Интервью с настоятелем Русской Православной Церкви Святой Троицы в Бруклине священником Владимиром Алексеевым, доктором богословия

Нью-Йорк
№51 (766)

 

“Русский базар”: Для начала, отец Владимир, расскажите нам о храме, в котором Вы служите.
Отец Владимир: Община в этом районе Нью-Йорка, который сейчас называется East New York, а прежде назывался Starret City, существует с 1905 года, то есть она возникла еще до революции, и  составляли ее белорусы, украинцы и русские, приехавшие в Америку по экономическим причинам. В то время это был русскоязычный район с русскими же магазинами, ресторанами, домом культуры, где смотрели тогда еще немые фильмы и устраивались танцы.
Поначалу здесь существовала деревянная часовня, а уже в 1935 году была выстроена настоящая большая каменная церковь с куполами, с колокольней. Росписи удивительной красоты фресок в древнерусском стиле - а они покрывают всю площадь интерьера храма от пола до купола – выполнил знаменитый иконописец Пимен Софронов, который, в частности, расписывал кафедральный собор Александра Невского в Париже, а несколько его работ хранятся в музеях Ватикана.
В храме был великолепный хор, различные молодежные, гуманитарные организации: община насчитывала более двух тысяч человек.

РБ: Какова же была дальнейшая судьба этого храма?
Отец Владимир:
Несмотря на то, что до последнего времени прихожанами были уже третье и четвертое поколения основателей прихода, родившиеся и воспитавшиеся здесь, тем не менее все это время  сохранялась память о корнях своей культуры, о родине.
Например, когда шла Вторая мировая война и американцы вступили в антифашистский альянс, то многие молодые прихожане ушли добровольцами на фронт.
Для меня это до сих пор кажется невероятным поступком, ведь они родились уже здесь, никогда не видели родины, да и родиной для них была уже Америка. Но тем не менее они отправились на фронт и девятнадцать человек не вернулись домой. Никто не знает, где они похоронены.
В память о них в храме соорудили так называемую «скорбную сень», выполненную в форме шлема древнерусского рыцаря-богатыря, и под этой сенью для вечного поминовения горят девятнадцать лампадок и на каждой написано имя погибшего воина. Так что мы вспоминаем о наших погибших воинах не только в День Победы, но и на каждой службе, вознося молитву о их упокоении.
В шестидесятые годы многие прихожане стали уезжать, в частности в Long Island, но многие не забыли о нас до сих пор и помогают нам материально, присылая к праздникам пожертвования.
А вот в семидесятых годах это был район, где жили уже в основном афроамериканцы, развилась преступность, наркоторговля, на улицах поджигали автомобили, по ночам слышалась стрельба, и посещать церковь было весьма небезопасно.

РБ: Но церковь, однако, продолжала существовать...
Отец Владимир:
Это тоже акт определенного героизма, как я полагаю. Небольшая группа пожилых женщин, - бабушки, как мы их называем, – тем не менее продолжали приезжать сюда и более того – на свои скромные доходы они продолжали содержать это немалое хозяйство.
Конечно, здание ветшало, требовался капитальный ремонт, но все равно богослужения совершались каждое воскресенье, то есть храм действовал, в нем теплилась молитва. Сейчас эти героические женщины от нас уходят, сохранив и передав нам, новому поколению эмигрантов, такую великолепную намоленную церковь.
С нами пока еще остаются несколько из них. Например, Ольга Коменко, наш многолетний казначей: мы недавно отпраздновали ее девяностолетие, и она в сопровождении дочери и внучки посещает все воскресные службы, хотя несколько лет назад и потеряла зрение.
Кстати, ее зять – православный военный священник и совсем недавно вернулся из Ирака. Так что это семья с серьезными православными традициями.
Другая наша прихожанка, девяносточетырехлетняя Вера Каспер, сейчас попала в больницу, и мы всем приходом молимся за нее.
Это, как я уже сказал, четвертое поколение наших прихожан-основателей общины. У них была нелегкая жизнь. Например, Ольга рассказывает, что когда она в детстве собиралась в школу, то по утрам мама разводила молоко водой, чтобы накормить детей. Но церковь для них всегда была центром жизни, и такое отношение они завещают нам.

РБ: Как давно Вы служите на этом приходе?
Отец Владимир:
В следующем году будет десять лет. Незаметно пролетело это время в постоянных заботах и трудах. Это я не только о себе, но и о всех моих сподвижниках, которые все эти годы занимались восстановлением прихода.
Я помню, что когда шел дождь, то он шел также и внутри храма: прохудилась крыша. Бабушки подставляли ведра, тазы. От воды и грибка разрушались бесценные фрески: тридцать пять процентов фресок были почти полностью утрачены.
Надо было ремонтировать все: крышу, стены, пол, подвальные помещения... Капитального ремонта требовал и двухэтажный церковный дом, изъеденный изнутри термитами и тоже с дырявой крышей.
В общем, последние десять лет моей жизни были отданы этому приходу, главным образом – реставрации и ремонту. Сейчас основной объем работ завершен, осталось только восстановить витражи, но это требует многих финансовых вложений и времени. Я надеюсь, что в следующем году мы приступим и к этой большой работе.
Еще раз повторю: работа была проведена просто грандиозная, и участвовали в этом многие люди, наши прихожане, друзья нашего прихода. У нас нет никаких спонсоров и никто нам не помогает извне. Все делается заботами и щедростью наших прихожан – верующих православных людей.

РБ: Конечно, церковь - это не только стены. Расскажите о Вашей общине.
Отец Владимир:
Что меня особенно радует, так это то, что у нас много молодежи как среди прихожан, так и в церковном совете, который осуществляет административное управление приходским хозяйством.
Признаюсь, что церковный совет – это моя особенная гордость. Это талантливые, самостоятельные, преданные приходу люди, и в принципе они вполне способны обойтись без моего участия. Я счастлив, что с каждым из них у меня сложилить отношения не только церковные, но и просто личные, дружеские.
Сейчас на приходе трудно отыскать что-то, чего бы не коснулись внимательные и заботливые руки. Полностью восстановлены фрески, пол в храме выложили дубовым паркетом, отремонтировали церковный зал, воскресную школу, церковный дом и многое другое. И все это сделано попечением наших прихожан, некоторые из них уже переехали жить в другие города, но не оставляют нас своей заботой. Всех их я надеюсь увидеть на Рождество.
Обязательно я должен сказать и о воскресной школе, где детям преподают не только Закон Божий, но и русский язык и историю России. Отдельная наша гордость – это детский церковный хор, который поет на службе рядом со взрослым хором.
В конце декабря наши дети поедут на небольшие гастроли с  концертами по православным приходам, где будут петь рождественские колядки, а 26 декабря в час дня состоится наша знаменитая Новогодняя ёлка, на которую приезжают дети со всего Бруклина независимо от вероисповедания.
Мы организуем ёлку уже в десятый раз, и обычно на нее собирается около трехсот человек. Там, конечно, будут Дед Мороз и Снегурочка, подарки, а также готовится детское шоу «У Лукоморья дуб зеленый». Декорации я уже видел, а вот все подробности этого праздника от меня тоже держат в секрете. Я, конечно, догадываюсь, что там, вероятно, и кот ученый и златая цепь...
Есть у нас на приходе и женский фольклорный ансамбль «Лебедушка», который уже выступал на разных фестивалях и делает это достаточно профессионально.

РБ: А какое это имеет отношение к церкви ?
Отец Владимир:
Дело в том, что церковь – это не только место, куда приходят помолиться и поставить свечи. Это община, духовная семья, которая живет не только по воскресеньям, но и каждый день. Человек связывает свою судьбу с храмом и все главные события его жизни, да и сама жизнь происходит в этих стенах.
Нет, это не значит, что надо стать религиозным фанатиком. Но ведь наша жизнь состоит не только из добывания куска хлеба.
Человек, пришедший в наш храм, со временем обнаруживает, что богослужения, молитва, посты хоть и составляют основу духовной жизни, но не исчерпывают ее до конца. В храме человек находит себе верных друзей, которые не бросят в беде. То есть когда в жизни все хорошо, то человек сам справляется и ему никто не нужен, а вот когда трудно, то нужна крепкая поддержка. И эта поддержка идет как от Бога, так и от людей, которые обрели в храме дом, а в церковной общине – семью.
И вот в этой-то семье и раскрывается весь человек, духовно растет, а также и развивает свои таланты на радость людям и себе. Не все же работать, надо находить время и попеть и потанцевать.

РБ: Что Вы пожелаете нашим читателям в канун Рождества?
Отец Владимир:
Это праздник радостный, светлый. Там и Рождественская звезда, и волхвы, несущие младенцу Христу подарки, и царь Ирод, который напрасно злится и строит козни...
Для всех нас – взрослых и детей – этот праздник окутан атмосферой чуда. Не все, однако, встретят его в радости. Для многих этот день будет омрачен горем, бедой: болезни, потеря близких, финансовые трудности... да мало ли путей, по которым приходит к нам несчастье.
Особая моя боль – это семьи, где поселились алкоголизм и наркомания. Среди наших соотечественников это, к сожалению, не редкость. Эти люди и эти семьи нуждаются в нашей особой молитве, и в нашем храме находится икона мученика Вонифатия, помогающего в борьбе с разного рода зависимостями.
Я хочу пожелать всем тем, кто оказался в эти дни в беде, не забывать, что Христос приходит в эти дни в первую очередь к вам, неся надежду, утешение и избавление от беды. Ни в коем случае не отчаивайтесь! Обо всех тех, кому трудно радоваться в эти святые дни, будет моя самая усердная молитва.
Всем остальным я пожелаю, чтобы Вифлеемская звезда осветила вашу жизнь хоть на эти несколько рождественских дней, разогнав повседневные тревоги и заботы.
Я надеюсь вас увидеть, а в первую очередь кого крестил и венчал и с кем молился эти последние десять лет, в нашем храме шестого января в десять часов вечера и седьмого в десять утра, когда мы преклоним колени перед Вифлеемской пещерой, из которой да осияет всех нас свет радости и надежды.


comments (Total: 2)

Сергиев Посад,
Божьей помощи о.Владимир

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Очень приятная статья :)

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх