Как найти ХОРОШЕГО работодателЯ

Экспресс-опрос "РБ"
№41 (494)

Как найти хорошего работодателя? Этот вопрос почти так же важен для многих русскоязычных иммигрантов, как и трудоустройство вообще. «Человек полжизни проводит на работе, - сказала мне как-то знакомая, возглавляющая отдел подписки в респектабельной газете. – Если он трудится в потогонной мастерской или в банке с пауками и скорпионами, то никакие удовольствия не смогут компенсировать ущерб, который ему нанесет работа... А потогонных мастерских и паучьих банок в нашей иммиграции, к сожалению, очень много...»
Действительно, очень многие русскоязычные работники жалуются на бездушных, нечистоплотных и скупых работодателей, на нездоровую атмосферу в «русских» бизнесах, на грубость, хамство, издевательства, произвол. Причем, по иронии судьбы, людям интеллигентным и чувствительным так же «везет» на работодателей-самодуров, как порядочным и справедливым работодателям – на хамоватых и невежественных работников.[!]
Нередко человек осознает, что оказался в «паучьей банке» уже на первом интервью. Или даже до интервью, во время телефонного разговора с возможным хозяином, с представителем агентства, который обещает ему (ей) устроить на работу. Но все равно – по разным причинам – человек соглашается на эту работу.
Бывает, что интервьюируют человека по всем правилам американской трудовой этики, но потом отказывают ему (ей) в таком виде, что навсегда отбивают охоту пробовать себя в данной сфере, а то и искать работу вообще.
Бывает, наконец, что в процессе подбора кадров работодатель надевает благопристойную маску, которую быстро снимает - стоит работнику оказаться под его началом.
Как часто потенциальные работники сталкиваются с грубостью работодателей, с их невежеством в области трудовой этики? На каких этапах трудоустройства?
Насколько эти грубость и невежество показательны именно для русскоязычных бизнесменов?
Не являются ли они ответом на неадекватное поведение самих потенциальных работников?
Чтобы прояснить ситуацию, мы обратились к людям, работающим и ищущим работу в самых разных сферах, со следующими вопросами:

Как вы начинаете искать работу – через друзей, через агентства, через газеты?
Кто откликается на ваши объявления?
Говорят ли с вами по телефону или сразу приглашают в офис на интервью?
Какого типа вопросы задают вам по телефону?
В каком виде вы идете на интервью?
Не похоже ли интервью на допрос?
Как вы ведете себя на интервью – полностью выкладываетесь или присматриваетесь к обстановке?
В какой форме вам отказывают - прямо или обещают перезвонить?
Действительно ли вам перезванивают или «забывают» об этом?
Какое у вас представление о русских бизнесменах в целом?

Олег,
специалист по ремонту компьютерной техники и сетей, в США семь лет, приехал из Санкт-Петербурга:

Спрашиваю знакомых, даю объявления в газеты. Работодатели иногда расспрашивают меня по телефону, чаще приглашают в офис. Одеваюсь я, конечно, в соответствии с американскими правилами.
На интервью работодатели не всегда ведут себя компетентно или даже корректно. Задают странные вопросы, не всегда выслушивают ответы. Создается впечатление, что они на самом деле не ищут работника. Им никто не нужен, нужно просто побаловаться, поразвлечься. Или посмотреть, какие специальности есть на рынке, какие люди. Авось когда-то и в чем-то пригодится. А люди напрасно теряют время. Большинство работодателей во время интервью стараются принизить человека, делают вид, что сомневаются в твоих навыках, в правдивости рекомендаций. Может быть, они действительно подозрительные люди, но мне кажется, этот «спектакль» разыгрывается для того, чтобы работник согласился на худшие условия.
Работа, которую мне предлагают, далеко не всегда соответствует моей квалификации, условия труда тоже оставляют желать лучшего. Работодатели не просто хотят, чтобы ты работал на полную катушку, но и пытаются навесить на тебя целый спектр побочных обязанностей, часто не имеющих никакого отношения к основным. Иногда эти «побочные» обязанности составляют 80 процентов всей работы. Бывает, что о них говорят уже на интервью, притом с таким видом, будто само собой разумеется, что компьютерщик должен все это уметь делать, и если ты не умеешь, значит, ты не на уровне. А бывает, что на интервью не открывают карты: напротив, пытаются ввести человека в заблуждение. И не только относительно работы. Например, обещают, что тебя будут возить из дома в офис и обратно. Потом выясняется, что надо договариваться с сотрудниками, у которых есть машины.
Отказывают иногда с ходу, иногда обещают перезвонить, но в большинстве случаев не перезванивают.
В целом русскоязычные работодатели отличаются от американцев, причем в худшую сторону. Во всяком случае, в их отношении к потенциальным работникам.

