Заповедь бойца

В мире
№4 (771)

, демобилизовался евреем”. Более коротко о системе армейского гиюра (обращения в иудаизм во время службы) в Израиле, наверное, не скажешь. И менее точно – тоже. Потому что в стране до сих пор нет и, видимо, не скоро сложится единое мнение на этот счет.

Для чего Армия обороны Израиля в лице военного раввината массово превращает солдат и офицеров нееврейского происхождения в иудеев? Чтобы сплотить воинские ряды? Умножить, назло врагам, народ, умеющий себя защищать? А, может быть, для того, чтобы дать самому бойцу ощущение “равного среди равных”? Помочь парню или девушке наладить свою жизнь после службы? Или, не дай Бог, во избежание непереносимых сложностей с похоронами погибшего военнослужащего, не считавшегося при жизни евреем? И вообще, армейское ли это дело – по тем или иным мотивам вторгаться в такую деликатную, почти интимную сферу, как вероисповедание?

Вопросы эти, редко ранее поднимавшиеся в относительно однородной по национальному составу стране и ее армии, громко зазвучали с прибытием в конце прошлого века в Израиль “большой алии” из бывшего СССР. Служить в ЦАХАЛ пошли тысячи юношей и девушек, родившихся в смешанных браках или в семьях, где евреями были лишь деды по материнской или отцовской линии. Таковых оказалось не менее трети от всего числа репатриантов-призывников.

По канонам оттолкнуть человека, пожелавшего принять иудаизм, - большой грех, непростительное нарушение заповедей. За всю поистине необозримую еврейскую историю к народу и его вере присоединилось огромное количество геров, то есть людей, прошедших процедуру гиюра. С этим в духовных кругах современного Израиля никто не собирается спорить. Суть конфликта совсем в другом.

На первый взгляд армейский гиюр стал предметом внутрирелигиозного раздора именно из-за самой процедуры. Дескать, ее облегченность и укороченность сводят на нет высокое значение этого духовного акта. На “гражданке” же процедура гиюра сложна, длительна, она монополизирована раввинами – от главных до местных. От новообращенного и особенно новообращенной требуется неукоснительное соблюдение традиций, они и их семьи остаются “под колпаком” не только в период подготовки к гиюру, но и многие годы после. Считается, что гер, нарушающий заповеди, приносит народу Израиля гораздо больше вреда, чем не соблюдающий их еврей. Проще говоря, коли назвался верующим – будь им!

А в Армии обороны Израиля более шести лет действуют курсы “Натив”, поступить на которые может каждый военнослужащий, изъявивший желание изучить основы иудаизма. Никаких обязательств насчет последующего гиюра с солдата или солдатки не требуют. Некоторые ребята и девушки и воспринимают этот курс как возможность повышения своей эрудиции, причем с отрывом от боевой подготовки на время увлекательной учебы. За время деятельности “Натива” его слушателями были 17 тысяч военнослужащих, гиюр же в дальнейшем  прошли лишь около трети курсантов. Однако именно из-за них и разгорелся сыр-бор.
Ультрарелигиозные круги заявили, что оставляют за собой право “перепроверки” любого израильтянина, прошедшего гиюр во время службы в ЦАХАЛе, с последующей “отбраковкой” тех, кого они посчитают “фальшивыми иудеями”.

Могущественное чиновничество от религии, контролирующее в Израиле все вопросы, связанные, по-советски говоря, с записью актов гражданского состояния, и раньше было склонно не признавать евреями ребят и девушек, прошедших гиюр в армии. А в октябре прошлого года самые авторитетные ашкеназские (представляющие верующих выходцев из Европы) раввины издали галахическое постановление, в котором гиюры солдат-репатриантов объявлялись недействительными и содержался призыв добиваться их полного прекращения. Главный сефардский (возглавляющий восточное и североафриканское еврейство) раввин Израиля Шломо Амар, поначалу было заявлявший, что репатрианты, принявшие иудаизм в рамках армейской программы “Натив”, считаются полноценными евреями, тоже пошел на попятную. Он даже пригрозил, что уйдет в отставку, если не будет создана комиссия раввинов по проверке “кошерности” армейских гиюров.

Из-за чего же разгорелся скандал? И почему он не полыхал, а лишь тлел все эти шесть лет? Дело в том, что в прошлом году депутаты Кнессета Давид Ротем и Роберт Илатов из партии “Наш дом Израиль” подали законопроект, который должен наконец расставить все точки над “i”: вывести армейский гиюр из-под контроля Главного раввината и запретить ретроактивно признавать его недействительным. Этот закон определяет гиюр, совершенный во время службы, как нормативный, и государственные структуры обязаны признавать его таковым со всеми вытекающими правовыми последствиями.
Инициатива законодателей просто-напросто выбивает почву из-под ног у религиозного истеблишмента. Ведь дело не только в том, что снявшего погоны репатрианта нельзя будет подвергнуть бюрократическому прессингу, как тех, кто обращается в местные раввинаты: погонять по Танаху, проверить содержимое холодильника, потянуть время с выдачей документов и т.п. Страшит противников “гиюра цвета хаки” другое.
В Израиле, где отсутствует институт гражданских браков, могут возникнуть новые семьи, в которых оба супруга окажутся бывшими слушателями “Натива”. И эти семьи, их дети будут иметь полное право считаться абсолютно равными всем остальным! Пуще того, узаконивание армейского гиюра можно расценить как фактор ослабления монополии Главного раввината и даже (о, ужас!) еще один шаг в сторону отделения религии от государства. Ведь армия как-никак структура государственная, даже если в ней есть свой раввинат...
Однако там, где в дело вмешивается политика, начинаются другие расчеты. На недавнем пленарном заседании Кнессета, посвященном армейскому гиюру, законопроект Ротема-Илатова был одобрен в предварительном чтении. Подавляющим большинством голосов он вынесен на второе и третье чтения. Утверждение законопроекта приветствовал премьер-министр Биньямин Нетаниягу, который даже встретился в своей иерусалимской канцелярии со слушателями курса “Натив” и заверил их в том, что поддерживает стремление ребят чувствовать себя своими на своей земле. СМИ цитировали выступление главы правительства, в котором были такие слова: “Вы служите этому государству, и нет сомнений, что вы являетесь полноценной и неотъемлемой частью израильского общества. Мы не дадим вас в обиду, армейский гиюр проходит успешно, и мы его продолжим”.
Ультраортодоксальные партии ШАС, “Яадут ха-Тора”, “Агудат Исраэль” и “Дегель ха-Тора” оказались в меньшинстве. Встать в позу и спровоцировать коалиционный кризис из-за законопроекта об армейском гиюре они, наверное, могли бы, однако политическое будущее этих партий виделось бы после возможного развала правительства весьма неотчетливо. Короче, они снова проиграли партии Авигдора Либермана, с чем были вынуждены пока смириться. И последним аккордом этой промежуточной капитуляции стало постановление духовного лидера партии ШАС раввина Овадьи Йосефа. Непререкаемый авторитет религиозных сефардов публично признал всех солдат, сержантов и молодых офицеров, прошедших процедуру гиюра во время срочной или резервистской армейской службы, полноценными евреями. Правда, было указано, что процесс гиюра в армии должен быть реформирован таким образом, чтобы он “полностью отвечал вере народа Израиля” и более никогда не вызывал недоверия раввинов...
...А теперь – без звона победных литавр и чуть откровеннее. Спросите в Израиле любых пятерых, и двое из них обязательно скажут, что, по их мнению, большая часть “русских” солдат проходят гиюр в армии отнюдь не из-за того, что они вдруг взяли и уверовали. Если бы у граждан была возможность заключать гражданские браки в своей стране, если бы не существовало негласного учета принадлежности к “титульной нации” при приеме на госслужбу и карьерном продвижении, а также если бы не так черство и бездушно обходились бы с семьями, хоронящими неевреев, уменьшился бы ажиотаж вокруг гиюра. И в иудаизм, как не раз было справедливо замечено, переходили бы только те, для кого быть евреем – это, прежде всего, соблюдать религиозные заповеди. Но и тогда бы израильских солдат, не родившихся евреями или не считающихся таковыми по Галахе, но пожелавших пройти гиюр, было бы немало. Только выглядело бы это как свободное проявление воли и духа свободных людей, любящих свою страну, защищающих свой народ, а не как “гиюр понарошку”.


Наверх