Уроки "Энрона"

Тема недели
№7 (303)

Террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне, дерзкие по замыслу и чудовищные по своим последствиям, безусловно, стали знаковым событием второй половины 2001 года. С какой стороны ни взгляни, они во многом изменили страну, в которой мы живем. Похоже на то, что знаковым для первых месяцев нынешнего года может стать крушение одной из самых крупных энергетических компаний Америки “Энрон”. И тут действующие лица продемонстрировали незаурядную дерзость, граничащую с наглостью. И тут из-за слабых сторон всей системы безвинно пострадали десятки тысяч человек, а убытки составили миллиарды долларов. Есть и первая жертва - испугавшись унизительного допроса в Конгрессе, застрелился 43-летний ответственный сотрудник “Энрона” Клиффорд Бекстер.[!]
Скандал разгорается неимоверный, разбрасывая искры во все стороны. Об истоках дела сказано и написано уже много. Не вдаваясь в подробности, остановимся лишь на главном. Менеджеры компании на протяжении довольно долгого времени скрывали истинное положение дел, искажали финансовую отчетность, без стеснения завышая данные о прибылях. В этом им содействовали авторитетная аудиторская фирма «Артур Андерсен», скрывавшая «липу» в собственных документах, а также доверительный распорядитель пенсионного фонда «Нортерн Траст». Зная о предстоящем крахе, руководящая головка «Энрона» тайком продала свои акции по высокой цене, выручив сотни миллионов долларов. Остальные сотрудники и инвесторы со стороны, многие из которых вложили свои акции в пенсионный фонд, потеряли почти все, поскольку цена этих бумаг молниеносно скатилась вниз, а однажды они были и вовсе сняты с биржевых торгов.
Крах столь мощной корпорации до предела обнажил непозволительное могущество менеджеров, силу коррупционных связей в деловом мире, провалы в системе акционирования компаний и формировании пенсионных фондов. Тень подозрений пала и на нынешнюю президентскую администрацию - обнаружились ее финансовые связи с «Энроном».
В последние дни подозрения эти укрепились из-за слов, умолчаний и действий самой администрации. Сначала министр финансов Пол О’Нил, одарив телекамеру милой улыбкой, заявил, что история с «Энроном» не содержит ничего необычного и «вполне укладывается в систему капитализма». Общественность расценила эту реплику и как проявление чиновного цинизма, и как попытку преуменьшить значение случившегося. Не остался без внимания и тот факт, что в недавнем обращении к нации президент Джордж Буш об «Энроне» не сказал ни единого слова. И, конечно, дровишек в костер добавил вице-президент Дик Чейни, наотрез отказавшийся предоставить Конгрессу документы о переговорах «на высшем уровне» с менеджерами «Энрона». Финансово-контрольное управление Конгресса в ответ на этот демарш подает исковое заявление на Белый дом в окружной суд.
Во всем этом запутанном клубке событий, отношений и последствий предстоит разобраться специальному комитету, созданному Конгрессом. Что до политической составляющей скандального дела, то разбирательство, надо полагать, дойдя до точки кипения, породит лишь пар. А пар, как известно, легче воздуха и потому быстро растворится в космических высотах, так что невооруженным глазом ничего определенного не узреешь. И Бог с ним! Основная суть все-таки не в том, сильно или не очень «поддадут» демократы республиканцам и выдержит ли этот удар республиканская администрация.
Может быть, прав министр О’Нил и в деле «Энрона» нет ничего сверхординарного - обыкновенное мошенничество? Такое ведь во все времена случается и, к сожалению, еще будет случаться. Да, руководящая головка менеджеров злополучной корпорации проявила себя группой вульгарных мошенников. Но что породило порок? По свидетельству прессы, бывший исполнительный директор «Энрона» Кеннет Лэй пользовался высоким авторитетом в деловых и политических кругах. «Сказочно богатый человек, он не кичился своим положением и был далек от так называемых «стандартов Хьюстона». Ездил на старом «Кадиллаке», отказывался от престижного лимузина... Кен всегда находил приветливое слово для каждого». Это с одной стороны. А вот другие свидетельства: «Кеннет Лэй требовал, чтобы в корпоративной культуре сотрудников непременно присутствовали элементы брутального дарвинизма... Главным его девизом постоянно оставалось «Хватай за горло!»
