ankara escort

ЛУЧШИЕ УМЫ

Наука и жизнь
№4 (404)

Журнал U.S. News&World Report опубликовал подборку статей под общим заголовком Best Minds - «Лучшие умы», в которой рассказывает о десяти наиболее выдающихся, по его мнению, американских и иностранных ученых и изобретателях последнего времени. Вот эти люди:
- автор проекта OceanStore по закладке информации в тысячи компьютеров и сохранению ее на века Джон Кубятович из университета Калифорнии в Беркли;
- разработчик эффективной рекламной компании за здоровый образ жизни физиолог Билл Реджер;
- автор представленных во многих американских музеях «философских» надувных скульптур и живописных японских полотен японский художник Такаши Мураками;
- один из помощников министра обороны Рамсфелда специалист по перспективному планированию адмирал Артур Себровски;
- специализирующаяся на проблемах памяти нейролог из университета Южной Каролины Роберта Диаз Брайнтон;
- один из участников подготовки последнего полета британского аппарата к Марсу планетолог Колин Пиллинджер;
- новатор в области аренды DVD через Интернет исполнительный директор компании Netflix Рид Гастингс;
- Кэти Хейкок - педагог, один из авторов принятого Конгрессом Закона о ликвидации к 2014 году разницы в школьном образовании между белыми учениками и их одноклассниками из национальных меньшинств, а также между детьми из семей с высокими и низкими доходами (No Child Left Behind Act);
- архитектор Эллисон Уильямс, автор проекта Афро-Американского культурного центра в Питсбурге и других выдающихся сооружений в городах Америки;
- генетик, автор открытия в области продления жизни Синтия Кеньон.
О последней подробно рассказывается в публикуемой ниже статье.
МОЛЕКУЛЫ СУДЬБЫ
Изучение молекул, которые контролируют всю нашу жизнь оказалось для Синтии Кеньон настоящим призванием. Однажды ее мать принесла домой книгу, написанную Джеймсом Уотсоном, нобелевским лауреатом, открывшим знаменитую двойную спираль молекул наследственности ДНК. Книга называлась «Молекулярная биология генов». Она захватила воображение девушки настолько, что она, дочь профессора колледжа, бросила ради нового увлечения Университет в штате Джорджия. «Это был верный путь к пониманию фундаментальных основ всего живого»,- вспоминает Синтия.
На своем новом поприще Синтия Кеньон изучала генетику крошечных полупрозрачных червячков, которые плодились в специальных лабораторных блюдцах - чашках Перти. Они размножались настолько быстро, что более старые буквально терялись в море младших. При этом ученого интересовали главным образом молодые особи, на старых она практически не обращала никакого внимания.
...На эту давно забытую чашку она наткнулась совершенно случайно. Когда-то забыла о ней вместе с оставшимся внутри объектом-мутантом, который за прошедшее время все же смог произвести на свет нескольких потомков. Исследовательница еще никогда не видела таких старых червей. Скрючившиеся и сонные, они внушали жалость и вызывали сочувствие не только к себе, но и ко всему живому - тому, что неизбежно стареет и движется к смерти. «А ведь я тоже старею,- с грустью подумала Синтия, держа в руках запылившуюся посудину.- Но как же они прожили так долго?»
Так возникла мысль о том, что черви могут быть неплохой моделью для изучения процессов старения. Коллеги отговаривали исследовательницу, утверждая, что выбранная ею тема слишком сложна и не сулит легких решений. Но занявшись ею вплотную, ученый обнаружила, что ход внутренних часов, отсчитывающих продолжительность жизни животных и человека, можно замедлить.
Уже в самом начале работы пришлось отбросить идею о том, что старение является неизбежным результатом простого изнашивания организма. В 1993 году ее лаборатория в Калифорнийском университете в Сан-Франциско впервые добилась удвоения общей продолжительности жизни червей путем изменения гена daf-2, который ведает производством белка, сходного с человеческим белком - рецептором инсулина.
А через десять лет после этого открытия, в октябре прошлого года, группа Кеньон описала червей, которые живут в шесть раз дольше, чем нормальные, что эквивалентно 500 годам человеческой жизни. Более того, супер-старые черви выглядели и вели себя как молодые. Когда она впервые увидела этих маленьких бойких «старичков», она почувствовала уже не жалость, а зависть: «Я тоже хотела бы жить дольше».
«Весомого эффекта от мутации этого гена ожидали многие наши коллеги»,- говорит доктор Дэвид Синклер, изучающий процессы старения в Гарвардском университете. Вслед за первым ошеломляющим результатом Кеньон последовали новые сообщения на ту же тему. В частности, еще одна лаборатория известила о том, что изменение гена daf-2 у мышей позволило ее сотрудникам увеличить продолжительность их жизни на четверть. При этом у зверьков не наблюдалось никаких вредных побочных эффектов. Мыши - млекопитающие животные, более близкие по своему «устройству» к «венцу природы» - человеку. И перекинуть научный мостик от этих грызунов к людям гораздо легче, чем от таких примитивных существ как черви.
В настоящее время Кеньон пытается разобраться в том, какие механизмы контролирует активность в организме обычного неизмененного гена daf-2. В отношении животных уже есть некоторые намеки. Например, в более ранних работах указывается, что влияние на ген и, соответственно, на продолжительность жизни, могут оказывать такие сигналы окружающей среды, как, скажем, запах других животных, служащий признаком перенаселения.
Секрет старения неотвязно мучает Кеньон. Сейчас ее захватил вопрос, почему обычные мыши живут лишь два года, в то время как век аналогичного размера летучих мышей составляет пятьдесят лет? Конечно, главным двигателем деятельности ученого, как и всех ее коллег, служит обыкновенное человеческое любопытство. Но к нему добавляется и сугубо личный интерес - какому человеку не хочется продлить свою жизнь? Именно поэтому Кеньон ограничивает себя в потреблении углеводов, поддерживая таким образом низкий уровень своего инсулина. Ведь это в ее работе выяснилось, что животные с менее активными инсулиновыми рецепторами живут дольше.
По той же причине она основала биотехнологическую компанию, нацеленную на поиск средств, увеличивающих продолжительность человеческой жизни. Один из возможных путей реализации этой идеи Кеньон видит в регулировании активности гена daf-2. «Если наша компания сможет сделать такую пилюлю, ее захочет купить каждый, - говорит она. - И я первой стану в эту очередь».


Наверх