ТатьЯна, бебиситер,
в США несколько месяцев:

Я здесь мало кого знаю, поэтому даю объявления в газеты. По телефону не грубят, спрашивают, сколько я хочу, говорят, сколько они могут дать. Бывает, что я отказываюсь. Так, на днях я встретилась с молодой русскоязычной женщиной, которая в Америке уже 15 лет. Ее муж вообще здесь родился. У них маленький ребенок. Она учится, работает, ей нужен бебиситер на много часов. Она очень приятная, дружелюбная. Я тоже ее устраивала. Все хорошо, кроме одного – они живут в Манхэттене. Мне нужно туда добираться сначала на метро (две пересадки), а потом еще на автобусе - два часа туда и два часа обратно. К сожалению, пришлось отказаться.

Эмма, бебиситер,
в США шесть лет:

Начнем с того, что нас, советских людей, не учили быть ни работодателями, ни наемными работниками. А многим вообще приходится менять профессию, «переквалифицироваться в управдома». Я, к примеру, в России была журналистом, и меня никто не учил быть нянюшкой. Поэтому нам очень трудно.
Но трудно и работодателям. Ведь практически бебиситеры приходят с улицы, без особых документов, без особых связей. Если кто-то что-то украдет, то и найти этого человека будет нелегко. Меня раздражают камеры, установленные в домах, но я понимаю, что это необходимо. Бывает, что хозяева на целый день уходят из дому, доверяют вам самое дорогое, что у них есть, – ребенка. Они имеют право быть подозрительными.
Среди работодателей встречаются всякие. Есть люди, которые дружелюбно и вежливо ведут себя и на интервью, и позже, когда ты начинаешь работать. Есть такие, которые уже с самого начала обманывают. К примеру, позвонила мне одна дама, которой был нужен бебиситер для полуторагодовалой дочки. Потом выяснилось, что у нее еще есть семилетний сын, которого надо кормить и отводить в школу, а также, что за те же деньги мне надо убирать квартиру, готовить на всю семью и стирать белье.
Говорила эта дама с таким апломбом, будто не понимала, что пытается меня обмануть. «Ну что вам стоит накормить мальчика? Вы же будете жарить для себя картошку? Пожарите немножечко и для него. Большой шопинг мы с мужем сами делаем. Но что вам стоит купить хлеба или яиц, когда вы гуляете с ребенком?! Ведь магазин по дороге! Раз в месяц к нам приходит уборщица и делает генеральную уборку. Но что вам стоит слегка прибрать квартиру, когда ребенок спит?! Что там прибирать! Ну, спальни, ну, «ливинг», ну, кухня... Ну что там стирать – у меня машины шикарные!..» При этом она рекламировала свой огромный дом на Манхэттен Бич, обещала давать очень хорошие для Бруклина деньги и подчеркивала, что недалеко от их дома – Брайтон. Будто Брайтон – это центр Вселенной.
Бывает и наоборот: хозяева – чудесные люди, а вот бебиситер... Я знала женщину, которой я сама ни за что бы не доверила ребенка. Хозяева у нее были прекрасные, ребенок – подарок любой няне. Спокойный, веселый, не капризничал, ел без уговоров. Зато сама она – грубая, малограмотная, черствая баба. Мат через каждые два слова. И все время жаловалась на ребенка, на хозяев. Мол, мамаша звонит каждые два часа, а ребенок жрет как свинья. Сварю, мол, ему полную кастрюлю манной каши на неделю (!), а он ее за два-три дня лопает. Представляете?! Я бы такую сразу выставила.
А другую мою знакомую хозяева чуть ли не голодом морили. Не позволяли принести с собой завтрак, готовить для себя, отлучаться. Как-то в воскресенье хозяин пообещал купить для нее пиццу, а когда пришел, то заявил, что все пиццерии были закрыты. И это – в воскресенье! А хозяйка, мать ребенка, говорила: «Ты очень толстая, тебе нужно похудеть».
Многое зависит от уровня образования. Те, кто вылез из грязи в князи, чванливы, ненасытны, неблагодарны и ведут себя с работниками, как с рабами. Но в целом 90% русскоязычных работодателей хотят, чтобы человек, получая зарплату только бебиситера, делал по дому все, причем продолжительность рабочего дня тоже не оговаривается. В американских же семьях обязанности четко очерчены.

