ФАТАЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА В ИСТОРИИ ЮКОСА

Лицом к лицу
№48 (396)

Елена Коллонг-Попова должна французскому фиску 15 миллионов
В истории ЮКОСа во Франции неожиданно появилась новая фигурантка - бывшая наша соотечественница Елена Коллонг-Попова, имеющая ныне французское гражданство. По ее словам, она создала около трех десятков офшорных компаний, которые использовались нефтяным гигантом для увода денег от налогов: через созданные ей структуры прошло 1,2 миллиарда долларов. Эффектная зеленоглазая блондинка оказалась в центре внимания французской и швейцарской прессы.
Последний номер журнала «Пари матч» посвятил Елене четыре полосы под заголовком «Елена - фамм фаталь дела ЮКОС». Коллонг-Попова утверждает, что на протяжении пяти лет была доверенным лицом бывшего директора по корпоративным вопросам ЮКОСа Алексея Голубовича. Гром грянул в октябре 1998 года, когда в парижские апартаменты Елены в 7 утра явились 15 агентов французского фиска, которые весь день вели обыск. Пять лет спустя, 30 мая 2003 года парижский суд приговорил ее за неуплату налогов к астрономической сумме в 15 миллионов евро и к году заключения.
- Елена, вы не думаете, что в истории с ЮКОСом российская прокуратура использует вас в своих интересах?
- Я так не думаю. Прежде всего я защищаю свои собственные интересы. Я должна заплатить французским налоговым службам 15 миллионов евро. У меня нет таких денег, и это не мои налоги.
- Вы же отдаете себе отчет в том, что ваши показания могут стать еще одним гвоздем в крышку гроба ЮКОСа?
- Мой «гвоздь» не будет таким уж большим... И без меня дело приняло внушительные масштабы. Российское МВД со мной связалось после того, как обнаружило во время обысков документы с моей подписью.
- К вам в Париж приезжал следователь МВД Николай Шумилов?
- Нет, мы с ним общаемся только по телефону. Он попросил меня вкратце описать то, чем я занималась. Как-никак, на мне было около 30 офшорных компаний. Бумаг накопилось очень много, а отправила я в Москву только кое-что, выборочно.
- Вы готовы поехать в Москву и дать показания по делу ЮКОСа?
- Нет. Я боюсь за свою жизнь.
- А в Париже вы не боитесь?
- Боюсь. Но здесь все-таки мне спокойнее. Я не скрываюсь и знаю, что кому надо, тот меня найдет. Один мой высокопоставленный французский приятель недавно сказал мне: «Ну, если ты доживешь до понедельника, то пойдем с тобой обедать».
- У вас были какие-то личные контакты с Ходорковским?
- Нет, Ходорковский вообще меня не знает, и никакой обиды у меня на него нет. Я работала только с Алексеем Голубовичем, который меня с Ходорковским не знакомил.
- И где же сейчас находится Голубович?
- Он в Лондоне. Все мои контакты с ним прекратились с 2001 года.
- Как же вы намерены расплатиться с фиском?
- Пока не знаю. У меня в Швейцарии заблокирован счет. Если мне его удастся разблокировать, то тогда начну «торговаться» с фиском, потому что налоговая сумма огромная. Мне периодически приходят бумаги, извещающие, что у меня в квартире будут взламывать двери и в очередной раз описывать мое имущество. К счастью, меня приговорили к 12 месяцам тюрьмы условно. Но мне надо срочно выплатить штраф в 700 тысяч евро. Если я не заплачу, меня посадят.
- Почему же у вас не сложились отношения с ЮКОСом?
- Они меня просто «кинули». Когда вышла посвященная мне статья в швейцарской газете «Ле Тан», историю подхватил еженедельник «Эбдо». Все это не понравилось группе «МЕНАТЕП», они стали писать письма в журнал, пригласили журналиста в Москву, пригрозили ему. Потом вызвали моих адвокатов. Приглашали и меня, но я ехать отказалась. Адвокаты поехали на переговоры по поводу моих налогов. Лебедев сказал, что обо всем в курсе и предложил 500 тысяч долларов. Я общалась и с Антоном Дрелем (адвокат ЮКОСа - Ю.К.). Вначале от 500 тысяч отказалась, но потом согласилась: «Ну, ладно, давайте 500 тысяч - хотя бы адвокатам заплачу». - «Нет, - ответили они, подумав, - это будет как бы подкупом свидетелей».
- Разве то, чем вы занимались противоречит российским законам?
- Не знаю. Я живу во Франции, работала на территории Швейцарии, где это нарушением не является.
- А на территории Франции?
- Здесь надо было декларировать доходы. Я проводила операции с территории Франции, но все счета были в Швейцарии.
- Вы не считаете, что арест Ходорковского вызван в первую очередь политическими причинами?
- Не считаю, хотя на самом деле мне его жалко. Он же умный человек, который создал такую большую империю. Но методы, которые они использовали в отношении меня и не только... Такая крупная, такая красивая компания не должна так делать. Например, очень часто подделывали мою подпись. И не только мою, но и моего сына Владислава (МВД прислало документы, где стоит моя поддельная подпись).
- А чем занимается ваш сын?
- Он работает в одной частной фирме. А в то время, когда происходили эти события, учился в университете в Америке. Голубович, с которым мы вначале дружили семьями, попросил его, чтобы он стал директором одной компании. Сын даже не знал, что в этой компании происходило, и ничего не подписывал. То есть его имя использовалось без его согласия. Я понимаю: чтобы избежать налоги, требуется много людей - тем более с иностранными паспортами, но надо же предупреждать! А никто не хотел платить, потому что они еще и ужасно жадные. Если бы мы открыли наше бюро в Женеве, то всей этой истории со мной не случилось бы. Я бы чаще туда ездила, но они не хотели тратить лишние деньги.
- МВД вас так просто не отпустит. Сюда могут приехать следователи....
- Пускай приезжают. Я спокойно отвечу на любые вопросы.. Голубович заверял, что у меня никогда не будет никаких проблем. Меня мои адвокаты и друзья предупреждали, что рано или поздно у меня начнутся проблемы. Но Голубович не хотел тратить деньги. Зачем? Ну, сидит человек во Франции, делает дело за три копейки, пусть и дальше делает. Когда ко мне пришла налоговая полиция, Голубович просил не давать никаких материалов по фирмам, которыми я руководила. А когда мне фиск выставил счет, меня все бросили. Я ничего не своровала, ничего толком не заработала в течение 6 лет.
- Но вы, наверное, жили неплохо?
- Нормально, средне. Какого-то безумного богатства не было.
- Ну а если сейчас ЮКОС сделает жест и заплатит ваши налоги?
- Пускай заплатит. И еще - за нанесенный мне моральный ущерб.
- Вы не собираетесь подать в суд на ЮКОС?
- На ЮКОС я подать в суд не могу, но уже подала на Голубовича в Женеве. И сейчас швейцарский следователь Венгер ведет разбирательство. Оно продлится несколько месяцев. И я уверена на сто процентов, что суд встанет на мою сторону. Когда сделают экспертизу, то увидят, что моя подпись подделана. Я никого не пугаю, я просто защищаюсь.
- И как же вы сейчас живете?
- У меня сейчас во Франции нет ни счета в банке, ни собственности. Живу я в чужой квартире.
- Сейчас вы не работаете?
- Да кто же меня возьмет на работу с таким «замечательным» прошлым? Раньше я работала не только на ЮКОС, но и сама по себе на различных фирмах, занималась поставкой сырья, проводила клиринговые операции, имела дело с лондонской биржей. Все накрылось....
- Вы были замужем за французским дипломатом?
- Я была замужем за сотрудником французского посольства в Москве. Потом мы развелись, и я стала работать на маленькой французской фирме, потом открыла свое дело. У меня французское гражданство с 1984 года, а с 1990-го я живу в Париже постоянно.
- С Москвой у вас все мосты сожжены?
- Мой папа, который работал в авиационном институте имени Баранова, давно умер. Моя мама живет в Москве. Раньше она часто приезжала в Париж и жила со мной, но сейчас мне ее просто не на что пригласить.
- Значит, вы сейчас бедствуете?
- Конечно. Я получаю РМИ (минимальное пособие, которое во Франции предоставляют неимущим, - Ю.К.). Я обратилась за помощью в Национальное агентство занятости. И когда они увидели, сколько я должна заплатить налогов, то посоветовали сходить к психиатру.


Наверх