Последний бастион арабского социализма

Ближний Восток
№20 (473)

Многие сирийцы утверждают, что их президент Башар Асад им нравится. Он - полностью светский правитель прозападного толка. Сирия, страна с умеренно-религиозным населением, стремится сохранить свои давние связи с культурой Франции. Даже те, кто критикует режим Асада, признают, что он старается избавиться от реакционеров, оставшихся в аппарате управления, и с большим трудом пытается преодолеть сопротивление местных советов правящей партии «Баас», а также Мухабарата (тайной полиции). Именно такие попытки могут стоить Башару Асаду трона, который так упорно возводил и охранял для своих потомков Хафез Асад, отец нынешнего президента Сирии.
Молодому президенту под давлением мировой общественности пришлось отказаться от единственного символа, оставшегося от имперского величия Сирии: уйти из Ливана, разрушив тем самым всё то, что на протяжении тридцати лет своего правления создавал его отец. Однако старая гвардия отца (огромное количество бюрократов, разбогатевших благодаря коррупции, процветавшей при правлении Асада-старшего, контрабанде, незаконным финансовым операциям и грабежу Ливана) оказывает яростное противодействие либерализации режима. Тем не менее она уже началась и, по мнению сирийских политических обозревателей, этот процесс остановить почти невозможно. В стране увеличилось количество пользователей Интернета, во многих сирийских семьях смотрят спутниковое телевидение, и это коренным образом меняет взгляды на окружающий мир и себя в этом мире. Сирийцы говорят о своем президенте: «Он неплохой парень!» В местном понимании это означает, что правление его неэффективно, поскольку он не может контролировать проявления авторитаризма в политике. Башар Асад постоянно бывает втянут в интриги и противостояния в высших эшелонах власти. За первые два года своего правления он уволил и отправил на пенсию более 50 тысяч чиновников, полностью перетасовал кабинет министров, троих своих единомышленников наделил особыми полномочиями. В то же время на последних выборах в партии «Баас» около 50% старых партийных соратников старшего Асада были выведены из руководства партии. В стране чувствуется ветер перемен. Большая свобода предоставлена средствам массовой информации, что выразилось в критике спецслужб Сирии за их действия в Ливане и другие «фокусы», причем критика была высказана органом правительства, газетой «Тишрин». Власть не может запретить или ограничить поток информации, поступающей в страну извне посредством сотовых телефонов, интернета и спутникового телевидения. Сегодня сирийцы даже позволяют себе, правда, очень осторожно, нелицеприятно отзываться о правительстве. В стране начал подвергаться ревизии культ личности, который Асад-папа насаждал десятилетиями. Но если посмотреть с другой стороны, сирийцы за много лет привыкли к постоянным проверкам на лояльность, проводимыми Мухабаратом, и выкорчевать из сознания эти привычки не так просто. Тайная полиция на страже. Несмотря на попытки самого молодого президента казаться демократичным правителем, критика его в народе невозможна. Практически никто не решается открыто, даже в узком кругу, критиковать Башара Асада, его приближённых и сотрудников. Мухабарат – организация страшная, и никто не знает, как глубоко она внедрилась в массы сирийского общества. Сказывается успешная школа, пройденная его сотрудниками под руководством старших товарищей по специальности в бывшей стране победившего социализма. Исходя из этого Сирия, к сожалению, осталась полицейским государством. Большая часть народа считает, что пришло время подумать о собственном будущем, настал час коренных изменений, которые должны произойти как можно скорее. Западные страны, лидеры оппозиции Сирии, да и сторонники Башара Асада хотят, чтобы президент занялся именно этим делом, несмотря на недостаток опыта. Проблема в том, что сирийский трон Асаду-младшему достался совершенно случайно. Президентом после смерти отца должен был стать Басель, старший брат Башара, но его гибель в автокатастрофе в 1994 году спутала планы Хафеза Асада, и президентом страны после его смерти стал Башар. Противоречия во внешней и внутренней политике остались прежними. Молодой президент сделал попытку в 2000 году ввести систему частных банков, но из этого ничего не вышло, так как законы не изменились, оставаясь по духу своему чисто социалистическими, не дающими развиваться частному предпринимательству. Кроме того, Асад-младший допустил много других ошибок. Он не выразил, как многие страны, сочувствия США по поводу мегатеракта 11 сентября, не стал на их сторону во время войны в Ираке, а наоборот - тайно поддержал Саддама Хусейна. И наконец, не предвидел последствий убийства бывшего ливанского премьер-министра, что привело к яростной вспышке гнева в Ливане и под давлением мировой общественности заставило Сирию вывести оттуда свои войска, а ведь они находились там в течение почи тридцати лет.
Основной особенностью полицейского государства является то, что его народ живет в атмосфере всеобщей подозрительности. Ведь каждый прохожий может оказаться тайным агентом - и неосторожный болтун исчезнет бесследно. Одно осознание этого факта заставляет большинство сирийцев во всеуслышание восхвалять политику партии «Баас», потому что несмотря на слабые попытки либерализации, репрессивный аппарат государства остался в силе и продолжает действовать. Кроме того, по мнению многих иностранных дипломатов, журналистов и местных аналитиков, существует реальная возможность бунта фундаменталистски настроенной части суннитского населения Сирии. Получается, что у президента Сирии Башара Асада после ухода сирийской армии из Ливана и его явных и тайных ошибок в руководстве страной нет повода для торжества.

С. Ирлин


Наверх