ТанЯ,
убирает квартиры и офисы, в Америке два года:

Мне кажется, большинство работодателей «запрограммированы» таким образом, чтобы платить как можно меньше, а получать от работника как можно больше. Эту «программу» стереть и вытравить практически невозможно. Такая ментальность у работодателей, такая психика. Особенно у «русских».
Мне не встречались работодатели, которые грубят или хамят во время интервью. Им ведь надо тебя посадить на крючок, заманить, обмануть. Поэтому каждый надевает маску приличного, вежливого человека. Некоторые даже улыбаются, шутят. «Толщина» и правдоподобность маски зависят от уровня образования. Иногда маска тонкая, и за ней ты сразу видишь лицо хама. Другие более непроницаемы. Однако это не значит, что, встретив тебя на улице, они с тобой поздороваются. Но главные сюрпризы тебе преподносят позже, когда ты начинаешь работать. Потом хозяева уже делают с тобой все, что хотят, а у тебя почти нет путей для отступления назад.
Что касается меня самой, то я всегда прихожу на интервью в соответствующей одежде. Ведь если ты не соблюдаешь правила, принятые в обществе, ты как бы ставишь себя вне его. Я не представляю, как можно прийти на интервью в том, в чем ты ходишь на пляж.

СонЯ, шеф-повар,
в Америке семь лет:

Я шесть лет работала в одном ресторане, сейчас дала объявление в газету. Я всегда отличалась трудолюбием, честностью и вежливостью. Поэтому меня шокируют люди, которые звонят по моему объявлению. Никто не интересуется, что я умею делать, сколько лет я работаю, каков уровень моего мастерства. Первый же вопрос – о деньгах. «Сколько вы хотите?» Я отвечаю, что это не телефонный разговор, надо встретиться, познакомиться, поговорить. На этом все и кончается. Только один человек вел себя вежливо, по правилам, хотел пригласить меня в офис. К сожалению, он звонил из Майами, а туда я не смогу переехать.

Нина,
хаускипер и хоуматтендент, в США два года:

Объявление дала в первый раз. Раньше искала и получала работу через агентство. Первые мои работодатели – в Филадельфии – были очень приятные, интеллигентные люди. Потом я переехала в Нью-Йорк. Русскоязычное население этого города потрясло меня своим даже не хамством, а скотством. Такого я не встречала нигде в жизни.
Мои первые работодатели в Нью-Йорке во время интервью казались любезными, интеллигентными, дружелюбными. Интересовались моим образованием, подходом к обязанностям. Но потом начался кошмар. Семь дней в неделю, 24 часа в день, ужасные условия, отношение, как к рабыне. Достаточно сказать, что я несколько раз ходила в синяках (хозяйка постаралась). Случилось, что я сломала руку, но тем не менее работала. И сын хозяев, подросток, как-то сказал мне, что если я чего-то там не сделаю (кажется, не закрою дверь), то он сломает мне другую руку. При этом мне приходилось выпрашивать зарплату.
Сейчас мне звонят разные люди. Некоторые сразу показывают себя не с лучшей стороны, хотят знать всю мою подноготную, задают вопросы чуть ли не о нижнем белье. Другие вроде бы вежливы, но потом выясняется, что на интервью они не сказали и сотую часть того, что тебя ждет. Ложь, гнет, жестокость. Так, наверное, обращаются с рабами в Чечне. Только мы на это рабство идем добровольно, и нам за труд вроде бы платят...

