Сердце «Острова Свободы» в Америке

Наши соседи
№41 (494)

Что мы знаем о кубинцах, живущих в США? Лично я – практически ничего. Среди моих «соседей» есть итальянцы, китайцы, мексиканцы, афроамериканцы, несколько пакистанцев и даже один знакомый гаитянин, увлекающийся религиозным культом «вуду». О кубинцах в США я могу судить только по великому фильму Брайана де Пальмы «Лицо со шрамом», в котором рассказывается история Тони Монтаны, политического беженца с Кубы, покинувшего родину под давлением «Бородача» (т. е. бесменного лидера Фиделя Кастро) и сделавшего стремительную карьеру в Америке. Этот киногерой, как ни странно, стал настоящим символом кубинских беженцев, которых в Америке насчитывается почти полтора миллиона.
По мнению многих исследователей, кубинцы, иммигрировавшие в США, характеризуются гораздо большей привязанностью к своей иммигрантской среде, чем другие общины, и представляют собой устойчивый феномен «гражданства на расстоянии», который свойственен лишь немногим народам. Это очень дружная, активная, политизированная община, враждебно относящаяся к своей малой родине. Доходит до того, что кубинские иммигранты пытаются оказывать давление на американские власти, чтобы те ужесточили политику в отношении Кубы.
Удивительно, но именно кубинцы, составляющие почти 5% от общей численности испаноговорящего населения США, обладают наибольшим экономическим и политическим влиянием. Этому способствовало много факторов, но определяющим стало то обстоятельство, что многие члены этой диаспоры ощущают себя сообществом «политических изгнанников». Большинство из них получило статус беженцев, который предоставляет им значительные преимущества, по сравнению с традиционными латиноамериканскими мигрантами. Федеральное правительство оказало существенную материальную поддержку первой волне кубинцев, бежавших от режима Кастро. Новоиспеченные американцы вложили эти средства в экономику Майами. Стремительное развитие этого курортного города произошло во многом именно благодаря массовой миграции кубинцев.
Кубинское сообщество Майами оценивается как первый пример в США истинно экономического анклава (т. е. территории государства, которая окружена со всех сторон территорией какого-либо другого государства). Его характеризуют особые черты экономического формирования: общее население, территориальная концентрация иммигрантов, которые создали систему предприятий для обслуживания собственного этнического рынка. Сильная и разнообразная деловая активность, фундамент которой был заложен еще в начале 60-х годов, предопределила наиболее важную особенность анклава – сформированность и самодостаточность. Кубинцы в Майами могут буквально всю жизнь провести в пределах этнического сообщества. Сегодня Майами - русскоязычные туристы наверняка убедились в этом - двуязычный город. По-испански здесь порой говорят чаще, чем по-английски. Можно сказать, маленькая Куба в Соединенных Штатах Америки.
Американские кубинцы, фактически, контролируют весь туристический бизнес Флориды. По словам бизнесмена Панчо Бланко, который родился в Гаване и бежал в США от политики Кастро, «если бы не запрет властей на ввоз кубинских сигар, население Флориды было бы счастливо на сто процентов и чувствовало себя полностью обеспеченным».
Иммигранты с «Острова Свободы» уже не раз обращались к правительству с просьбой разрешить ввоз минимальных партий табака и спиртного с их исторической родины (ром и гаванские сигары для кубинцев, как водка и пельмени для русского). Но политики не идут на компромисс и, как высказался Джордж Буш младший, «нашим гражданам настоятельно рекомендуется отказаться от покупок кубинских товаров по всему миру».
Въехать американскому гражданину в Кубу очень сложно. Нужно предоставить массу справок и разрешений на въезд, доказать, что на «Острове Свободы» остались прочные родственные связи. Да и зачем ехать на Кубу, когда есть Флорида – маленькая Гавана в курортном сердце Америки.


Наверх