Почта недели

Почта недели
№34 (434)

ЧИТАТЕЛЬ ПРОСИТ ПОМОЧЬ...

Уважаемая Наталия Шапиро!
В №32 (432) газеты «Русский базар» на стр. 28 прочитал статью «Помогает ли «311» в борьбе с шумом?» И у меня возник вопрос к вам: оказывает ли содействие газета «Русский базар» в борьбе с шумом? И невольно, к сожалению, у меня на этот вопрос ответ отрицательный. К такому выводу я пришел на основании следующего. В мае сего года я обратился с жалобой-просьбой в вашу газету помочь жителям нашего дома, предназначенного для весьма пожилых людей, добиться ликвидации грохота крышек люков при круглосуточном движении автотранспорта.[!]
Мое письмо и рекомендации к моим дальнейшим действиям были опубликованы в №23 (423) на стр. 23.Я всё выполнил и сообщил, что через «311» моя жалоба зарегистрирована в Департаменте по охране окружающей среды под №832640. От принявшего по телефону это сообщение узнал, что моя жалоба находится под контролем у Михаила Трипольского, которому я также написал письмо с просьбой о содействии.
Сегодня уже август, а результат нулевой. Грохот крышек под нашими окнами продолжается с неослабевающей силой. Возникает еще один вопрос: являетесь ли вы «четвертой властью»,осознаете ли сами себя её и можете ли посодействовать в устранении указанного грохота, делающим невозможным нормальное проживание старых больных людей. Если хотите убедиться в этом, пожалуйста, приезжайте на перекресток Fort Hamilton Pkwy и 41 Street. За 5-10 минут вам станет ясна «прелесть» этих грохочущих крышек-люков. Написав это третье письмо в вашу газету, надеюсь, что вы останетесь не безучастными к нашей просьбе.
По поручению жителей нашего 112-квартирного дома.
С надеждой и уважением
Peysakh Borovinskiy.
08.05.04.

Ред.: Уважаемый г-н Боровинский!
Мы можем понять ваше недовольство, однако наша газета вовсе не положила ваше письмо под сукно. К сожалению, мы не могли связаться с вами по телефону, так как, разговаривая с нашими сотрудниками, вы не оставили им свой домашний номер.
После того как вы сообщили редакции номер вашего дела – 832640 и заявили, что проблема не решена, мы сразу же позвонили в службу 311, чтобы выяснить, в чем причина задержки. В ответ мы услышали, что техники были посланы по указанному вами адресу, но люков на проезжей части они якобы не обнаружили. Пришлось зачитать ваше письмо, а также сообщить о неоднократных звонках в редакцию. Нам пообещали разобраться и оперативно решить этот вопрос, присвоив делу новый номер. Так как от вас, г-н Боровинский, ни писем, ни звонков больше не поступало, мы решили, что городские службы сдержали свое слово. Увы, из вашего письма явствует, что этого не произошло.
В понедельник, 9 августа, сразу же после получения от вас очередного письма, мы связались с 311, объяснив сначала оператору, а потом и представителю соответствующего ведомства, что пожилые и больные люди отчаялись избавиться от досаждающего им шума, вызываемого грохочущими люками. Нам вновь пообещали разобраться, присвоив жалобе новый порядковый номер – 889399.
Остается надеяться, что на этот раз дело сдвинется с мертвой точки. Давайте подождем недельку, ведь Майкл Блумберг утверждает, что 86 процентов всех жалоб, связанных с шумом, расследуются в пятидневный срок. Если и через неделю все останется по-прежнему, побеспокоим городские службы еще раз. Поверьте, мы постараемся сделать все, что в наших силах.
С уважением М.Трипольский.

***

ЧИТАТЕЛЬ СПРАШИВАЕТ...

Уважаемая редакция!
Мне 81 год. Приехал в Америку 10 лет назад со статусом «беженец» из Грозного. Год назад обратился в российское посольство с просьбой рассмотреть мой вопрос о получении пенсии, заработанной в Грозном за 45- летний трудовой стаж. Представил все необходимые документы. В посольстве мне пообещали содействие, однако до сих пор, как говорится, ни слуху, ни духу.
Что делать дальше? К кому обращаться?
С уважением Борис Швабский

Ред.: Уважаемый Борис!
После получения вашего письма мы обратились в российское посольство, оставив сообщение на автоответчике, в котором кратко рассказали вашу историю и попросили перезвонить нам. Нам перезвонили, но сказали, что данный вопрос решить не могут, посоветовав обратиться в Пенсионный фонд Российской Федерации.
Трудно сказать, насколько искренней была с нами сотрудница посольства, и действительно ли ее коллеги не в состоянии помочь ветерану труда.
Что же делать? Наверное, стоит все же обратиться в Пенсионный фонд России, его адрес - 119991 Москва, ГСП-1, Шаболовка, 4.
Дело в том, что гражданам России, выехавшим на постоянное жительство за пределы Российской Федерации в страны, с которыми нет Соглашения о пенсионном обеспечении (в том числе и с США), имевшим ко дню выезда право на получение государственных пенсий в соответствии с законом РФ, на основании их письменных заявлений в пенсионный орган, где они получали пенсию, суммы назначенных пенсий могут переводиться за границу в иностранной валюте по курсу рубля, устанавливаемому Центральным банком РФ на день совершения операции.
Данный порядок установлен Федеральным законом от 6 марта 2001 года № 21-ФЗ и распространяется на граждан Российской Федерации и других граждан, независимо от даты их выезда за пределы России.
Конечно, в условиях нынешней войны в Чечне помощь местных органов власти сомнительна. И все-таки, Борис, попробуйте связаться с чеченским отделением Пенсионного фонда России - (095) 924-03-86, (8712) 22-24-82

ЧИТАТЕЛЬ ДЕЛИТСЯ...

ВТОРАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ
Для нормального своего функционирования и развития общество должно находиться и ощущать себя в безопасности. Безопасность общества имеет две составляющие. Можно назвать их объективной и субъективной. Объективная составляющая безопасности – это реальная защищенность общества самим его устройством: политической, государственной, правовой и законодательной системами. Сюда же относятся все имеющиеся у общества механизмы поддержки и регулирования указанных систем, все его материальные ресурсы. Субъективная составляющая безопасности – это ощущение обществом своей безопасности. Ощущение им своей физической и моральной защищенности, неприкосновенности своего имущества. Это уверенность в нормальной работе государственных и общественных институтов.
Вторая составляющая общественной безопасности не менее важна, чем реальные меры по ее обеспечению. Более того, объективная составляющая имеет подчиненный характер, так как конечной целью всех мероприятий по обеспечению безопасности являются отсутствие страха, паники и неуверенности в обществе, спокойствие и общественный порядок.
Вот тут мы приближаемся к парадоксу: резкие, невзвешенные или неумелые действия властей расшатывают вторую составляющую общественной безопасности не меньше, чем прямые угрозы террористов. Общество чувствует себя спокойно, когда видит зеленую лужайку вокруг резиденции президента, а не колючую проволоку и бетонные блоки заграждения. Народ нервничает, видя в общественных местах солдат в полной экипировке. Простые люди чувствуют себя неуверенно при всяких дополнительных проверках и досмотрах. Простые люди, но не террористы, которые к этому хорошо подготовлены.
Беспокойство, неуверенность и страх, возникающие в обществе, свидетельствуют о том, что угрозы террористов достигают своих целей еще до осуществления этих угроз. Ведь реальной целью любых терактов является посеять страх и панику в обществе и через них влиять на принятие решений властями. Получается, что своими неумелыми или ошибочными антитеррористическими мероприятиями власти действуют не только против террористов, но и против общества, и против себя.
Михаил Кучеров
Атланта, Джорджия

***

ЧИТАТЕЛЬ РАССУЖДАЕТ...

Уважаемая редакция!
Данные о том, что число американцев, находящихся в тюрьме, осужденных условно или выпущенных на свободу досрочно, но все равно остающихся под надзором правоохранительных органов вновь увеличилось, достигнув почти 7 млн. человек, не может не тревожить.
Выходит, что система исправительных учреждений неэффективна, работает вхолостую. А ведь на охрану и содержание 2 млн. заключенных мы, налогоплательщики, тратим более 50 млрд. долларов в год!
США по числу отбывающих наказание занимает первое место в мире. Согласно данным Минюста, две трети вышедших на свободу американцев возвращаются на нары спустя три года.
Нужно что-то делать. Может быть, не стоит держать людей за решеткой долгие годы, а сократить длительность сроков, особенно за ненасильственные преступления.
Сэкономленные же средства направить на учебные и профессиональные программы, на лечение зеков от наркомании и алкоголизма, чтобы на свободу выходили нормальные люди, способные жить по-человечески. Пока в этом направлении делается очень мало.
С уважением, Дмитрий Теплицкий


Наверх