НУАРК ТАК БЫЛО....

История далекая и близкая
№7 (407)

Несколько лет назад, когда члены клуба для пожилых людей, в котором я работала, собирались ехать в бассейн, Сильвия, наша старенькая секретарша, покачала задумчиво головой и сказала с грустной улыбкой:
- Подумать только, как все изменилось. Меня ведь когда-то в этот бассейн на пушечный выстрел не подпускали.
- Вас? - удивилась я. - А что же такого вы натворили?
- Да ничего особенного, кроме того, что была еврейкой. В нашем городе (я с родителями жила в Ирвингтоне) и в соседних городах - Юнионе, Спрингфилде, Кларке и в большом промышленном Нуарке проживало много немцев. У них были спортивные клубы, куда евреям вход был запрещен.
- Когда же это было?
- В тридцатые, сороковые, да и в пятидесятые тоже. Но в пятидесятые это было уже исключением. У нас в Ирвингтоне на Ченселер Авеню был клуб, хозяева которого отказывались принимать в члены клуба евреев и негров, а когда в пятьдесят четвертом этим заинтересовались власти, они просто снесли здание и продали участок.
Когда едешь по тенистым, застроенным респектабельными особняками улицам Спрингфилда, смешиваешься с пестрой громкоголосой толпой, вливающейся в двери многочисленных магазинов на Брод и Маркет-стрит, центральных улицах Нуарка, или, приехав по делам, пытаешься найти парковку для машины в неспокойном для пеших прогулок Ирвингтоне, прочно удерживающем первое место в США по угону машин, в голову как-то не приходит, что эти самые места когда-то были ареной ожесточенных схваток между американскими нацистами и их противниками. Уж очень сейчас все выглядит по-другому.
Посмотрите внимательно на снимок (вверху). Какие-то люди в нацистской форме маршируют под сенью знамен со свастикой и... знамен американских. А многочисленные зрители - дети и взрослые - дружно подняли руки в традиционном нацистском «Зиг Хайль!» Снимок этот сделан в 1940 году в Америке в штате Нью-Джерси в городке Андовер в летнем лагере Нордланд, где каждое лето отдыхали члены Бунда, нацистской организации американцев немецкого происхождения. Руководителем американского Бунда в годы его наиболее активной деятельности был уроженец Мюнхена химик Фриц Кун.
Штаб-квартира Бунда находилась в Йорквилле, районе Манхэттена, где проживало большое число иммигрантов из Германии. Отделения Бунда были практически во всех штатах, где проживало значительное число немцев. В Нью-Джерси Бунда имел отделения в городах Юнион, Пассаик, Клифтон, Северный Берген, Хакенсак, Фаирфилд и Нуарк.
По выходным тысячи людей собирались на отдых в лагере. Звучали нацистские песни, молодежь маршировала в колоннах под нацистскими знаменами. Люди ели, пили пиво, слушали зажигательные речи своих лидеров, ратовавших за то, чтобы во главе Америки стояло правительство, состоящее целиком из христиан, и чтобы ни на одну руководящую должность - будь то оборона, финансы или образование - не были допущены евреи. В лагере с большой помпой встречали представителей Ку-Клукс-Клана и других не менее дорогих гостей, чернорубашечников Нью-Джерси.
С начала XIХ века эмигранты из Германии традиционно селились в Нуарке и окрестных городках. После итальянцев немцы являлись самой большой по величине этнической группой штата. Люди скромного достатка, (итальянцы, немцы, евреи, ирландцы), мирно уживались друг с другом. Они жили по соседству, в одних и тех же многоквартирных домах, покупали еду в своих магазинах, а зачастую в магазинах своих соседей, их дети играли вместе, ходили в одни и те же школы.
Обстановка изменилась с 30-х годов прошлого века, когда в Германии пришел к власти Гитлер. Новые волны эмигрантов из Германии несли с собой совсем другие настроения. Гитлер обвинял евреев во всех бедах послевоенной Германии. На улицах, в кинотеатрах, в школах Нуарка, Юниона, Ирвингтона в разговорах людей стали слышны антисемитские ремарки, в частных немецких клубах ораторы, на какую бы тему они ни произносили речь, непременно включали в нее фразы, обвиняющие евреев, там же слушателям раздавались листовки антисемитского содержания и, как само собой разумеющееся, всем членам немецких клубов, их семьям и друзьям настоятельно рекомендовалось объявить бойкот магазинам, хозяевами которых были евреи.
Среди жителей штата Нью-Джерси было немало людей, которые серьезно отнеслись к деятельности Бунда и ему подобных организаций. В 1935 году в Нью-Джерси (одном из первых в стране) был принят закон, согласно которому запрещалось заниматься пропагандой ненависти, насилия и жестокости по отношению к любой группе людей вне зависимости от их расы, цвета кожи или религии. Дальнейшее расследование деятельности Бунда привело к принятию закона, согласно которому жителям штата запрещалось носить военную форму иностранных государств и отдавать нацистский салют. Бундисты, однако, пренебрегли запрещением и продолжали носить гитлеровскую униформу и отдавать гитлеровский салют. (Самым парадоксальным в этой истории было то, что немедленно нашлись люди, это были адвокаты из Американской лиги защиты гражданских свобод, которые, не щадя сил и времени, пытались защитить право американских фашистов пропагандировать идеи нацизма).
Деятельность Бунда и ему подобных группировок* привлекла к себе внимание самых разных организаций, таких, как Антинацистская нерелигиозная лига Нуарка, Лига немецко-американской культуры, Американский легион, Американские евреи-ветераны и других... По предложению Объединенного комитета еврейских организаций штата началось бойкотирование всех товаров, импортируемых из Германии.
Была в то время еще одна организация, которая, с одной стороны, активно боролась с американскими нацистами, но с другой - совсем не хотела привлекать к себе внимание прессы. Организация эта, называвшая себя Минитмены, содержалась на средства известного гангстера, уроженца Нуарка Абнера Звилмана. Считается, что Звилман создал ее после того, как знакомые или родные попросили его защитить евреев Нуарка и окрестностей (в одном только Нуарке в 30-е годы проживало 65 тысяч евреев) от антисемитизма, который нарастал одновременно с ростом Бунда. Реакция Звилмана была очень быстрой - из членов своей банды (Звилман был известен тем, что разбогател на незаконной торговле спиртными напитками и азартных играх) он составил группу быстрого реагирования, в состав которой входили крепкие еврейские ребята - борцы, боксеры, вышибалы и т.п. Руководителем Минитменов был близкий друг и помощник Звилмана Нет Арно.
Каждый раз, когда бундовцы проводили шествия или митинги в Нуарке или окрестных городах, одновременно с ними, а зачастую и раньше прибывали Минитмены. Гангстеры имели хорошо налаженную систему оповещения. О времени и месте всех бундовских мероприятий им заблаговременно сообщали хорошо оплаченные полицейские или газетные репортеры. Бундовцы также имели свою охрану, которая вступала в схватки с гангстерами. И те и другие имели дубинки, кастеты и т.п. Чем дальше, тем больше было у бундовцев противников. Во время одного шествия нацистов в Нуарке две тысячи протестующих буквально накинулись на бундовцев, и неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы их не защитили полиция и собственные охранники.
Пожалуй, самыми активными врагами Бунда были жители Андовера. Местные власти предупредели хозяев лагеря, что отберут у них лицензию на продажу спиртных напитков (а это была одна из важных статей доходов Бунда), номера всех машин, прибывающих в лагерь, записывались местными жителями, а однажды хозяева лагеря вынуждены были обратиться в полицию - жители забрасывали их камнями.
В 1941 году новый предводитель американского Бунда Нью-Джерси Кунце Клаппорт и семь других членов были арестованы. Суд округа Сассекс, где находится Андовер, обвинил их в пропаганде расовой и религиозной ненависти. Однако Верховный суд штата Нью-Джерси отменил это решение на том основании, что закон, по которому их осудили, нарушает Конституцию штата. Это решение, объявленное за два дня до нападения Японии на Перл Харбор и вступления Америки в войну с Японией, уже мало что изменило. К этому времени основатель Бунда Кун отбывал наказание в тюрьме Синг Синг за поджог и подделку документов. Его преемник Кунце был в бегах, а организация обанкротилась.
Недавно в доме Уоррена Гровера, человека, который много лет отдал изучению истории штата Нью-Джерси (Гровер - бывший президент Исторического общества Еврейской федерации Метровест), собрались немногие свидетели тех далеких дней... В уютной гостиной за празднично накрытым столом сидели двенадцать очень старых людей, и вспоминали все то, что им пришлось пережить, и радовались тому, что им снова довелось увидеть друга друга.


Наверх