ЗАЛОЖНИК ВЕЧНОСТИ

Репортерский дневник
№8 (461)

В первые февральские дни, невзирая на мороз, снег и холод, поклонники Пастернака приезжают на его могилу в подмосковное Переделкино. Так сложилось, что на могиле поэта народ собирается в любое время года. Однако в преддверии дня рождения Бориса Леонидовича (29 января по старому стилю и 10 февраля по новому) движение людей, особенно студенческих групп, от электрички к переделкинскому кладбищу заметно усиливается.
К этой чаше поминовения большого художника прикоснулись и мы, жители Нью-Йорка. 30 января в Бруклинской публичной библиотеке состоялся спектакль, посвященный 115-й годовщине со дня рождения Пастернака. Среди гостей были вице-консул Генерального консульства Российской Федерации М. Пронин и советник по культуре Миссии ООН. Всего в полтора часа времени, всего в пять эпизодов была вложена большая человеческая трагедия, обрушившаяся на зрительный зал бурей страстей, любви и боли. Здесь был Поэт – Рустем Галич, идеально исполнивший эту роль. Была Муза Поэта – актриса Инна Есилевская, сыгравшая, пожалуй, всех любимых женщин Пастернака и более всего последнюю его любовь – Ольгу Ивинскую. С какой-то особенной чуткостью Сергей Побединский пел песни на стихи Пастернака, Евтушенко и Левитанского. А за роялем сидел Михаил Цайгер, извлекая божественную музыку Скрябина, Брамса и Шопена, так созвучную поэзии Пастернака и любимую им:

Так некогда Шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды...


Роман Бориса Пастернака и Ольги Ивинской продолжался 14 лет, последних лет жизни поэта. Известны письма, стихотворные строчки, обращенные к Ольге. Ни для кого не секрет, что образ Лары из романа «Доктор Живаго» (не в начале романа, а в его развитии) навеян Ольгой Ивинской. Что неизвестно или известно немногим - Ольга тоже писала стихи. Она выливала свою любовь в стихотворные строки, она отвечала Пастернаку поэтическим словом.
Этот диалог Поэта и его Музы лег в основу спектакля, показанного публике в Бруклинской библиотеке. Спектакль создала Ирина Волькович, сотрудница отдела иностранной литературы Бруклинской библиотеки. Прикоснувшись к живым строчкам поэзии и прозы Пастернака, читая многочисленные мемуары, переписку, Ирина Волькович погружалась глубже и глубже в судьбу обоих - Пастернака и его последней Музы. Ей удалось найти несколько экземпляров книги стихотворений Ольги Ивинской «Земли раскрытое окно», о существовании которой (вышедшей в 1999 году) большинство читателей не знает: крошечный тираж – 1000 экземпляров – отправил это маленькое, изящнооформленное издание в категорию библиографических редкостей. Сейчас эта книга стала доступной читателям Бруклинской библиотеки.
Из моря книг, дневников, противоречивых, порой, воспоминаний Ирина Волькович выбрала самые яркие эпизоды, свидетельства, которые рассказали о важных вехах жизненной и поэтической судьбы Пастернака. Так возникли пять частей литературно-музыкальной композиции: «Бессмертие», «Собеседник рощ», «Свеча горела», «Доктор Живаго» и «Заложник вечности».
Органической частью спектакля стали маленькие бесценные отрывки из документального фильма, взятого из частного архива Ирины Емельяновой, дочери Ольги Ивинской. Сейчас она живет в Париже. Ей было 9 лет, когда в жизнь ее матери вошел Пастернак. Почти все детские и юношеские годы Ирины прошли рядом с Пастернаком. Ирина Емельянова глубоко заинтересовалась предстоящей программой в Бруклинской библиотеке и предоставила право воспользоваться фильмом. Некоторые документальные фрагменты из него никогда не были показаны широкой публике.
Монтаж фильма сделал афроамериканец Роул Жекман, ранее не читавший ни Пастернака, ни о Пастернаке. Очевидно, Ирина Волькович передала свое вдохновение Роулу, и молодой человек проникся высоким духом большого поэта. «Я не понимал стихов, но я их чувствовал», - сказал Роул, когда монтаж фильма был закончен. Он дополнил фильм редкими фотографиями, которые разные люди с разных стран присылали Ирине Волькович.
Музыка из кинофильма «Доктор Живаго» сопровождает кадры похорон Пастернака. Среди несущих гроб поэта к переделкинскому кладбищу мы видим лица Андрея Синявского и Юлия Даниэля. Крупным планом показаны склонившиеся над гробом Пастернака две женские фигуры: блондинка – Ольга Ивинская и брюнетка – вторая жена Пастернака Зинаида Нейгауз. Нам знакомые, а американским зрителям навряд ли, документальные кадры травли Пастернака: собрания, съезд советских писателей, где «коллеги по перу» под бурные аплодисменты, в истерии ненависти обращались к Нобелевскому лауреату: «Инородец и изменник», «Литературный сорняк», «Вон из России!».
Аудитория затаила дыхание: с экрана три минуты Пастернак читал свои пророческие строки:

Этот легкий переход
В неизвестность от забот
И от плачущих родных
На похоронах моих...


Последний фрагмент: уникальные кадры, заснятые самой Ириной Емельяновой в Переделкино. Морозным днем идет по снежным тропинкам Переделкино Пастернак – влюбленный, уже далеко не молодой человек. Ему навстречу из теплого дома выбегает с сияющими счастьем глазами та, которая столько страдала за эту большую любовь. Эти кадры – те волшебные моменты, когда Поэт и его Муза вместе.
Алла Уманская


Наверх