БРИЖИТ БАРДО: Моя жизнь была похожа на Ниагарский водопад

Лицом к лицу
№41 (441)

ЮБИЛЕЙНОЕ ИНТЕРВЬЮ ФРАНЦУЗСКОЙ КИНОДИВЫ
- Брижит, вы никогда не скрывали вашего возраста. Но трудно себе представить, что вам, которая была самой знаменитой звездой французского кино, 28 сентября исполнилось 70 лет - или, как элегантно говорят французы, - 70 «весен»...
- Если честно, то эта так называемая юбилейная дата чертовски действует мне на нервы!
- И как же вы ее отметили?
- Ничего особенного. Пришли два- три моих друга, вместе с которыми мы выпили по бокалу шампанского.
- Вы счастливая женщина?
- Нет, конечно, нет (тяжело вздыхает). Так трудно быть счастливой и особенно - в теперешние времена. Жизнь такая тяжелая, я бы даже сказала - варварская...К тому же я уже много лет веду неравный и болезненный бой за спасение животных.
- Что же такое для вас счастье?
- Я думаю, что счастье - это вещь исключительно редкая и быстро проходящая. Лично для меня счастье было бы в том, если бы люди поняли, что животные не являются объектами и стали по отношению к ним менее жестокими.
- Какие качества вы больше всего цените в мужчинах?
- Он должен быть, прежде всего, именно мужчиной. А таковых уже, на мой взгляд, не осталось. Настоящий мужчина обладает над женщиной не только физическим, но и нравственным преимуществом, он ее немного выше во всех отношениях. Он благородный, менее нервный и чувствительный в отношении некоторых вещей. Ему легче даются решения в трудные моменты.
- А какие достоинства вам больше всего нравятся в женщинах?
- Я обожаю женственность, грациозность. Женщине не обязательно быть красивой, но она должна обладать шармом, мягкостью, хорошим вкусом, быть нежной. Хорошее качество - решимость, которое позволяет ей добиться в жизни успеха. Я также ценю тех, кто имеет сильный характер.
- О чем вы больше всего сожалеете в вашей жизни?
- Ни о чем! Хотя все в ней было так далеко от совершенства. В любом случае, сожалей, не сожалей - это уже ничего не изменит.
- Жизнь ваша никогда не была спокойной и размеренной и не напоминала спокойное течение реки...
- Нет, она была неистощимым Ниагарским водопадом (хохочет).
- И этот «водопад» продолжается и сейчас?
- Нет, бурное падение воды сменилось резкими перепадами в моем настроении.
- Одно время, помнится, вы причисляли себя к «маргиналам и реакционерам»...
- Я такой и осталась. Это происходит потому, что я ненавижу быть частью человеческого стада, которое лишено личности. Разумеется, и в толпе бывают лидеры, и эту роль приходилось играть мне самой.
- Когда читаешь вашу последнюю книгу «Крик в безмолвии», то складывается впечатление, что вы не любите ни Францию, ни французов...
- Я ужасно разочарована тем, во что превращается моя страна. Что же касается самих французов, то они просто боятся оказаться политически не корректными. Теперь они предпочитают помалкивать и не раскрывают рта.
- Грозит ли исламизация Франции и Европе в целом?
- И еще как! И я не знаю, как спасти нашу христианскую цивилизацию. Боюсь, что уже поздно. Даже наши священники больше не реагируют на угрозы, связанные с наступлением ислама. Происходит что-то непонятное с католической церковью, которая все больше и больше сдает свои позиции в мире. Напротив, я восхищена церковью православной, которая, как мне кажется, реагирует на эти исламские опасности. Она сохраняет свою веру, свое видение мира.
- Тем не менее, вы по-прежнему верующая?
- Да, я верующая, но я могу верить в Бога, не имея дела с епископом и священником. Я обращаюсь к Господу Богу, минуя посредников.
- Всегда ли Бог справедлив по отношению к простым смертным?
- Совсем не уверена. Иногда я задаюсь этим вопросом. Я считаю, что Бог дал возможность человеку сделать из своей жизни то, что он хочет. У каждого есть свой собственный выбор, которым люди часто пользуются просто ужасно.
- Какие чувства у вас вызвала недавняя трагедия в Беслане?
- Знаете, я просто заболела, узнав о гибели детей.
- Чем вы объясняете такую бесчеловечность людей по отношению друг к другу?
- Человеку всегда были присущи и жестокость, и варварство, которые раньше в какой-то мере контролировались законом и религией. Сейчас, как мне кажется, больше нет никаких сдерживающих оков. И мы видим, как проявляется истинная суть человека. Похоже, что человек больше напоминает дьявола, чем Господа Бога.
- Более 30 лет вашей жизни вы посветили спасению животных, создав на собственные средства «Фонд Брижит Бардо». Вам удалось добиться каких-то больших успехов?
- Ни одного большого успеха у меня не было. 27 лет назад я начала вести борьбу против уничтожения детенышей тюленей. И вот в этом году в Канаде намерены убить их целый миллион. Это отвратительно! Одно время женщины стали меньше носить меха, но сейчас они снова в большой моде... Увы, нет у меня ни побед, ни успехов. Но я не опускаю руки, не знаю усталости, продолжаю свою борьбу с не меньшей энергией - будто никогда ничего не было сделано. Печально, что моя деятельность в защиту животных не дала никаких результатов. И это причиняет мне наибольшие страдания.
- Вы ведете борьбу еще на одном фронте - причем голыми руками - с армией охотников, насчитывающей, если не ошибаюсь, 1,2 миллиона стволов. Вас не пугает то, что силы слишком неравные?
- Охотники вызывают у меня отвращение. Они вооружены новейшим оружием и зачастую экипированы как военные, чтобы охотиться за кроликом, кабаном, лисицей или оленем. Но в настоящей войне они первыми бросили бы оружие, ибо это трусы и убийцы.
- Вы еще любите хоть немножко кино?
- Смотря какое. Современное французское кино стало откровенным дерьмом, как, впрочем, и все европейское. И американский кинематограф - единственный, который представляет еще какой-то интерес.
- Вы сами снялись в 48 картинах. Какие из своих ролей вы считаете самыми удачными?
- Благодаря фильму моего первого мужа Роже Вадима «И Бог создал женщину» меня узнали во всем мире. Я бы также назвала картины «Истина» режиссера Анри-Жоржа Клузо и «В случае несчастья» Клода Отан-Лора, где я играла вместе Жаном Гобеном.
- Ваши мемуары - «Инициалы Б.Б.» и «Квадрат Плутона» - наделали много шума. Почему вы решили вернуться к прошлому, на котором поставили крест?
- Я их написала для того, чтобы рассказать правду о моей жизни, моих страданиях и радостях, моих чувствах и увлечениях. Я их написала, чтобы расставить все по своим местам и опровергнуть все посвященные мне «биографии», сочиненные людьми, которые никогда меня не видели.
- Вы по-прежнему романтичны и легко ранимы?
- Да, я очень романтична, сентиментальна и чувствительна. Я легко плачу, но и легко смеюсь. Именно поэтому я считаю себя похожей на русских.
- Говорят, что в свое время вы дружили с вашей ровесницей Франсуазой Саган?
- В своей жизни я знала много людей, в том числе и Франсуазу Саган. Она никогда не была моим другом, ибо очень от меня отличалась хотя бы тем, что принимала наркотики. Я этого никогда не делала. Но я любила ее великолепные книги - «Здравствуй, грусть!», «Любите ли вы Брамса» и другие...
- К вам исключительный интерес проявляла не только толпа, но и интеллектуальная элита. Жена Жан-Поля Сартра Симона Бовуар даже посвятила вам свою книгу «Брижит Бардо, или синдром Лолиты»...
- Я всегда отказывалась иметь что-то общее с нашими интеллектуалами.
- В этом году вышел DVD «Божественная Брижит», на котором записаны 34 ваши песни. Вы раньше играли и на гитаре, аккомпанируя себе, когда пели ...
- Знаете, с некоторых пор у меня пропало всякое желание петь песни. Помню, я обожала «Очи черные» (произносит название по-русски).
- Ну а Роже Вадим, урожденный Вадим Племянников, был скорее русским или французом?
- Все-таки французом - к моему большому сожалению. Французы более мелочны и расчетливы. Мне очень нравится в русских их склонность к сильным страстям, необузданность чувств, размах, широта натуры, щедрость.
- У вас было немало друзей среди русских, включая Бориса Князева - известного хореографа императорского двора, который после Октябрьской революции нашел себе пристанище во Франции...
- Он был моим учителем танцев, очень требовательным и суровым. Он меня и научил русским фразам, которые я до сих пор помню, - «Здравствуйте!», «Как поживаете!», «Спасибо, хорошо!», «Я тебя люблю!», «Поцелуй меня!»
- Вы любите Россию уже много лет, но никогда там не бывали? Что вас останавливало?
- Вначале в России многие годы был коммунизм, который я всегда ненавидела, а сейчас я страдаю от артроза бедра. Да и вообще в нынешнем году на мою долю выпало много испытаний - я потеряла Сашу Дистеля (известный певец и музыкант, с которым Бардо была близка в молодые годы, - Ю.К.). Умерла Ольга, которая была моим импресарио и моей второй мамой. Для меня жизнь сейчас не очень-то весела. Еще и потому, что я так болезненно реагирую на все, что происходит в мире. А происходят всякие ужасы. И это мешает мне чувствовать себя счастливой.
Париж


comments (Total: 1)

Удивительная женщина...

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх