Почта недели

Подруга
№20 (473)

Маленькие зверушки и крупные хищники
Уважаемая Лея Мозес!
Мне очень понравилась дискуссия о том, становимся ли мы настоящими американцами. Правда, она была опубликована не в рубрике «Подруга», но, быть может, ее как раз в «Подруге» и следовало бы подхватить. Ведь по ходу дискуссии выявились многие важные темы – социальные, моральные, этические.
Особенно меня взволновало высказывание адвоката по имени Натан о «новых русских американцах», то есть о разбогатевших русскоязычных иммигрантах. Натан, как говорится, попал в «яблочко». Все верно – и оценивающие взгляды, и развязные манеры, и брезгливое отношение к тем, у кого денег меньше. Но это еще полбеды. А беда в том, что эти «новые русские американцы» ведут себя, как крупные, хорошо откормленные звери, которые идут напролом, не глядя себе под ноги (лапы, копыта), и могут разорвать или растоптать любую зверушку поменьше, которая попадется им на пути. И топчут. Особенно если «зверушка» - из своих же, «русских». Нагло используют любого человека и потом выбрасывают его, как выжатый лимон. Что еще хуже – с удовольствием пользуются чьей-то неопытностью, растерянностью, слабостью. Вместо того, чтобы поддержать, направить человека.
Если бы этих «новых» отличали только чванство и купеческие замашки, они были бы просто смешны. Но они ведь еще и опасны! Каждый из них передавил, наверное, множество «маленьких зверушек», пока выходил в люди. И продолжает давить. И несмотря на это, «новых» везде принимают, встречают с подобострастными улыбками, сажают на почетные места. О них газеты пишут, вместо того чтобы покопаться и узнать, как они состояния нажили. Перед ними даже раввины лебезят.
Как правильно замечает другая участница дискуссии, Вера из Минска, наши иммигранты преклоняются перед деньгами, силой, властью. Откуда это в нас? Вроде бы и на русской литературе воспитывались, и еврейские традиции у нас в генах, и в свободную Америку приехали. Вроде бы должны любить ближнего, испытывать сострадание к «униженным и оскорбленным», уважать права любого человека. Неужто так нас морально искалечил советский режим, что ничто нас не может исправить?

Наум Шифрин, Нью-Йорк

P.S. Я понимаю, что не все наши бизнесмены – из породы «новых русских американцев». Но многие, ох, как многие!..

* * *
Невероятное очевидное
Прочитав публикацию Юрия Колесникова «Бабушка, приезжай!» (РБ № 471 от 28 апреля-4 мая 2005 года), я испытал не просто шок, я неожиданно потерял вкус к жизни, которая всегда была довольно трудной, но никогда ( в глубине моего сознания) не была такой безысходной. Решил перечитать снова, поскольку фактический материал, приведенный смелым и грустным пером автора, не укладывался в моем сердце. Мозг, известный своей парадоксальностью и двойственностью, способен воспринять все, что угодно. Но я о сердце.
Воспитанный в юности на творчестве американского классика Шервуда Андерсона, я искренне полюбил эту далекую страну и ее трудолюбивый и отзывчивый народ. Долгие годы мечтал побывать в Америке, но судьба распорядилась иначе - я здесь живу. Рядом, в десятке милей, находятся два моих замечательных внука. Я могу их видеть постоянно, в любое время. Правда, пока мы говорим на разных языках, но сердечным отношениям это абсолютно не мешает.
И мне не могло прийти в голову, что я, по мнению членов Верховного Суда США, совсем не дедушка (т.е. отец их папы), а «седьмая вода на киселе». Оказывается, мне необходимо (разумеется, с помощью дипломированных юристов) постоянно - ежеминутно, ежечасно, ежедневно – доказывать, что я имею право находиться рядом с внуками. Думаю, что и мой любимый Шервуд Андерсон в подобной ситуации схватился бы за голову, вернее за сердце.
Недавно в Интернете прочитал очередной материал Александра Минкина(его имя, к счастью, известно в любом русскоязычном уголке любой цивилизованной страны), где он с ожесточенной иронией заключает: «Раньше старики были нужны, у них был опыт, они давали полезные советы. Теперь советы стариков не нужны. Зачем нам знать, как штопать носки? Опыт стариков – мусор. Да и сами они...».
Здесь Минкин обрывает свою строчку. Наверное, потому, что продолжить страшно: можно задохнуться от безысходности!
Кто-то скажет: страданиями по российским старикам никого не удивишь. Искренней любовью к старикам, к их жизни и опыту, «страдают» не только некоторые русские люди, но и американские – тоже. На моей полке особое место занимает книга Wendell Berry “The Memory of Old Jack “, подаренная мне этим умнейшим автором и замечательным человеком, которого в Америке называют пророком третьего тысячелетия. Вот что он писал в своей книге «Для чего нужны люди?»: «В нашей местности существовал своего рода обычай, известный как «посиделки допоздна». После ужина соседи (старики и молодежь ) поджаривали кукурузные зерна, ели яблоки и вели беседы. Они рассказывали истории, делились воспоминаниями, вновь переживая прошлые события. Среди слушателей неизменно были дети. У них было все, кроме денег,» - заканчивает свою мысль автор. Приведу еще одну строчку из У.Берри : «Все чаще сельские жители, как и городские, позволяют телевидению диктовать себе экономические и социальные стандарты.» Когда современное телевидение становится единственным воспитателем человека, у кого-то начинает болеть сердце. Не трудно догадаться, у кого. Если восемьдесять процентов рекламы (считают специалисты) связаны так или иначе с сексом, иные проблемы неизбежно исчезают или становятся неуместными. Однако из жизни «неуместные проблемы» не исчезают. Выдающийся венский психолог Виктор Франкл (с триумфом проехавший в 60-е годы по американским университетам), автор знаменитой книги «Человек в поисках смысла», с горечью писал: «Несмотря на нашу веру в человеческий потенциал человека, мы не должны закрывать глаза на то, что человечные люди всегда будут оставаться в меньшинстве. Дела плохи. Но они станут еще хуже, если мы не будем делать все, что в наших силах, чтобы улучшить их. Когда мы подавляем в себе ангела, он превращается в дъявола.» Лично меня это предупреждение Франкла трогает чрезвычайно, ибо изгоняя из семейной жизни стариков – носителей высоких нравственных традиций и трудовых навыков -, мы подавляем в их сердцах «ангелов». А наши «освобожденные» дети аплодируют!? Не могу в это поверить, поскольку продолжаю считать, что наши дети намного умнее предлагаемых обстоятельств. Из истории хорошо известно, что отец Жана-Батиста Поклена не позволял себе оговаривать и возмущаться воспитательным процессом со стороны дедушки – Людовика Крессе, который сыграл ключевую роль в становлении и развитии своего внука – величайшего драматурга Мольера. Поэтому мне, как и автору публикации Юрию Колесникову, «трудно понять, почему стариков можно «на законных основаниях» отлучать от самых дорогих им существ, а детей лишать счастья общения с теми, кто после папы и мамы должен быть для них самым близким».
Александр Клековкин.
Индианаполис


* * *
Женщины, живите для себя!
Уважаемая редакция!
Прочла статью «Зачем выходить замуж?» и, подобно вашей Татьяне, задумалась о своей замужней жизни, стала себя жалеть. Нельзя сказать, что я была очень несчастлива в браке. Муж не пил, не бил и до поры до времени не изменял (хотя, кто его знает, сейчас я уже во всем сомневаюсь). Но через несколько лет после нашего приезда в Америку завел молодую любовницу, а вскоре ушел к ней, бросив меня и двоих наших детей.
А ведь я многим пожертвовала ради него. Когда мы поженились, я была очень неплохой пианисткой и могла без труда стать солисткой филармонии. Но он работал над диссертацией, ему прочили блестящее будущее, и я отодвинула себя на второй план. Стала образцовой женой и матерью. Я работала в музыкальной школе, но главной моей работой было обслуживание мужа. Я была его секретарем, няней, кулинаром, прачкой, уборщицей. Ну и любовницей, конечно. Я терпела все его капризы, готовила его любимые блюда, знала, когда ему нужна тишина, а когда детям можно пошуметь, когда к нам могут прийти гости, а когда нам всем лучше уйти к бабушке, чтобы он спокойно работал. И знала, когда ему нужна женщина, а когда мне лучше тихонько лежать в постели и даже не ворочаться, чтобы он спокойно спал. Хозяйство, естественно, тоже было целиком на мне, он даже не знал, где что лежит в холодильнике и в каком ящике комода – его нижнее белье. Но блестящее будущее так и не наступило. Дальше кандидатской он так и не пошел...
В Америке все началось заново. Он учился на программиста, уверяя, что скоро будет зарабатывать сто тысяч в год и мы будем жить, как в раю. А я, как и прежде, приноравливалась к его расписанию и к его капризам. Работала на полставки – чтобы больше бывать дома. И все дороги – и ему и детям – прокладывала сама. Он не знал, в каком магазине что продается, никогда не платил по счетам, ни в чем не помогал детям. В конечном итоге, он действительно стал много зарабатывать. Но к тому времени я уже постарела, подурнела, и он нашел себе женщину, больше соответствующую богатому программисту...
Я часто думаю о том, как бы сложилась моя жизнь, если бы я решилась стать сама собой, а не его придатком... Наверное, я была бы гораздо счастливее. Мне казалось, что он – моя защита и опора. Но ведь на самом деле все было наоборот – я была его опорой, его нянькой. Я была человеком вполне самостоятельным, могла прожить без него, сама воспитать детей. Да и здесь, в Америке, могла освоить новую профессию, сама зарабатывать приличные деньги. Сейчас уже поздно. После того как он меня предал (именно предал!), я долго не могла прийти в себя. Если бы не дети, я бы, наверное, до сих пор не смогла выкарабкаться из депрессии. Я была в отчаянии не столько от того, что меня бросил муж, сколько от того, что всю жизнь шла по ложному пути.
Мой совет женщинам, в том числе моей дочери, – живите в первую очередь для самих себя, ни один мужчина не стоит того, чтобы посвящать ему жизнь.
Лина


Наверх