Тимур,
мастер по приготовлению пиццы, в Америке три года:

В основном я даю объявления в газеты. Чем больше людей их увидят, тем лучше. Через друзей найти работу очень трудно, ты должен рассчитывать только на себя. Правда, первую работу – в Коннектикуте - я нашел именно благодаря другу.
Через американские агентства можно найти работу без проблем, а вот через «русские» практически невозможно. Некоторые владельцы этих агентств нагло лгут, берут у тебя деньги, но не ищут для тебя работу.
Работодатели в основном меня приглашают сразу в пиццерии. Вопросы они задают с единственной целью – принизить тебя, обесценить твои навыки. В лучшем случае – поторговаться. «Ты по-английски умеешь читать и писать?» (кстати, я свободно говорю по-английски). «Ты где-то работал, учился?» «Ты вообще знаешь, как готовят пиццу?»
Потом сразу требуют, чтобы ты встал за стол и начал месить тесто, и тут же начинают придираться. Владельцы пиццерий в Нью-Йорке вообще очень злые люди. Не только русскоязычные, но и итальянцы, и латинос. Дело в том, что процесс набора работников для них довольно сложен. В Нью-Йорке 4,000 пиццерий, и почти в каждой из них – свои, особые способы приготовления пиццы. И даже если в пиццерию приходит мастер, ему приходится переучиваться. Некоторых работодателей этот факт раздражает, другие им пользуются, чтобы меньше платить новым людям. Я молодой человек, отнюдь не дурак, а научиться готовить пиццу даже новичок может за два-три дня. Но далеко не все работодатели хотят ждать два-три дня. А те, которые ждут, не хотят платить за этот коротенький срок обучения.
Отказывает каждый по-своему. Одни – прямо, другие начинают говорить, что готовы взять тебя на неполную ставку или перезвонят попозже. В таких случаях сразу понятно, что ты им не понравился.

ТеЯ,
переводчик, в США шесть лет:

Я живу в Нью-Джерси, замужем за американцем, работала в основном с американцами. Но не по специальности, а в качестве home health aid. Но недавно мы с мужем начали подумывать о переезде в Нью-Йорк, и несколько недель назад я впервые дала объявления в три русские газеты, решив попытать счастья и найти работу по специальности. Мне казалось, что «русским» мои знания и навыки (я - переводчик-синхронист, знаю несколько языков, имею опыт работы в офисе) могут принести гораздо больше пользы, чем американцам.
Я стала и сама искать работу по объявлениям в русских газетах, но, к сожалению, убедилась, что многие объявления – обман, что дают их не работодатели, а агентства. И эти агентства не ищут для вас работу, а стараются получить от вас деньги. Если они предлагают вам работу, то она обязательно оказывается временной. А мы с мужем не можем позволить себе такую роскошь – переехать из Нью-Джерси в Нью-Йорк, начать работать, а потом выясняется, что нас наняли всего на несколько месяцев.
Как-то раз я случайно (меня поставили на hold) слышала, как дама из агентства говорила с работодателем. И тот жаловался, что присланная агентством работница уже отработала месяц, требовал, чтобы прислали другую.
Был еще любопытный случай: я позвонила по объявлению, предлагавшему federal jobs. Когда я сказала, что ищу работу для мужа-американца, беседовавшая со мной особа замялась, смутилась и сказала, что это долгий процесс, надо ждать иногда до шести месяцев. Зачем же давать объявления в газеты?! Я думаю, «русскому» она не стала бы открывать карты, а постаралась бы заманить его (ее) в силки.
Некая вроде бы интеллигентная дама – адвокат – обещала найти для меня работу legal assistance, но требовала заранее заплатить ей 250 долларов. В американских агентствах ты тоже платишь деньги, но, во-первых, небольшие, а во-вторых, ты знаешь, что наверняка получишь работу. Еще один человек – владелец магазина – показался мне приличным и вежливым, но предложил пять долларов в час!
Я сама всегда стараюсь играть по правилам и на интервью всегда хожу хорошо одетая. Мне это доставляет удовольствие, тем более что по роду своей нынешней работы (я ухаживаю за больными людьми) мне не часто приходится облачаться в элегантные костюмы. Но вот русскоязычные работодатели, увы, не соблюдают правил игры. Их ненасытность меня просто поражает! Некоторые ведут себя так, будто это ты обязана платить самой себе за работу, которую они тебе дают! Если человек не может предложить работнику больше пяти долларов в час, то пусть нанимает не шестерых, а двух-трех работников, или вообще не открывает бизнес. Поэтому я решила: в Нью-Йорк переезжать не буду. Впредь я намерена иметь дело только с американцами и довольствоваться тем, что они мне предложат.

Жанна, бебиситер,
в США пять лет:

Расспрашиваю друзей, даю объявления. Стараюсь одеваться и держаться как принято. Внешний вид тоже играет большую роль. Если ты одета должным образом, держишься и говоришь должным образом, то вряд ли тебя унизят.
В сущности, мне не приходилось никого ставить на место. Семьи, в которых я работала, были очень приятные, и предложения я получаю тоже от приятных людей. Может быть, мне просто везет? Многое в поведении и работника, и работодателя, на мой взгляд, зависит от воспитания, от социальной среды, из которой человек вышел. Люди, которые и там, в СССР, были грубыми и хамоватыми, становятся здесь либо наглыми и безответственными работниками, либо алчными и жестокими работодателями. Интеллигентные люди и здесь сохраняют свои вежливость.

Света,
28 лет, в США недавно, медицинский работник:

На мои объявления в газете в основном откликались агентства. Работу в медицинских офисах не предлагали. Вместе с тем предлагали уплатить за услуги агентства, не давая гарантии трудоустройства. Поэтому сейчас я пытаюсь искать работу непосредственно у работодателей. Одна из причин, по которым я до сих пор без работы, – это неуважительный, а порой просто хамский тон, с которым я сталкиваюсь на интервью. Надеюсь, мой первый негативный опыт не будет последним и я найду себе подходящую работу.

Владимир,
27 лет, в США десять лет:

Мои попытки найти работу через родственников и знакомых не увенчались успехом, и я решил дать объявление в газеты. Мне стали звонить и из агентств, и из магазинов, и из ресторанов. Но все это была тяжелая и низкооплачиваемая работа. К примеру, доставка холодильников. Хоть я физически здоров, но уверен, что на такой работе мог надорваться. И все-таки по объявлению в «Русском базаре» я нашел работу. Не буду называть место моей настоящей работы, но для меня важно, что это постоянная работа, в которой есть перспектива роста.

Вика, 20 лет,
ищет работу секретаря:

По моему объявлению звонят в основном агентства и, как правило, приглашают приехать на интервью. Когда я собираюсь на интервью, то я одеваюсь просто, к примеру, в джинсовый костюм. Если в ходе интервью встречаю внимательное отношение к себе и интересную для меня позицию, то, конечно, стараюсь, произвести хорошее впечатление. Тон этих собеседований носит обычно неформальный характер, а после интервью мне обещают перезвонить, хотя и не всегда выполняют обещание.
Я уже побывала и в наших «русских» агентствах, и в американских. Должна прямо сказать, что американские произвели на меня значительно лучшее впечатление. В первую очередь за счет того, что чувствуешь более уважительное отношение к себе.


comments (Total: 2)

Ищем семейную работу.мне 49 лет водитель профессионал стажем 25 лет без ДТП без в / п не пьюший не судим занимаюсь спортом люблю цветы.жена 50 лет мед персонал терапевт стажем 25 лет мы семья очень трудолюбивая чистоплотная жизнерадостная.

edit_comment

your_name: subject: comment: *
как найти работу без посредников, без этих агенств?! пытаюсь, не получается....

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх