Охотники за знаменитостями

Оборотная сторона медали
№13 (363)

Поводом для этих заметок послужила скандальная история, связанная со свадьбой двух знаменитостей - голливудских актеров Майкла Дагласа и Кэтрин Зеты Джонс. На их свадьбу в нью-йоркском отеле «Плаза» тайком проник фотограф британского журнала «Хелло!», который и опубликовал, естественно, без согласия молодоженов, свои снимки. Оскорбленная такой бесцеремонностью, пара подала на виновников в суд, потребовав компенсации морального и материального ущерба. В своем иске Даглас расценил действия папарацци, как «самый жестокий и подлый акт, который только можно себе представить».[!] В ответ адвокат журнала-пирата заметил: «Если нормальный человек прочтет это и не будет знать, о чем идет речь, он может подумать, что на вашей свадьбе появилось огнестрельное оружие, а не фотоаппарат».
Конечно, коробочка с объективом и пленкой - это не пистолет, хотя оба они могут наделать немало бед. Однако это сравнение показалось неправомочным не одному адвокату. Так, ведущий передачи одной из местных русскоязычных радиостанций весьма агрессивно выступил против «зарвавшихся киношников», воспользовавшихся, как он считал, случаем, чтобы сорвать очередной большой куш и тем самым приумножить свои и без того уже немалые капиталы. Чувствовалось, что сменить гнев на милость он мог бы только в одном случае - если бы его популярности хватило на то, чтобы кто-то без спроса вынес на всеобщее обозрение его собственную личную жизнь.
Хотя в одной из следующих передач тот же журналист без обиняков заявил (правда, совсем по другому поводу), что его симпатии безоговорочно на стороне богатых людей, уверен, своего мнения о деле «Даглас и Джонс против «Хелло!» он не изменил и сейчас, когда Высокий британский суд решил спор в пользу истцов. Впрочем, дело вовсе не в этой «упертости». Гораздо важнее объективно и справедливо оценить не только данное событие, но вообще явление, получившее в обществе название «папараццизм».
Интересна история этого слова. Папараццо - так звали друга детства великого Феллини, а потом - назойливого фоторепортера, скорее похожего на бездушную машину для делания фотографий, из его фильма «Сладкая жизнь». Похоже, этот образ навеял кинорежиссеру случай с египетским королем Фаруком, которого довели до нервного припадка журналисты, неожиданно увидевшие его в кафе в римском фешенебельном квартале Виа Венето. Так представители второй древнейшей профессии открыли для себя верную возможность заработать. «Мы вдруг осознали, - вспоминал один из них, - что, специально создавая «события», можем заработать 200 тысяч лир там, где раньше удавалось получить не больше трех». Когда же вслед за итальянцами эту практику взяли на вооружение папарацци во всем мире, жизнь многих знаменитостей стала похожа на пытку.
Впрочем, самим создавать скандальную ситуацию для того, чтобы «отразить» ее в прессе за большой гонорар, - это, конечно, высший пилотаж. Гораздо проще такую ситуацию подстеречь, подглядеть, а потом показать другим. Как подглядел опьяневшего от вина обнаженного библейского Ноя его сын Хам, рассказавший об этом своим братьям; как тайком снимали для газет и журналов обнаженную Жаклин Кеннеди; флиртующую с партнером по фильму замужнюю Элизабет Тейлор; распыляющую средство от мух герцогиню Виндзорскую, наконец, как преследовали папарацци принцессу Дайану.
Наверное, больше других из этого слишком неполного перечня был наказан за свой поступок сын Ноя - хамство с тех пор навсегда стало одним из самых отвратительных человеческих грехов. Четыре года преследовавший жену президента США, а затем супругу греческого магната Онассиса, фотограф Галелла ответил за это по закону: суд обязал его держаться подальше от Джекки Кеннеди и ее детей. А за редкий снимок Элизабет Тейлор того же Галеллу чуть не избили.
Легче всего отделались папарацци, обвинявшиеся в трагической гибели принцессы Дайаны. «Это как если бы дети убили свою кормящую мать», - оправдывались они, имея в виду миллионные гонорары, вырученные за нескромные снимки принцессы и ее очередного нового друга. Действительно, в какой-то мере леди Ди «кормила» своих преследователей, но и они не оставались в долгу перед нею, создавая вокруг молодой женщины скандальную атмосферу, без которой она уже не могла обойтись. Впрочем, это касается не только ее. Стремление многих звезд почаще попадаться на глаза читателям газет и журналов настолько сильно, что их не всегда волнует происхождение и даже содержание опубликованных фотографий.
