PATRIOT ACT: “ЗА” И “ПРОТИВ”

Мнения и сомнения
№11 (411)

Около года назад Совет небольшого городка Арката в Калифорнии, в котором проживает всего 16 тысяч американцев, обязал местные власти препятствовать применению «Акта об объединении и усилении Америки средствами, необходимыми для борьбы с терроризмом». По мнению населения Аркаты и еще
250 общин Соединенных Штатов, также осудивших этот федеральный закон, Patriot Act, как его еще называют, нарушает конституционные права граждан.
Инициаторами выступлений против Акта в этих городах стали библиотекари и владельцы книжных магазинов, которые оказались вынужденными передавать ФБР сведения о взятых и приобретенных книгах, не сообщая об этом своим клиентам. А начались протесты после того, как Министерство юстиции допустило утечку информации о подготовке еще одного документа аналогичного содержания.
Обеспокоенность расширившимися возможностями государства вмешиваться в частную жизнь сохраняется в стране и сейчас. Об этом, в частности, говорят результаты опроса общественного мнения, проведенного 16-17 февраля газетой USA Today, корпорацией CNN и Институтом Гэллапа.
Более 70 процентов респондентов резко отрицательно высказались о той части закона, которая позволяет агентам тайно, без ведома подозреваемых обыскивать их дома. Такие обыски без предупреждения, говорят недовольные, дают Министерству юстиции слишком большую власть. Предупреждение об обыске - фундаментальная конституционная прерогатива. Это и есть основа идеи: «Мой дом - моя крепость». В конце концов протестовавшие законодатели и граждане победили. Прошлым летом Палата представителей заблокировала финансирование тайных обысков.
Около половины опрошенных выразили несогласие с предоставляемым Актом правом агентам ФБР получать отчеты от бизнесов, включая госпитали, книжные магазины и библиотеки, а также с разрешением запрашивать финансовые институты о наличии у них денежных счетов лиц, подозреваемых в терроризме.
Отвечая на это, бывший помощник министра юстиции и один из авторов Patriot Act профессор Джорджтаунского университета Вьет Дин отмечает, что на самом деле расширенные полномочия правоохранительных органов ограничены особыми обстоятельствами и должны быть предварительно утверждены юридически.
«Речь идет об особо важных расследованиях, касающихся только шпионов и террористов, - говорит Дин. - Власти не пользуются особыми полномочиями при обычных криминальных расследованиях или против законопослушных граждан. При расследовании деятельности шпионов и террористов источники и методы получения информации важны для нашей национальной безопасности».
И все же данные опроса показывают, что значительная часть населения Соединенных Штатов продолжает видеть в Patriot Act прямую угрозу гарантируемым Конституцией гражданским свободам. Так Американский союз защиты гражданских свобод подал иск от имени нескольких базирующихся в стране арабских и исламских организаций, которые утверждают, что этот закон намеренно выделяет определенные религиозные и этнические меньшинства. «Мы считаем очень важным применение законных форм слежки, включая ордера на обыск и вызовы в суд, санкционированные большим жюри, - говорит вашингтонский юрист союза Тимоти Эдгар. - Мы находим некоторые положения Patriot Act чересчур радикальными, и число американцев, согласных с нами, растет».
С этим трудно не согласиться, но следует также признать, что для многих людей Patriot Act стал неким жупелом, внушающим им разные страхи, подчас и совершенно необоснованные. Так, например, большинство американцев ошибочно считают, что этот закон одобряет военные трибуналы для подозреваемых в терроризме иностранцев и неограниченные аресты «вражеских боевиков», пойманных в Афганистане и на американской земле.
На самом деле создание военных трибуналов санкционировал не Patriot Act, а президент Буш, поручивший Министерству обороны еще в ноябре 2001 года разработать для их создания специальные правила. При этом стоит заметить, что до сих пор этими правилами никто не воспользовался.
Не статьями Patriot Act руководствовалось и Министерство юстиции, когда после атак 11 сентября 2001 года задерживало сотни людей, прибывших сюда из стран Среднего Востока. Эти аресты мотивировались нарушениями иммиграционных законов. И не Patriot Act позволяет правительству держать под замком на военной базе Гуантанамо на Кубе без допуска к ним адвокатов более шестисот подозреваемых в сотрудничестве в Аль-Каедой и движением "Талибан".
Президент Буш утверждает, что имеет на это право как главнокомандующий армии, ведущей войну с терроризмом, и может пользоваться этим правом столько времени, сколько понадобится. Это его решение уже было оспорено Верховным судом.
Не открывает Patriot Act агентам ФБР и двери культовых сооружений и политических собраний для сбора данных о нежелательной деятельности посещающих их граждан. Это сделал возможным министр юстиции Джон Эшкрофт, изменивший правила своего ведомства для следователей, занимающихся делами о терроризме.
Так что же, этот Акт не покушается на права граждан? Сказать так было бы явным преувеличением. Но при его критике, часто весьма справедливой, необходимо принимать во внимание не только суть разрешаемых законом действий, но и требуемое им же их процедурное оформление.
Например, Patriot Act и вправду разрешает ФБР знакомиться с документацией частных бизнесов, но только с санкции федеральных судей. Аналогичные разрешения требуются и для упомянутых в законе тайных обысков в домах и офисах, а также для организации прослушивания телефонных разговоров с использованием специальных электронных приборов.
Если вспомнить былую практику правоохранительных органов, ничего принципиально нового в этом нет. В то же время нельзя отрицать, что Patriot Act значительно расширил сферу их влияния, позволив ФБР и ЦРУ обмениваться информацией о подготовке к возможным террористическим акциям и использовать в расследованиях те инструменты, которыми уже годами оперирует криминальная полиция.
Кстати, Patriot Act оказался не только грозным оружием в борьбе с международным терроризмом, но и весьма полезным в преследовании преступников, не имеющих никакого отношения к Аль-Каеде и талибам. Власти используют предоставляемые им новым законом чрезвычайные полномочия для расследования дел, связанных с наркоторговлей, должностными преступлениями, шантажом, детской порнографией и сексуальным насилием над детьми, изготовлением фальшивых денег и их отмыванием, шпионажем и даже коррупцией среди зарубежных лидеров. Таким образом были раскрыты сотни серьезных преступлений и, в частности, пойман хакер, воровавший секреты известной корпорации, арестован серийный убийца, собраны неопровержимые улики против крупного наркодилера...
Однако, несмотря на эти успехи, многие конгрессмены выступили с резкой критикой подобных действий, подрывающих, по их мнению, основы американской демократии и нарушающих Конституцию страны. Их поддержали различные правозащитные группы. «Когда американцы осознают, что специальные полномочия, которые они передали властям, используются отнюдь не для борьбы с терроризмом, вся оппозиция поднимется в один момент», - заявил директор Американского союза гражданских свобод.
К сожалению, необъективное восприятие акта его постоянными критиками медленно, но верно трансформируется в «народных массах» в настоящие мифы, которые используют в своих целях даже сценаристы на телевидении. Так в шоу CBS Navy NCIS и сериале NBC Las Vegas плохим парням угрожают тем, что они попадут под действие Patriot Act и как «вражеские боевики» будут отправлены не куда-нибудь в тюрьму, а на базу в Гуантанамо.
«Не слишком просвещенные телезрители верят в изображаемое на экране, - говорит о таких передачах бывший лидер большинства в Палате представителей Конгресса Дик Эрми, республиканец из Техаса, - и под влиянием увиденного у них формируется это неправильное представление об антитеррористическом законе». Сам конгрессмен испытывает беспокойство по поводу возможных нарушений им неприкосновенности частной жизни, но не хочет, чтобы такое же чувство возникало у людей без достаточных оснований.
Собственно говоря, Patriot Act, который после трагедии 11 сентября был практически единогласно одобрен Конгрессом в небывало короткий срок, вызывал споры с самого начала. Его главный защитник Генеральный прокурор Джон Эшкрофт категорически настаивал на том, что отмена любой части акта «разоружила» бы Америку и открыла ее двери террористам.
Оппонирующий ему Союз гражданских свобод, напротив, утверждал, что акт позволяет ФБР хватать «невинных людей», хотя и не мог привести никаких примеров злоупотребления законом. Не признает Союз и существования надлежащего юридического надзора за осуществлением требований Акта, поскольку в нем записано, что требования ФБР «должны быть гарантированы».
В конце прошлого года Джон Эшкрофт совершил поездку по стране с целью разъяснить американцам политику правительства в области борьбы с терроризмом.
Как и ожидалось, он встретился с различными мнениями по поводу закона. Нет сомнений, что для рядового американца главным вопросом остается безопасность. Но готов ли он во имя более безопасного будущего пожертвовать некоторыми из своих свобод? Бенджамин Франклин в свое время сказал: «Те, кто готов поступиться фундаментальными свободами ради незначительного и временного улучшения безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности».
