями, что явно написан ради одной фразы, которую мы приводим в подлиннике, дабы все могли оценить ее: «Мне представляется, что именно вы (Шарон) являетесь лидером национального лагеря, способным дать достойный ответ на израильско-палестинский вопрос, и, сменив порядок приоритетов, приступить к решению гораздо более важных государственных задач». Своим шершавым языком политик тщательно и любовно, до потери сознания, вылизывает Шарона - а вдруг он запомнит и, утопая, спасет верного Нудельмана, тогда и глупость о том, что для Израиля «есть вопросы поважнее, чем безопасность граждан», оправдает себя. А, может, Нудельман хорошо знает Шарона и знает, как писать ему...
Претендентами на блуждающие голоса электората являются также ряд политических аутсайдеров и групп. Они же являются потенциальным товаром для партии Алия.
В этом свете интересна история недолгого взлёта и падения созданного Леоном Бравштейном движения «С тобой и без тебя». Эта интересная по исходной идее организация была создана в расчете на русскоговорящих израильтян, выросших уже в Израиле. От школьников старших классов до выпускников ВУЗов, которые сохраняют свою идентификацию и ощущают дискриминацию со стороны истеблишмента. Исходной организационной основой для его формирования были принадлежавшие Л.Бравштейну и его партнерам спортивные залы и созданные на их основе спортивные организации. Предполагалось, что юные члены спортивных секций, вовлеченные в движение, смогут оказать заметное влияние на голосование родителей и других родственников. Когда подсчитывали количество членов секций и членов других созданных организаций и умножали на число их родных, то получалась, что у движения потенциально есть большая электоральная сила. Первоначально Леон Бравштейн претендовал на ведущую роль в партии Алия и даже вошел в состав ее правления. После того как попытка лобового захвата партии Алия не удалась, Бравштейн предпринял попытку вывести на политическую арену само движение. Была даже нанята авторитетная компания Алекса Клевицкого и вложены серьезные деньги в разработанную им пиар-кампанию. Кампания была шумной, но неэффективной. Оказалось, что учителя физкультуры и тренеры не обладают потенциалом воздействия даже на пап и мам членов спортсекций. Оказалось, им хочется кого-то более авторитетного и убедительного в политические наставники, чем те, кого им предложили, - хотя бы учителей физики или математики, а еще лучше - врачей или юристов.
Другая очень амбициозная группа, которая при наличии денег может стать покупателем партии, создана Яковом Кедми. В активе этой группы собрались многие из бывших деятелей ИБА и те, кого не взяли другие партии, но чьи политические амбиции неудовлетворенны. Их единственный капитал сам Яков Кедми, чей расплывчатый образ сейчас раскручивается на “русской улице”. Их основная идея проста и неоригинальна – «все настолько прогнило в датском королевстве, что можно легко собрать социальный протестный электорат». Правда, трудно понять, почему этот электорат должен бросить уже привычную домашнюю Марину Солодкину или вальяжного господина Бронфмана, долго и тщательно вскармливающих его, ради Кедми, даже если он, скромно потупившись и сцепив сложенные на животике руки, скажет округло и немного обиженно: «Верьте мне, люди, я вас...». Если по системе Станиславского, то так и хочется сказать – «Не верю», что, из той бестолковой, славословящей Кедми тусовки, что идет сейчас вокруг него, что-нибудь получится в виде мест в Кнессете.
На политическом горизонте также маячат три бывших руководителя партии ИБА: Эли Каждан, Геннадий Ригер, Юрий Френкель. Слухи об их политических планах пока еще не сформировались и не превратились в сплетни. Быть может, это самая мудрая позиция. В условиях, когда перспектив на победу нет, быть может, лучше быть в такой открытой для интересных предложений позиции.
К. Богданович


Наверх