ПОДОЗРЕВАЮТСЯ ВСЕ...

Литературная гостиная
№38 (805)

Из цикла “Истории, рассказанные любительницей детективов”

Окончание. Начало в №803-804
Проходили дни и месяцы. Мы с Беней, не договариваясь, больше не возвращались к этой теме. Иногда мне казалось, что он так и не бросил свою затею - найти убийцу. Иначе о чем он периодически шушукался по мобильнику с Максимом?

Как я узнала, что это был Максим? Да просто, именно это имя и выдавал мне мобильник мужа, когда я просматривала контакты в его отсутствие.

Я возвращалась к прежнему ритму жизни. Так же по пятницам усаживалась в кресло перед “Семь сорок” по телику и с детективом в руках. Правда, мое восприятие героев книги немного изменилось. Я почему-то стала больше отождествлять себя не с сыщиками, а с простыми свидетелями, случайно попавшими в чужие жизненные хитросплетения.

Сегодня тоже пятница. И прежде, чем углубиться в чтение лежавшей рядом книги, я решила пошукать по всем российским сайтам-сплетникам и выяснить: верно ли что Галкин с Пугачевой поженились? Это мне сегодня Ольга, подружка моя, натрепалась.

Прыгая между разными сплетнями и криминальными новостями, я натолкнулась на одно сообщение и обалдела. А тут еще принтер заклинило.
“Эврика!” - прозвучало неожиданно в моей голове. Схема убийства годичной давности представилась мне теперь достаточно четко...
Я схватила телефонную книжку и быстренько набрала номер...

Где-то через полчаса я услышала, как в дверях поворачивается ключ и сразу же схватила лежавшую на журнальном столике книгу. Открыв ее где-то на середине, углубилась в чтение.

В коридоре послышались мужские голоса. Через пару минут Беня входил в салон вместе с улыбающимся Максимом.
- Простите за неожиданный визит, - Максим пожал мою руку.
- Судя по довольной физиономии моего мужа, неожиданным он стал только для меня, - усмехнулась я.
- Вы знаете, Роза, а у нас есть интересные детали по тому делу.
- Вы сильно удивитесь, мужчины, но у меня тоже. Впрочем, рассказывайте первыми.
- Идет.

Через четверть часа мы сидели за журнальным столиком, уставленным любимым кофейным сервизом, печеньем и принесенным Максимом кексом.
- У нас есть много любопытного для тебя, дорогая, - Бенька опять чувствовал себя на высоте. - Понимаешь, одни любят детективы читать, а другие - отгадывать. Так вот, после смерти Лили ее сестра резко изменила все: свой имидж, включая внешний вид и манеру одеваться, а также образ жизни. Она стала отдавать большие деньги на пожертвования религиозным женским организациям, а также научно-исследовательским структурам, в частности, занимающимися проблемами СПИДа.
Вот, посмотри, - муж протянул мне фотографию.

На ней была изображена красивая блондинка лет тридцати с небольшим, одетая в элегантный строгий костюм с белой блузкой. Она действительно была похожа на Лилю.
- Макс утверждает, что это Лилина сестра, на которую убийство произвело сильное впечатление и она, чувствуя угрызения совести и раскаяния, ударилась в религию и филантропию. Я же считаю, что это сама Лиля и есть. Но в ее душе что-то произошло, и она принялась отмаливать грехи.

Но с другой стороны, - продолжал муж, - мы выяснили, что Марк получил причитающуюся ему страховку и, передав все свои дела помощнику, уехал в Москву, и все это время его часто видели рядом с этой женщиной. Так что ты об этом думаешь?
- Ничего абсолютно. Зато у меня есть, что вам показать.

Я повернулась к своему компьютеру и стала лихорадочно искать прочитанную недавно заметку. Она исчезла, словно ее не было. Хотя я столько сменила сайтов, что могла и перепутать, на каком из них я это прочитала.
- Куда же она делась? - я продолжала поиск. - Ведь даже пыталась ее распечатать, но ты же знаешь, наш принтер, когда нужно, никогда не работает.

Мужчины подошли ко мне.
- Вы извините, Роза, - улыбнулся Максим, - но для того, чтобы принтер работал, надо хотя бы бумагу вставить.
Беня быстренько вложил несколько чистых листов. И, зайдя в окошечко принтера компа, повторил печать из памяти.
Принтер очнулся, загудел и, нехотя затрещав, выдал напечатанный лист.