Собственно, чем отличаются папарацци от обычных фотографов? Прежде всего тем, что они не просто снимают, а преследуют свою жертву против ее воли, подглядывают за ее интимной жизнью и нажимают на спуск только тогда, когда «объект» либо попадает в неловкое положение, либо оказывается в скандальной ситуации. Мало кто признается, что любит подсматривать, но на самом деле очень многие привержены этой дурной страстишке. И папарацци, превращая срамное занятие во вполне пристойное, удовлетворяют их любопытство.
Это очень хорошо поняла Дженнифер Ригли - молодая женщина, которая решила одновременно выступить и в роли папарацци и его жертвы. Иначе говоря, показывать саму себя через всемирную сеть Интернет. Телекамера в ее спальне работает круглосуточно семь дней в неделю, и ее изображения привлекают внимание миллионов людей. «Королева киберпространства», как ее называют, открыла для посторонних людей виртуальное окно в собственную жизнь. «Самое главное в этом то, - говорит она, - что можно видеть настоящего человека и его реальную жизнь».
Если бытие обыкновенной женщины вызвало такой ажиотаж, то жизнь звезд для обывателей стократно привлекательней. Папарацци же нередко доказывают своими снимками, что небожители - это, в общем-то, такие же люди, как мы все. Одно дело намозолившая всем глаза красавица в вечернем платье, и совсем другое - она же где-нибудь на природе в джинсах и кроссовках. Это почти так же интересно, как узнать в женщине, счищающей грязь с обуви, королеву. Чтобы заснять такие и более щекотливые моменты, папарацци, как правило, нарушают все и всякие этические нормы. При этом не только не стесняются, но даже бравируют собственной наглостью. Они могут быть нахальны и агрессивны, особенно если не встречают достойного отпора или если их жертва - всего лишь слабая женщина.
Конечно, легче всего просто презирать папарацци. Однако некоторые представители сильного пола не ограничиваются этим и расправляются с ними по-своему. Например, Алек Болдуин избил одного из них, и выиграл дело, когда тот подал на него в суд. А Марлон Брандо сломал челюсть уже названному выше Галелле. Когда же знаменитый папарацци Паскаль Ростан и его партнер Бруно Маурон снимали Александра Солженицына на его тщательно охраняемой вилле, они рисковали уже не выбитыми зубами, а собственной жизнью.
Не столь уж беззащитными оказываются и женщины, которые, естественно, предпочитают опираться не на силу, а на закон. Так, исполнительница одной из главных ролей в телесериале Frends Дженнифер Энистон добилась судебного решения в свою пользу в споре с издательствами Man’s World Publications Inc. и Crescent Publishing Grou, опубликовавшими ее фотографии в ванной в одних трусиках, снятые папарацци с трехметровой стены возле ее дома.
Периодически обращаются в суд и российские звезды. Опубликованные без их ведома откровенные или не слишком качественные изображения Аллы Пугачевой, Ларисы Долиной, Ольги Будиной и других эстрадных знаменитостей не раз становились предметом судебного разбирательства. А Земфира решила не уступать коллегам-мужчинам и собственными ручками поколотила назойливого фотографа.
Кстати, то, что жертвам часто приходится собственными силами разрешать конфликты с охотящимися на них папарацци, свидетельствует о том, что этому вопросу не придается должного внимания. В обществе, где так заботятся о соблюдении прав человека, почти безнаказанное попирание фотографами-подглядывателями права на неприкосновенность личной жизни особенно удивительно. К тому же это подсматривание, как известно, совсем не бескорыстно и потому еще более отвратительно.
В своей погоне за деньгами фотобраконьеры нередко теряют всякий стыд и человеческий облик. Пример их жестокости и бесстыдства показывает Феллини в той же «Сладкой жизни», когда фоторепортеры, словно стервятники, набрасываются на еще не знающую о самоубийстве мужа и гибели детей женщину, буквально расстреливая ее из своих объективов. Гениальный кинорежиссер ненавидел папарацци и почти в каждой картине снова и снова обращался к этой теме. В «8 с половиной» группа журналистов этого типа уже сама доводит до самоубийства героя фильма.
Насколько мастер был прозорлив в своем неприятии беспощадной фотоохоты за людьми, показали совсем не кинематографические события. Папарацци отомстили великому сыну Италии уже после его смерти. В день его кончины какой-то фоторепортер пробрался в палату интенсивной терапии и, сорвав с покойника укрывавшую его простыню, сделал снимки. Правда, воспроизвести их на экране решилась только одна телекомпания. Все другие в знак протеста не включили их в свои траурные передачи.
Все это происходило достаточно давно. Как было бы сейчас, сказать не берусь, не знаю.


Наверх