ГастрономиЧеский и историЧеский отделы на выставке искусств

У каждого свое хобби
№6 (459)

Осмотр выставки, которая сейчас проходит в известной галерее OK Harris Works of Art, расположенной в манхэттенском районе Сохо по адресу 383 West Broadway, я начал, если можно так сказать, с гастрономического отдела.
В первом зале обширного помещения галереи представлены картины живущей в пенсильванском городе Питсбург Мэри Маццотти на тему «The Importance of Food». Автор прославляет еду и исследует наши взаимоотношения с тем, что мы едим.
На ее картинах пища - это искрящееся, сверкающее чудо. По этой причине кажется само собой разумеющимся использование ею при изображении продуктов, присутствующих у нас на столе, блесток, бусинок, шерсти или тканей с люрексом. В итоге мы видим, что действующие лица на ее картинах поглощают не просто рис или булочку, но едят самую настоящую пищу богов, которая сверкает и переливается всеми цветами радуги.
В ее произведениях главными героями являются не люди, а разнообразные, хотя и непритязательные, кушанья: бургеры, хот-доги, булочки, кексы, напитки и т.п. - в общем, повседневная еда американского горожанина. Причем обжорство Гаргантюа, который, садясь за стол, «начинал с нескольких десятков окороков, с копченых бычьих языков, икры, колбасы и других яств», закусывая все это большими лопатами горчицы, вовсе не прославляется. Толстяков, ожиревших чревоугодников на ее картинах нет. Но есть люди, которые умеют получать истинное наслаждение от еды. Для них это не просто утоление голода, но действо, приносящее радость и удовольствие. Недаром диетологи в один голос заявляют, что равнодушное отношение к пище вовсе не является достоинством.
Рассматривая картины Мэри Маццотти, я очень скоро вспомнил шикарно по тем временам изданную «Книгу о вкусной и здоровой пище», которую папа подарил маме где-то в начале пятидесятых годов. Эпиграфом к ней служили слова, сказанные академиком И.П.Павловым: «Нормальная и полезная еда есть еда с аппетитом, еда с испытываемым наслаждением». Когда я смотрел на цветные фотографии, отображающие уставленные разными вкусностями столы, у меня текли слюни, но, к сожалению, о том, что там было изображено, я даже и мечтать не мог. Зато с большим удовольствием читал о неведомых артишоках, спарже и устрицах, которые хотелось хотя бы увидеть, не говоря уж о том, чтобы их попробовать.
Все остальные залы выставки я назвал бы историческими. Японский скульптор Масао Гозу, который с 1971 по 1990 годы учился, жил и работал в Нью-Йорке, представил две инсталляции частей фасадов старых зданий в натуральную величину. Они имеют форму перевернутых пирамид и поддерживаются металлическими конструкциями. Причем в переплетения опорных балок вставлено нечто вроде окна, закрытого жалюзи, из-за которых просвечивает силуэт человека, стоящего позади них. Вдохновили его на создание этих произведений два старых здания в Бруклине, одно из которых находилось на Bedford avenue в Вильямсбурге, а другое – на 3-й авеню в районе Бэй-Ридж.
Инсталляции сделаны из настоящего кирпича и наверняка очень тяжелые. Без сомнения, эти конструкции разбираются на отдельные блоки, иначе их невозможно было бы затащить в помещение. А смотрятся они как единое целое. Хочу отметить, что металлические, отдающие стариной элементы фасадов, очень декоративны и красивы.
Это реминисценции чугунной архитектуры, внедренной знаменитым Джеймсом Богардусом в Соединенных Штатах в середине позапрошлого века.
Между прочим и само здание, в котором размещена экспозиция, тоже имеет элементы этого стиля – литые чугунные колонны поддерживают в нем потолочные перекрытия. Фасады многих близстоящих зданий на Вест Бродвее тоже украшены литыми чугунными вставками и рамами.
В соседнем зале представлено нечто совершенно отличное от инсталляций Гозу. Это абстрактные, относительно небольшие скульптуры Джона Дэвиса, живущего в Аризоне. Основным композиционным элементом большинства его работ являются деревянные части. Он говорит: «Я заинтересован в материалах, которые связаны с землей. Мне нравится гулять, ездить на природу, делать записи своих наблюдений, изучать и коллекционировать различные объекты». Особенно его интересуют находки, сделанные при прокладке дорог в отдаленных местах. Обычно это материалы, которые характерны для данной местности. Серия работ, представляющих подобные вещи, была начата им на границе США с Мексикой в удаленном юго-восточном углу Аризоны и по замыслу автора продолжится на север, где конечным пунктом будет канадская граница.