Под фотографией одетого в цивильный костюм того самого хмурого охранника из злополучного ресторана была помещена следующая заметка: “Вчера в Москве после продолжительной болезни умер израильско-российский бизнесмен Марк Ш. Примерно год назад при очень странных обстоятельствах погибла его гражданская жена, оставив ему по завещанию все свое имущество и часть акций в бизнесе ее сестры. Из-за болезни бизнесмен так и не успел воспользоваться наследством. Теперь все ее имущество отойдет его первой жене и сыну”.
- Данька! - воскликнула я и повернулась к Бене. - Это же Данька, сын Софы и Марка!

Я вскочила с кресла, подбежала к серванту и вынула альбом со старыми фотографиями.
- Вот, - я протянула растерянным мужчинам фотографию. На ней рядом со мной - такой молодой и стройной - стояла Софа в соломенной шляпе. А за нами возвышались улыбающийся Марк и угрюмый шестнадцатилетний юноша в надвинутой почти на глаза бейсболке. Это был Данник - их сын.
- Ну, я идиот, - произнес тихо Беня, - родинку на пальце блин, разглядел, а Даньку, лоботряса, не узнал.
- Кстати о родинке, - сказал неожиданно Максим, - ты, насколько мне помнится, нес носилки со стороны ног трупа, так что откинувшаяся с правой стороны была левая рука трупа, а не правая. И не мудрено, что на ней не оказалось той родинки.

Мы снова сидели за столиком. На этот раз он был уставлен тарелками с колбасой, шпротами, грибным салатом и свежими овощами. Посередине стояла бутылка “Абсолюта”.
Мужчины решили, что разбираться будут потом, а пока следует помянуть покойника.
Беня уже разлил водку по рюмкам, когда я не к месту спросила:
- А вдруг все это сплетни, и Марик жив? На этих сайтах чего только не размещают. Может, стоит позвонить Софе и узнать? Если правда, выразим ей свое соболезнование.
- Предлагаю первый тост за женщин, - сказал Беня, и они с Максимом выпили.
Ну не могут эти мужики видеть налитую стопку!

Через пару минут мы все трое сидели с параллельными аппаратами в руках. Я решила начать разговор первая.
- Да, слушаю, - раздался в трубке знакомый голос Софы.
- Здравствуйте, Софа, - я постаралась говорить нейтральным голосом, не выражающим ни скорбь, ни радость. - Это Роза и Беньямин из Израиля.
- Я узнала вас, Роза. Вы звоните выразить мне соболезнование? Спасибо вам большое.
- Да, - Беня взял инициативу в свои руки. - Мы были просто в шоке, когда услышали об этом.
- А, это вы, Беньямин, - в грустном голосе Софы послышались живые нотки.
- Вроде чуть больше года назад мы его видели, - начала было я, но Беня сделал мне знак глазами, чтобы я не рассказывала о том злополучном юбилее.
- Да-да, - подхватила Софа. - Даня рассказывал мне, что папа собрал всех своих друзей, чтобы попрощаться с ними. Как это трогательно!

Я было открыла рот, чтобы что-то сказать, но подбежавший ко мне Максим буквально закрыл мне его ладонью.
- А эта бессовестная девица именно в этот день покончила с собой, - продолжала Софа. Обычно не очень разговорчивая, сейчас она говорила много: чувствовалось, что ей не с кем поговорить, а хочется поделиться...
- Нет, ну какая наглость! - продолжала Софа. - Сама заразилась от какого-то альфонса, который был у нее с сестрой один на двоих, затем окрутила моего Марка и заразила его этой страшной болезнью. Она ведь боялась умереть в муках и поэтому, по словам Марка, наложила на себя руки... А сам он тяжело умирал, бедняга. Даник не позволил мне видеть его даже перед смертью. И на похороны запретил приезжать. Сказал, что закончит все дела, поставит приличный памятник и привезет меня к его могиле.
И еще сказал, что Марк оставил нам хорошее наследство. Ну так что? А кому надо было все оставлять? Законной жене и единственному сыну, - не своим же многочисленным подружкам!
- Крепитесь, Софа, - сказал Беня тихим голосом, - если вам понадобится дружеское плечо, звоните нам.
- Обязательно. Спасибо что откликнулись на мою беду.

Мы положили трубки одновременно и посмотрели друг на друга. Тишина, опустившаяся на нас, словно бы имела физический вес. Через минуту, когда мне стало казаться, что она раздавит меня, я воскликнула:
- Мужчины, у вас же, согласно статистике, больше мозгов. Кто что понял?
- Первое, что я понял, - выдавил из себя Беня, - нам надо менять номер телефона, а возможно и адрес. Данник-то, видать, “реальный браток”.
- Кстати, в свой приезд Софа рассказывала мне, что идею о законном разводе с причитающейся ей половиной подал ей именно сын, - заметил адвокат. - По ее словам, мальчик по молодости имел проблемы с законом. По-моему, он попросту сидел. Внешность у него тоже соответствующая.
- Теперь я понял, чей это сценарий. - Беня в раздражении хлопнул по столу. - На Марика это было непохоже. Все его авантюры легкие и изящные. Он умел так ловко лавировать между законным отнятием денег и незаконным их присвоением, что у него, по-моему, никогда не случалось стычек с правоохранительными органами. А тут все сделано так грубо и топорно, что нам надо молиться о том, чтобы Софа не рассказала сыну о нашем звонке.
- И что теперь будет? - меня начало трясти.
- Ну, сначала мы таки помянем Марка, - Беня разлил водку по рюмкам.

Мы встали и молча выпили.
- А потом будем спать, - продолжил он, укладывая меня на диван и укрывая шалью.
Сквозь сон я слышала, как муж и Макс, споря между собой, что-то чертили на бумаге.
Когда я проснулась утром, Макса не было, а Беня крепко спал.
Я знала, что теперь делать. Взяв ту старую фотографию, распечатанную из интернета заметку и лист бумаги с расчерченной на нем аккуратным почерком Бени схемой преступления, отнесла все это на кухню и сожгла в раковине.

Куча бумаги уже догорала, когда послышался шум бегущих босых ног. Бросив взгляд на меня, стоящую со сложенными руками в позе Наполеона, наблюдающего за горящей Москвой, муж бросил мне в сердцах.
- Вот дура баба!

Затем молча вынул бутылку из холодильника и, налив себе немного в чашку, выпил, заел нарезанным огурцом и медленно пошел в спальню.
Убедившись, что он крепко заснул, я послала Софе сообщение: “Операция завершена успешно. Мужики страшно напуганы Данькой и ни словом не обмолвятся никому о своем расследовании. А здорово ты все закрутила! Кроме меня никто не догадался. Удивительно, как Марик согласился сыграть свою роль. Впрочем, у него не было особого выбора. Болезнь подступила слишком близко. Да к тому же он был зол на Лильку, что она его заразила. С твоих слов мои “знатоки” решили, что Лиля уговорила Даньку помочь ей уйти из жизни в обмен на завещание в его пользу. Кстати, никто не догадывается, что Юля отписала свое завещание Марику, а после смерти - его наследникам. Короче, твой Данька - крутой батон, и никому из нас не захочется иметь с ним дело. Свою долю за молчание мне было бы легче получить как наследство от умершей в Канаде дальней двоюродной бабки. Она сейчас при смерти. Ее адрес и имя прилагаю...”
Получив от нее ответ, я уничтожила сообщение. Может у этих мужиков и больше мозгов, но их качество оставляет желать лучшего...

ВМЕСТО ПРОЛОГА
А через неделю на небольшой, но уютной вилле в Канаде, ухоженная немолодая женщина в элегантной темно-серой шляпке, ловко восседающей на копне серебряных волос, зажгла свечи старинного канделябра и придирчиво осмотрела сервированный на двоих столик в салоне у камина. Она с беспокойством поглядывала на часы.
Через четверть часа интересный мужчина средних лет уже сидел за этим столиком, с удовольствием ел салат с крабами и делал даме комплименты по поводу ее кулинарных способностей.
- Но ты все-таки гений, Макс! Так здорово все обставить, что я почти сама убедилась в версии наших замечательных израильских друзей.
- Какого черта Марк позвал их на мою голову! - мягкий баритон мужчины звучал недовольно. - Для ровного счета? Идиот! Они явно не подходили к тому сборищу убогих, которое он собрал по нашему соглашению для обеспечения нам алиби. Мы чуть не прокололись. Эти ребята знали, когда день рождения Марка. Беня оказался толковым парнем и почти догадался, что убитая - не Лилия, а ее сестра. Да и Розочка в конце проявила смекалку и догадалась, что все нити ведут к тебе.