Лэй не скупился на подачки перспективным политикам, полмиллиона долларов было передано Бушу на его избирательную кампанию. И одновременно широким фронтом развернул откровенно жульнические операции с нефтью и энергетикой в Калифорнии. Нет, он не был врагом своей корпорации, однако охотно шел на сомнительные сделки, а в критический момент предал ее интересы, отдав предпочтение интересам собственного кармана. В этом отношении Лэй недалеко ушел от бывших «красных директоров», возглавивших фабрики и заводы в постсоветской России. Те точно так же поплевывали на интересы предприятий, лишь бы самим сказочно обогатиться.
Пойдем дальше. Афера, предпринятая менеджментом «Энрона», была бы невозможна без участия бухгалтеров-аудиторов. И они нашлись в руководстве фирмы «Артур Андерсен». Там не только прикрывали «липу» клиентов собственной отчетностью о бухгалтерских проверках, но в нужной момент пошли на уничтожение документов. Так, чтобы и концов не сыскалось. Участием бухгалтеров афера не ограничилась. Сейчас вскрываются факты просто поразительные.
По свидетельству прессы, еще в начале декабря прошлого года любой желающий мог узнать из официальных публикаций Уолл-стрита, что прибыль «Энрона» упала до 72 центов на каждую долю акций. Однако 12 из 17 признанных аналитиков биржи продолжали убеждать инвесторов в стабильности корпорации, рекомендуя без тени сомнения покупать ее акции. Теперь закономерно возникают вопросы, не подкармливал ли «Энрон» аналитиков и биржевых маклеров, не надувают ли нас те же аналитики, суля баснословные выгоды от приобретения ценных бумаг других фирм и корпораций, и вообще кому и в чем теперь можно верить.
Не исключено, что дело «Энрона» постараются каким-то образом замять или, по меньшей мере, обозначить как единичный, выходящий из ряда вон случай. И зря. Известный экономический обозреватель Джонатан Алтер в журнале «Ньюсуик» называет это дело «открывшейся миру раковой опухолью, метастазы от которой грозят поразить фундаментальные основы общества». Оно не может считаться лишь преступным деянием ограниченного круга злоумышленников. В нем явно просматриваются порочные элементы, типичные для современных методов ведения крупного бизнеса.
Прежде всего обращает на себя внимание тенденция к принудительному вовлечению сотрудников в акционирование компаний. То и дело появляются сообщения, что одна фирма купила другую, уплатив сотни миллионов, а то и миллиарды долларов. И кто-то по наивности удивляется, откуда у покупателя такие свободные от оборота деньжищи. В действительности подобных сумм никто не платит и никто не получает. Как правило, расплачиваются акциями вновь созданного объединения. Но среднему звену и рядовым сотрудникам запрещено пускать эти акции в дело, продавать их в течение ближайших трех - пяти лет. Менеджмент же высшего разряда такое право получает и может распоряжаться своими ценными бумагами по своему усмотрению в любое время. Бывает, этой категории служащих просто переводят причитающуюся сумму на банковский счет, обходясь без акций. Известно немало случаев, когда сотрудники купленной фирмы, заполучив кучу акций, целый год чувствуют себя миллионерами, набирают банковские кредиты на крупные суммы, а потом оказываются у разбитого корыта.
По меньшей мере сомнителен установившийся порядок создания пенсионных фондов. Достаточен опыт «Энрона», чтобы понять: вкладывая свои акции в так называемые смешанные пенсионные фонды, будущие пенсионеры переступают порог казино. И забрать акции до поры до времени не разрешается, вступают-то в игру не они сами, а «доверительные компании». Недаром президент Буш уже дважды говорил о необходимости как-то изменить систему, сделать ее более надежной. Правда, каким образом это сделать, сказано не было. В старости обездоленных без поддержки, конечно, не оставят. Только забота эта ляжет на плечи государства, то есть налогоплательщиков. Куда уйдут сбережения самих вкладчиков, можно лишь догадываться.
«Принудиловку», между прочим, ощущают на себе и граждане, не имеющие никакого отношения ни к бизнесу, ни к делам корпоративным. Обыкновенную пластиковую карточку для съема денег со своего счета через автоматы многие банки, не спрашивая согласия клиентов, превращают в карточки дебитные и кредитные. Кому-то из клиентов, даже, наверное, большинству, это нравится. Несомненно, есть такие, кому это не по душе. Банковские менеджеры не интересуются мнением ни тех, ни других. Поступают, как считают нужным, навязывают услуги, о которых их не просят. Отказы не принимаются.
Дело «Энрона» заставляет снова говорить о болезненной и непростой проблеме лоббирования. В пору борьбы за место кандидата в президенты от Республиканской партии сенатор МакКейн, помнится, решительно выступал за ограничение денежных подношений законодателям. Кандидатом он не стал, уступив Джорджу Бушу, и его призывы остались гласом вопиющего в пустыне. Масштабы лоббирования только расширились. Как теперь выясняется, солидные «пожертвования» от «Энрона» успели получить больше 70 сенаторов и почти половина конгрессменов. Чего уж тут толковать о контроле, объективности, принципиальности.
Большой бизнес, конечно же, не может не иметь связей с политикой и политиками. Строить на этот счет иллюзии бессмысленно. Однако всему есть предел. Интересы государства и общества часто, но не всегда совпадают с интересами финансовых или промышленных воротил. Электорат страны посылает своих представителей во властные структуры вовсе не для того, чтобы эти представители собирали побольше «пожертвований», все больше похожих на обыкновенные взятки. Сколько выгоднейших заказов, выполненных и невыполненных, получил «Энрон» по настоятельным рекомендациям «сверху», пока не известно. Но что таких рекомендаций было немало, уже стало достоянием гласности. За все это теперь предстоит расплачиваться не только обездоленным сотрудникам энергетической корпорации, но и всем американским налогоплательщикам.
Не будем лукавить, честно признаем: из дела «Энрона» можно извлечь серьезнейшие уроки, а можно и никаких уроков не извлекать - обстоятельства позволяют, искусные мастера спускать проблему на тормозах найдутся. Если будет избран второй вариант, мы станем свидетелями бесконечных слушаний в комитетах, подкомитетах, комиссиях и подкомиссиях. Возможно, инициаторы и активные участники аферы получат по заслугам, что, впрочем, сомнительно. Попутно демократы с удовольствием пощекочут нервы республиканцам. Жертвам аферы от этого не станет ни тепло, ни холодно. А завтра, через месяц или через год менеджеры еще какой-нибудь крупной корпорации учинят такое же безобразие. Остановить-то их некому и нечем. Печать уже сообщает о подозрительном решении руководства другой энергетической компании под названием «Уилльямс» отложить на неопределенное время публикацию данных о своем финансовом положении.
Истинные уроки, преподанные «Энроном», меньше всего требуют вмешательства следственных органов. Криминал криминалом, с этим разобраться проще. Следовало бы пересмотреть некоторые легитимные основы ведения большого бизнеса, выстроить определенные преграды обману, коррупции, недобросовестному отношению менеджмента к финансовой отчетности. Только таким образом можно восстановить пошатнувшееся доверие наемных работников к работодателям, бизнесменов - к партнерам, инвесторов - к биржевым сделкам, зарубежных компаний - к американским.
Задачу эту по силам решить только законодателям и правительственному кабинету. Вряд ли за нее возьмется нынешний министр финансов. Подобные широкомасштабные и ответственные программы, судя по всему, не соответствуют ни его воззрениям, ни его опыту корпоративного менеджера. Что ж, на Поле O’Ниле свет клином не сошелся. Кого-кого, а мудрых финансистов в Америке хватает.

P.S. Когда эта статья уже была написана, из Белого дома пришли обнадеживающие вести. Сообщается, что порядок формирования пенсионных фондов будет реформирован, а сотрудники компаний смогут более свободно распоряжаться акциями. Лед, значит, тронулся, урок пошел на пользу. Подождем и других перемен, рано или поздно они должны произойти.


Наверх