С помощью своих скульптур Джон Дэвис пытается вести диалог между естественным природным ландшафтом и городским пейзажем. Он может взять найденные в земле чурку или обломок бревна и обработать так, чтобы придать им определенную рукотворную форму, а затем скомбинировать этот кусок дерева с деталями, сваренными из стальных пластин или вылепленных из цемента, пластика, каких-либо других промышленных материалов. В итоге получаются вещи, которые, казалось бы, для чего-то предназначены: то ли для каких-то измерений, то ли для удобства при работе в какой-нибудь мастерской. В общем кажется, что они функциональны, чем-то полезны, применимы в каком-то деле. Вот, например, дугообразно изогнутая стальная пластина, похожая на половинку распиленной вдоль трубы большого сечения с двумя круглыми отверстиями в стенке, в которые вставлены толстые деревянные заглушки, похожие по форме на большущие пробки от шампанского. Эти «пробки» вдаются в другую широкую стальную дугу.
Невольно начинаешь думать, где и как можно использовать эту штуку, но чем дольше ее рассматриваешь, тем яснее становится, что это обман или самообман, и она годна только для того, чтобы ее рассматривать. То же самое относится и к другим конструкциям Джона Дэвиса, который, кстати, и сам не дает им никаких названий, не подсовывает зрителю никаких подсказок.
В следующем зале представлены работы Бенджамина Мэтьюса из Пенсильвании. Они представляют собой как бы отдельные листы из блокнотов и альбомов, куда ученые, исследователи и изобретатели заносили свои наблюдения, где делали наброски и зарисовки. На бумажных листах разного формата словно бы запечатлено зарождение идей необыкновенных, причудливых изобретений или сохранены тайные заметки полевых исследований неизвестных экспедиций.
На плотной, пожелтевшей от времени, хрупкой на вид бумаге изображены странные животные, птицы и насекомые, которые порождены фантазией людей явно со злыми, недобрыми намерениями.
Особенностью листов с рисунками, созданных Мэтьюсом, является то, что он специально старит бумагу, на которой работает. Именно поэтому его произведения кажутся страницами из древних фолиантов, которые могли быть случайно найдены среди старого хлама на чердаке или в куче ненужных вещей, годами пылившихся в дальнем углу подвала.
На самих рисунках изображены, на первый взгляд, будто бы невинные и даже красивые создания, вроде бабочек или жуков, но при внимательном рассматривании оказывается, что у той же бабочки имеется хвост скорпиона с острым ядовитым жалом, а челюсти внешне безобидной и милой божьей коровки больше похожи на пилу с острыми зубьями. Получается, что в любом, внешне красивом и привлекательном создании таится скрытая опасность.
Наконец, живущий в Италии Роберто Менчиари представил на обозрение свои миниатюры, очень реалистически воссоздающие вид некоторых домов, стоящих на старинных улицах его Флоренции. Неспешный просмотр точно воспроизведенных миниатюрных фасадов уличных кафе, старинных жилых домов, полуразрушенные фасады которых с осыпающимися фресками покрыты копотью от дыма печных труб и каминов, создает иллюзию прогулки по древним флорентийским улочкам. Автор использует разнообразную технику при изготовлении своих скульптурных портретов улиц: обрешетку, сетку под штукатурку, резьбу, фресковую живопись, кирпичную кладку, сварку и свои собственные способы и методы, для того чтобы максимально точно воспроизвести изображаемые объекты. Вот, например, фасад старого дома, который мог выглядеть почти так же и двести лет назад. Единственное, что выдает его принадлежность к современности – это дорожный знак, прикрепленный к стене.
Работы Роберто Менчиари напомнили мне миниатюрные комнаты, которые создавала известная американская художница Мадлен Риддер, чьи работы собраны в Музее миниатюр в графстве Нассау на Лонг-Айленде. Там тоже видна филигранная работа над миниатюрными предметами, но только иного рода: мебель, люстры, посуда, вообще внутреннее убранство комнаты той или иной эпохи.
Выставка в галерее OK Harris Works of Art, по-моему, заслуживает внимания, потому что на ней представлены художники, обладающие ярко выраженной индивидуальностью. Они интересны также и тем, что на их примере можно видеть воплощение оригинальных художественных идей в произведениях разных жанров искусства.


Наверх