Наука после 11-го сентября. Говорят ученые.

Новости науки и техники
№5 (301)

Нападение террористов на Всемирный торговый центр и Пентагон, как и возникшая угроза новых террористических актов, вызвало у ученых страны не только глубокую скорбь и тревогу, но и определенное беспокойство за судьбы науки и мира. В связи с этим редакция журнала Discover обратилась к некоторым известным ученым с вопросом о том, как, по их мнению, эти трагические события отразятся на международных отношениях и дальнейшем развитии тех областей знаний, в которых они работают. Думается, их ответы будут интересны нашим читателям.

Френсис Ваканти, биоинженер мaссачусетского General Hospital в Бостоне:
«Меня очень беспокоит то, что, переключившись на выполнение конкретных задач по обеспечению безопасности страны и ее населения, мы можем ослабить наши усилия на перспективных научных направлениях, которые в настоящее время кажутся некоторым недостаточно актуальными.[!] Это было бы большой ошибкой. После событий 11 сентября многие люди стали видеть в ученых лишь защитников от новых террористических угроз. Это ограниченный взгляд на вещи. На самом деле сейчас нужны не столько новые научные исследования, сколько поиск инженерных решений, повышающих безопасность. Несмотря на сложную обстановку, не следует забывать о фундаментальной науке, предназначенной для глубокого познания природы. Опасность заключается в том, что при распределении фондов правительство под влиянием момента может начать экономить на науке. Конечно, все это не означает, что мы не собираемся принять активное участие в повышении безопасности. В частности, в медицине, несомненно, произойдет определенный поворот от лечения известных болезней к борьбе с заболеваниями, возбудители которых создаются и распространяются злоумышленниками. Это нормальная реакция на кризис, но при этом нужно не терять уважения к теоретической науке, то есть к тому источнику, из которого питается медицина вообще».

Барбара Сейдерс, руководитель программы по химической и биологической защите Национальной лаборатории Pacific Northwest в городе Ричлэнд, штат Вашингтон:
«События последнего времени утвердили меня в намерении создать компьютерный инструментарий для так называемого бионадзора, который должен ускорить принятие правильных решений в экстремальных ситуациях. Известно, например, что, несмотря на плохое самочувствие, люди обычно далеко не сразу обращаются к врачу. В это время они могут не ходить на работу, значительно чаще заходить в Интернет в поисках информации о здоровье, оставлять дома своих детей – школьников. Однако все это до поры до времени остается неизвестным руководству местного здравоохранения. Если бы у нас были возможность и оборудование, позволяющие проследить за происходящим и быстро проанализировать полученную информацию, мы узнали бы о повышении уровня заболеваемости еще до того, как больные, наконец, собрались выбраться к своему доктору. Такая система помогала бы в кратчайшие сроки выяснять, что определенная часть населения заражена каким-то инфекционным заболеванием, и незамедлительно принимать необходимые меры, ограничивая таким образом число жертв биологических террористов».

Кристофер Флэвин, эколог, президент Worldwatch Institute в Вашингтоне, округ Колумбия:
«Думаю, далеко не все осознали, что 11 сентября перед нашей страной поставили серьезнейший вопрос: «Можем ли мы и дальше позволять себе оставаться столь же зависимыми от нефти, как сейчас?» Ведь если завтра королевская семья в Саудовской Аравии потеряет власть и будет заменена радикальным правительством фундаменталистского толка, можно представить, какими проблемами это обернется для Соединенных Штатов. Нам смогут диктовать политические условия и влиять на военные усилия, направленные на то, чтобы держать нефтяные краны открытыми. Террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне – это звонок о том, что наша энергетическая система является просто нежизнеспособной. Нам нужно срочно начинать движение к широкому использованию в экономике водорода. Конечно, этого не сделаешь с маху, но какое-то время главную роль в энергетике могут взять на себя природный газ и такие экологически чистые источники, как ветер и солнце. Только в этом я вижу основу нашего благосостояния на длительную перспективу».

Зиа Миан, физик и специалист по ядерному разоружению в Принстонском университете, Принстон, штат Нью-Джерси:
«Связанное с очередной акцией террористов осложнение обстановки на границе между Индией и Пакистаном еще раз указывает на безотлагательность и срочность решения проблемы ядерного риска в Южной Азии. Экстраординарная задача заключается в том, чтобы прекратить военное противостояние двух этих крупных государств с ядерными арсеналами, показать мировой общественности опасность эскалации Кашмирского конфликта и перерастания его в большую войну».

Джозеф Индаси, математик Брукхейвенской национальной лаборатории, город Аптон, штат Нью-Йорк:
«Риск, который нам необходимо свести к минимуму, состоит из собственно угрозы терроризма, нашей уязвимости и возможных последствий. В прошлом мы тратили, причем не всегда благоразумно, значительные материальные и моральные ресурсы на тот или иной компонент этого «уравнения». Одним из примеров этого могут быть угнетающие население бесконечные упоминания о потенциальных угрозах каких-то неизвестно где обретающихся и неизвестно что задумавших террористов. Мы также инвестировали значительные средства, чтобы уменьшить нашу уязвимость. Но хотя это и привлекло внимание средств массовой информации и Конгресса, принятые меры далеко не всегда были адекватными. Что касается нападения террористов на Манхэттен и Пентагон, то оно, помимо естественной скорби, вызывает мысли о вызванной ими «зацикленности» обычной публики на самых плохих последствиях чрезвычайно редких событий. Поэтому оценивая каждый элемент риска, необходимо одновременно определять наиболее важные научные и технические нужды для сохранения нашей безопасности на длительный промежуток времени. Только при таком подходе можно избежать неуместных и излишних усилий».

Сабраманьям Сваминатан, биофизик Брукхейвенской национальной лаборатории:
«Понятно, что случаи с рассылкой спор сибирской язвы весьма обеспокоили население, но, как это ни прискорбно, следует напомнить о том, что, кроме антракса, может быть множество других биологических и химических агентов, используемых для биотерроризма. Поэтому вместо концентрации всех усилий только на одном направлении – создании средств против уже обнаруженного врага, нужно разрабатывать комплексный подход к предупреждению любых «рукотворных» заболеваний и получению эффективных лекарств для их лечения».

Маер Тэдрос, химик и изобретатель пены, используемой для очистки зданий, зараженных антраксом, Национальная лаборатория Сандиа, город Альбукерк, штат Нью-Мексико:
«В связи с недавней трагедией я хотел бы сказать своим коллегам: «Работайте! Создавайте необходимые средства для борьбы с выходками этих нелюдей и передавайте созданное в руки властей. Не беспокойтесь о публикациях в прессе. Делайте свое дело и старайтесь выполнять поставленные задачи таким образом, чтобы после вас уже не нужно было что-то усовершенствовать или улучшать. Оставайтесь в лаборатории хоть круглые сутки, но непременно добивайтесь успеха». (Подпись к фото 2: Борцы с антраксом у здания Капитолия)


Клиффорд Джоли, приматолог и антрополог, Нью-Йоркский университет, город Нью-Йорк:
«Боюсь, что компания борьбы с терроризмом угрожает не только тем, кто собирается устроить людям очередную пакость, но и науке. Ужесточение условий секретности может сильно затруднить деловые взаимоотношения и научный обмен между американскими учеными и их заграничными коллегами. Происходящая в результате конфликта поляризация мира, его разделение на демократический и автократический секторы может привести к тому, что преимущества от войны получат последние. Ссылаясь на враждебность противоположного лагеря, фундаменталистские и автократические режимы – не обязательно только опирающиеся на ислам – могут ограничить и даже запретить научную деятельность и международный обмен в таких глобально ориентированных областях знаний, как сохранение окружающей среды и эволюционная биология, исследования человеческих популяций, геология и климатология. Единственными победителями при таком положении окажутся нищета и невежество».


Наверх