Работать никогда не поздно

Это интересно
№15 (365)

Пять лет назад на вопрос журналиста о ее планах на ближайшие десять - пятнадцать лет Эвелин Грегори ответила коротко и ясно: «В это время я хотела бы быть живой». Ну что ж, желание вполне оправданное, ведь в названные интервьюером годы самой пожилой американской стюардессе исполнилось бы соответственно 80 или 85 лет. А сейчас пока ей «всего» 75, она продолжает летать наравне со своими более молодыми подругами и коллегами. Вот только ноги после рейса побаливают. «Но они ведь устают и у других, - говорит она, - работа такая».
Как и все американцы, в свое время в 1993 году Эвелин Грегори вышла на пенсию, оставив за спиной 32-летнюю службу в банке и высокую должность его президента. Незадолго до этого она потеряла мужа, а трое их детей выросли и уже давно были самостоятельными. «Пляж опустел», - говорила она о себе. Эвелин купила себе небольшой «дачный» домик в городке Миртл Бич в Южной Каролине и приготовилась отдыхать, как говорится, по полной программе. Но хватило ее не надолго.
Уже через четыре года она решила, что пришло наконец-то время воплотить в жизнь свою давнюю детскую мечту. Закончив среднюю школу в год окончания Второй мировой войны, романтичная девушка собралась обрести крылья – стать стюардессой гражданских авиалиний. Но путь в небо преградил отец, посчитавший выбранную дочкой профессию слишком опасной. Вместо самолетов пришлось заканчивать колледж, потом было замужество, дети, семья и долгие годы успешного продвижения по службе в местном банке.
Впрочем, еще неизвестно, смогла бы девушка, даже если бы ей никто не препятствовал, добиться своей цели. Ведь требования к профессии стюардессы в те времена были очень высокими: обусловливались определенные рост - не выше пяти футов и пяти дюймов, вес - не более 120 фунтов и возраст - не старше 26 лет. Уже принятые на работу немедленно увольнялись, если выходили замуж, собирались родить ребенка или достигали «преклонного» возраста - 32 лет. В газетных объявлениях прямо говорилось, что требуются «девушки привлекательные, совершенных физических кондиций, без каких-либо видимых недостатков во внешности, с прямыми ровными зубами, чистой кожей и руками красивой формы».
Конечно, в настоящее время требования к кандидатам на должность стюардессы не идут с прежними ни в какое сравнение. В этом легко убедиться, совершив один - два полета в самолетах практически любой американской авиакомпании. Коренным образом изменилась техника, облегчившая условия труда на борту, неизмеримо выросли масштабы летной индустрии, потребовавшие привлечения к работе тысяч и тысяч помощников авиапассажиров. Однако и сегодня человеку в возрасте, а возраст пенсионерки Эвелин Грегори, без сомнения, был достаточно солидным, получить право носить голубую авиационную форму весьма непросто.
Преодолеть все препятствия на ее пути помог Эвелин накопленный ею жизненный опыт. Прежде всего она решила двигаться к вожделенной позиции постепенно. Сначала нанялась в аэропорт родного Денвера агентом, контролирующим пассажиров при выходе их в закрытую зону посадки. И только через шесть месяцев, хорошо показав себя на этом посту, подала заявление о переводе в летный состав. В мае 1999 года, когда Эвелин уже исполнился 71 год, ее просьбу удовлетворили.
Известная коллегам как «Нана», Грегори является сейчас очень заметной фигурой в Денверском международном аэропорту Шарлотт-Дуглас, где она работает стюардессой в компании US Airways Express. Чаще всего Эвелин поднимается ни свет ни заря и без отдыха трудится в салоне летящего лайнера с шести утра до полуночи. Ее не смущают ни длительные задержки рейсов, ни неизбежные стычки с непоседливыми детьми и рассерженными по разным причинам пассажирами. Всю смену она остается неизменно внимательной, деятельной и аккуратной.
Ее преданность своему делу отмечают не только коллеги, но и администрация, присвоившая ей еще в самом начале ее летной карьеры почетное звание «Лучший работник месяца».
Пассажиры часто спрашивают Эвелин, как долго она работает стюардессой. «Они удивляются, когда я отвечаю, что я летаю только четвертый год, - улыбается женщина. – Я знаю, они ждут, что я скажу: «Всегда». Ну что ж, любви, как известно, все возрасты покорны, даже если это любовь не к мужчине или женщине, а всего лишь к работе. Всего лишь?


Наверх