Под санкции Kingpin Act попали 2200 человек

Америка
№197 (1328)

На этой неделе численность физических и юридических лиц, попавших под санкции в рамках федерального закона Kingpin Act, впервые перевалило за 2200 человек. Об этом сообщает Департамент юстиции (DOJ). 

Kingpin Act, напомним, подразумевает введение экономических санкций против иностранцев, участвующих или причастных к международной наркоторговле. 

2200-м человеком, попавшим в список, стал Серхио Валензуэла (Sergio Valenzuela) - 52-летний уроженец Мексики и активный член наркокартеля Sinaloa. 

Как выяснило Управление по борьбе с наркотиками (DEA), он переправил в США десятки тонн синтетического опиоида фентанил. До 2016 года Серхио работал под контролем Хоакина "Эль Чапо" Гузмана, который в настоящее время отбывает пожизненное заключение в американской тюрьме ADX Florence. Последние годы Валензуэла отвечал за логистические цепочки переправки наркотиков через границы Калифорнии, Аризоны, Нью-Мехико и Техаса.   

Мексиканские спецслужбы несколько раз пытались арестовать Валензуэла, однако все операции в последний момент срывались. Это породило слухи о сговоре высокопоставленных чиновников и верхушки картеля Sinaloa. Некоторые СМИ считают, что Валензуэла регулярно заносит миллионы долларов наличными в администрацию президента Лопеса Обрадора. 

Самыми известными членами списка Kingpin Act в настоящее время являются братья Гилберто и Мигель Орэхуэла (Miguel and Gilberto Orejuela) - лидеры Калийского картеля (Cali Cartel), существовавшего в Колумбии с 1970-го по 1996-й годы. После ликвидации Пабло Эскобара из конкурирующего Медельинского картеля братья на какой-то момент стали самыми богатыми и влиятельными наркоторговцами в мире. Американские спецслужбы, однако, нашли способ переправить их в США и заточить в федеральные тюрьмы. 

82-летний Гилберто отбывает наказание в Северной Каролине, а 78-летний Мигель - в Пенсильвании. Срок заключения уже бывших нарколордов истекает в 2025 году, однако многие жертвы и потомки жертв Калийского картеля не могут свыкнуться с мыслью, что Орэхуэла когда-нибудь освободятся или ещё хуже - вернутся в родную Колумбию. 

Максим Бондарь


Наверх