Хорошо, что никто из них не знал, что, во-первых, Даник - сын Марка от первого брака, который был до тебя, и потому он не был твоим сыном, а во-вторых, его давно уже подбили на стрелке его друзья - братки. Вот и пришлось сочинять, что попало. Благо, я не назвал ни одного реального имени и у них никогда не будет возможности проверить мои слова.
Основной проблемой было забрать старую фотку из альбома, чуть подретушировать на фотошопе физиономию Даника и подложить фальшивку назад. Хорошо, что ты догадалась потребовать у Розы сжечь все доказательства. Не так уж легко было выяснить, по каким сайтам наш Цветочек лазает в поисках сплетен и периодически вставлять это идиотское сообщение. По крайней мере, это было сложнее, чем подобрать того угрюмого братка, прятавшегося от своих дружков из Питера в Израиле. Несчастный работал в охранной фирме и даже не знал, что реальным владельцем ее является Марк. И, конечно же, он не догадался, почему в середине вечера ему позвонил начальник и сказал: мол, ему стало известно о том, что тот живет по подложным документам, он не хочет иметь дело с полицией и увольняет его. Вот парень и сгинул в разгар рабочего дня незаметно для окружающих.

Я не решился поручить ему устранить Юльку. В конце концов, оказалось совсем нетрудно долбануть стервозную бабу сзади бутылкой по башке снять “брулики”, вынуть деньги из сумочки, спуститься по пожарной лестнице, спрятать все это в водосточной трубе соседней фабрики и, вернувшись обратно, нажраться баранинки.

- Самое главное, что все уже позади, - женщина пригубила шампанское, - мы выполнили свою часть договора с Марком с Лилей, и после полученного мной развода нам досталась хорошая доля.
- Да уж, “наша часть договора”, - мужчина криво усмехнулся, - сбросили на нас самую грязную работу, а на себя взяли организацию алиби, подсадной утки для полиции и наличие жертвы в заданном месте в заданное время.
Женщина погладила холенной, но со следами увядания, рукой мужчину по голове.
- Ну не надо так, - сказала она с легкой укоризной, - а приглашать Юлю на отдых в Эйлат, организовать там пышное примирение сестер, с последующим принесением в дар брильянтовой броши от младшей сестры старшей, не так уж и просто. Да для Марка отдать женщине такую ценность сложнее, чем тебе человека жизни лишить.
И потом, ты думаешь, легко было уговорить Юлию заменить сломавшую ногу сестру на один вечер? Я представляю, что пришлось Марку Рафаэловичу наплести о срыве важного вечера, на котором будут нужные люди.
- Вот интересно, что она подумала, увидев всю компанию со стариком Мойше и необъятной Фаиной Абрамовной во главе? - хохотнул мужчина.
Женщина склонила на бок голову и, с любовью оглядев собеседника, спросила:
- А что делать с нашей Розочкой?
- Да пошли ей на бедность те пять тысяч долларов, - мужчина встал из-за стола. - Ее муж все это время поил меня таким классным кофе...

* * *
Беньямин лежал на кровати, смотрел в потолок и размышлял. Конечно, его давно удивляли две вещи: зачем адвокат, час работы которого стоит столько, сколько стоит его, Бени, рабочий день, тратит свое время на поиски какого-то неизвестного убийцы? Это им с Розочкой все впервой, а уж он-то, со своей адвокатской практикой, всем этим дерьмом сыт по горло. И второе: это их позвали на вечер для ровного счета. А его? Ведь он при своих связях мог многое узнать об участниках этого - то ли шоу, то ли убийства. Чтобы пройдоха Марк об этом не подумал? Да ни за что!

Беня помнил, что когда хозяин ресторана выступал с речью, Максима рядом с ним не было. Его не было и когда ораторствовали старичок и сам Марк. Беня помнил это наверняка, ведь Максим весь вечер просидел рядом с ним.

Стоп! Он, кажется, ходил в туалет, потому что по возвращению, когда увидел барана на вертеле, сказал:
“О, я вовремя успел! Еще немного, и мне ничего не досталось бы”.
Так, так... А оба туалета были разделены перегородкой, большую часть которой занимала дверь в техническую комнату, где уборщица хранила туалетную бумагу и прочий инвентарь. Очень часто вход в нее бывает с двух сторон: один с женской, другой - с мужской. Была ли это комната сквозная в том заведении, он вряд ли узнает. Впрочем, что это меняет? Продолжать дальше расследование становилось небезопасно.

Даже Цветочек, кажется, поняла это. И потому, очевидно по Сонькиному совету, сожгла все доказательства (телефонная книжка лежала не на своем месте. А проверка последних звонков на домашнем телефоне позволила выяснить, куда именно она звонила). Интересно, что та ей обещала взамен?

Хорошо все-таки, что, пока она спала, он на всякий случай просканировал все на комп и, добавив несколько объяснительных фраз, послал на электронную почту полиции с компьютера интернет-кафе на соседней улице. Захотят в полиции заниматься этим - пусть займутся, а нет - неважно. Он свой гражданский долг выполнил!

Мирьям ХЕЙЛИ


Наверх