«МОЙ ОТЕЦ - ТРУС И ЛЖЕЦ, КОТОРЫЙ ЛЮБИТ ТОЛЬКО ДЕНЬГИ»

Кинозал
№40 (388)


Гийом Депардье сводит семейные счеты
«Все, что говорит мой отец, - это ложь. Он выскочка. Если бы не моя мать, которая познакомила его с Франсуа Трюффо и с Морисом Пьяла (известными режиссерами - Ю.К.), он бы так и остался никем. Он ей обязан всем. Сегодня мне жалко отца, который всю жизнь всем - за исключением своего психоаналитика - врал и всех обманывал. И это секрет Полишинеля. Он самозванец, но французы любят самозванцев. Он человек, который был не способен ни воспитать детей, ни оплакать умерших родителей»... Это фраза из обвинительной речи, с которой выступил в прессе 32-летний Гийом Депардье, сын знаменитой кинозвезды.
В жизни самого Гийома наступила тяжелая полоса. В июне ему ампутировали ногу, которую на протяжении нескольких лет врачи безуспешно пытались спасти, сделав ему 17 неудачных операций. Его бросила жена, и он пытается добиться разрешения на свидания со своей дочерью. Неделю назад суд приговорил его к 9-месячному условному заключению за то, что он выстрелил из пистолета после ссоры с поклонником, который хотел с ним заговорить на улице. Но чашу терпения, видимо, переполнило интервью Жерар Депардье телестанции «Канал +», в котором он пренебрежительно отозвался о сыне и в целом о своей бывшей семье. «Мне надоело быть мусорным ведром, в которое все сваливают, - заявил Депардье-старший. - Так что пусть теперь разбираются сами. Я окончательно порвал с Гийомом. Он настоящий поэт, но совершенно неисправим. Так будет лучше для его психического здоровья».
Ответ не заставил себя долго ждать. Легкоранимый Гийом, истерзанный болезнями, наркотиками и семейными драмами, вынес сор из избы и сказал все, что думает о родителе. Его, в частности, возмутилиотцовские слова о том, что тот уже 14 лет пытается развестись со своей женой Элизабет, матерью Гийома, чтобы, наконец, связать себя узами брака со своей давней спутницей актрисой Кароль Буке. «Жерар Депардье, - утверждает его сын, - это трус, обманщик и притворщик. Это человек, который пожимал руку Фиделю Кастро, получал деньги от ультраправых лидеров Восточной Европы (в свое время в Словакии он поддержал на выборах националиста Владимира Мечьяра, который якобы заплатил ему за эту «роль» 45700 евро - Ю.К.). Он дружил с алжирским предпринимателем Рафиком Халифа (который оказался в центре международного финансового скандала, связанного с отмыванием денег, - Ю.К.) только потому, что тот давал ему бесплатные авиабилеты. Он лишен всякого благородства. Будучи парвеню из бедной семьи, которая имела шестерых детей, он все время хочет что-то доказать. Ему нравятся лишь люди богатые, обладающие властью, и льстецы.... Когда он пьяным несется на своем мотоцикле, рискуя убить людей, он знает, что все полицейские Франции закрывают на это глаза. Мне же ничего не прощают».
Жерар Депардье, продолжает обвинительную речь его сын, находится во власти демонов. Он хочет всем нравиться. Он прогнил насквозь и любит только деньги. Это единственное, что его интересует. Он абсолютно беспринципный человек, который обожает покорять сердца людей, а потом их презирает. Его же хорошо знают только моя мать и я. Мы видим его насквозь. Мать долгие годы тщетно пытается с ним развестись, закончив дело миром.
Окончательный разрыв сына и отца произошел 7 месяцев назад. Тогда Жером, по словам Гийома, пытался его «купить», подарив ему уникальные часы стоимостью в 50 тысяч евро и окончательно от него избавиться. Гийом, в свою очередь, в качестве ответного прощального жеста преподнес отцу великолепный мотоцикл. «Он стоил огромных денег, которых у меня нет, - говорит Гийом, - я ведь не пользуюсь услугами диктаторов, чтобы набивать их деньгами свое портмоне». Несколько дней спустя отец потребовал вернуть часы без объяснения причин. Сын тогда попросил вернуть мотоцикл. Это была та капля, которая переполнила их чашу терпения. После чего начались публичное выяснение отношений и взаимные оскорбления в СМИ. «Я человек искренний, преданный и честный, готовый умереть во имя благородного дела и своих принципов, - завершает свою публичную исповедь Гийом. - Страница моих отношений с отцом окончательно перевернута. И сейчас я хочу сказать ему одно: «Жерар, заткнись!» Все. Интервью я больше не даю».


Наверх