Нэнси Таланиян из массачусетского Комитета защиты Билля о гражданских правах утверждает, что Patriot Act более всего нарушает права тех жителей Соединенных Штатов, которые родились за границей: «Билль о правах касается не только американских граждан, но и обладателей «зеленой карты», а также иностранных туристов и студентов. Он не предоставляет каких-то особых привилегий гражданам Америки. Этот закон обеспечивает основные права человека и должен распространяться на всех, как, например, Всемирная декларация прав человека».
Неожиданно для многих Patriot Act оказался весьма эффективным инструментом расследования финансовых преступлений. Правда, и здесь не обошлось без критики. Ученый из Института социальных и экономических исследований Артура Льюиса доктор Дон Маршал, например, полагает, что «степень контроля предлагаемого новым законом, представляет угрозу будущему оффшорных банковских операций, так как подвергаются риску меры, относящиеся к свободе действий и конфиденциальности».
В то же время за последние два года благодаря Patriot Act на американских границах было задержано около 35 миллионов незадекларированных долларов, которые пытались контрабандой вывезти из страны. Хотя власти утверждают, что большая часть этих денег должна была пойти на финансирование терроризма, есть основания предполагать, что их львиная доля была связана с другой незаконной деятельностью.
Именно об этом говорят критики администрации, которые видят в столь широкой трактовке закона свидетельство того, что правительство обманным путем навязывает американскому обществу новые ограничения, используя терроризм как предлог для проведения радикальных изменений в правоохранительной сфере.
Помимо использования особых методов расследования, власти активно применяют и оговариваемые в законе более суровые наказания. Это сказалось, например, на приговоре двадцатилетней девушке из Калифорнии, которую родители взяли с собой в морской круиз и которая расклеивала на борту записки с угрозами, надеясь, что это заставит родителей отказаться от продолжения путешествия, и она сможет вернуться домой к своему бойфренду. Кончилось все гораздо хуже – влюбленную приговорили к двум годам тюремного заключения на основании имеющегося в Акте пункта о создании угрозы для безопасности транспортных систем.
Самые лояльные критики Patriot Act не отрицают его необходимости для борьбы с терроризмом. Но столь же необходимым они считают пересмотр некоторых из его частей в плане обеспечения большего контроля над практическим использованием закона. В своем «Послании о положении в стране» в январе примерно так же высказался и президент Буш. Он подчеркнул важность Акта для безопасности страны и обратился к Конгрессу с настоятельной просьбой обновить именно те статьи, которые касаются надзора властей за исполнением закона.
Судя по результатам ряда общественных опросов, мнения по вопросу о том, что важнее - безопасность или свобода, по-видимому, разделились в стране примерно поровну. Одни считают Patriot Act вторжением в частную жизнь и лишением американцев гражданских свобод. Другие заявляют, что больше заботятся о своей безопасности, чем о гражданских свободах: «Для меня безопасность важнее... - говорит одна из сторонниц Акта. - Возможно потому, что я мать...».«Я считаю, что можно поступиться кое-какими свободами ради безопасности каждого», - поддерживает ее один из опрошенных...
Сказать сейчас, какая точка зрения в конце концов перевесит, достаточно трудно. Многое будет зависеть от того, насколько успешной окажется деятельность спецслужб в предотвращении возможных атак и боевой активности самих террористов и их пособников.
А пока тема Patriot Act и распрей вокруг него находит свое отражение в текущей избирательной кампании. Республиканцы надеются, что этот закон станет одним из козырей в их сражениях против демократов, в то время как последние стремятся использовать в своих интересах его недостатки. Но самое удивительное, что Patriot Act неожиданно заинтересовал Кремль.
В связи с последним взрывом в московском метро в России прозвучали заявления о необходимости расширить полномочия правоохранительных органов по борьбе с терроризмом по аналогии с американским Patriot Act. Как сказал заместитель директора ФСБ Вячеслав Ушаков, «в России необходимо принятие превентивных мер в сфере борьбы с терроризмом, в том числе предоставляющих дополнительные права спецслужбам. Нам необходимо пресекать теракты на ранних стадиях и задерживать как их возможных заказчиков, так и исполнителей». Думается, против такой постановки вопроса не сможет возразить никто из живущих по обе стороны Атлантического океана.


Наверх