Филя-Филлипок

Дела житейские
№48 (763)

Вера Максимовна дождалась внука. Ну, наконец-то. Им всё некогда, ездят куда-то, а потом в клубы по вечерам, господи прости, по притонам, наверное, шляются. Но, ничего, ей достался этот малыш крохотный, самый любимый на свете, её маленький Филиппок. Оп, оп, Филя-Филя-Филиппок. Бабушка научилась чуть-чуть подбрасывать его и ловить. Ей так хотелось, чтобы он смеялся, и внучок очень любил падать в её добрые и мягкие руки.

Как-то Вера Максимовна пригласила классного фотографа. И сделал он штук двадцать снимков. Но каких! Он ловил каждое движение малыша, улыбку, его взгляд, их с бабушкой игры. Снимки вышли просто потрясающими, хоть на фотовыставку отправляй. Но бабушка отправляла фотографии своим близким, родным, тем, кто остался, кто ещё помнил её, кто иногда звонил, спрашивал о здоровье, о её непутёвой дочке и о таком же дурачке-зяте. А она им - о внуке - и такой он, и сякой, и замечательный, и умница, всё ловит на лету. Вера Максимовна так и подписывала фотографии: “Филя-Филя-Филиппок. Оп-оп-оп”.

Родственники прятали снимки и посмеивались, эти бабушки совсем сдвинулись на почве внуков. Филя рос спокойным, приветливым малышом, он и маму с папой, таких редких гостей в большом бабушкином доме, встречал приветливо.
- Интересно, а нас-то он за что любит? - спрашивала Лена, мама мальчика. - Он же нас почти не видит. Ну, ты и молодец, мать. Ничего, не очень тяжело тебе?
А бабушке Вере уже 75 лет стукнуло.
- Ничего. Я потерплю, авось и вы оба образумитесь да вспомните, что у вас сынок растёт. А я пока ковыляю себе. Спасибо, Марфуша, моя спасительница, всё в дом приносит.
- Так Марфушу кто нанял, а, бабулька? - включается в разговор драгоценный зятёк, Илья.
- Да, знаю я, кто нанял, ишь, какое слово нашёл. А нанял бы ты, если бы не Филя, если бы бабка одна жила, бедовала?
- Ладно, мама, не будем гневить Бога. Пока силы есть, пусть тебе внучок продлевает годы, ты ж его так хотела!
- Вот хитрюга, и Бога вспомнила.

Но Лена с Ильёй не просто где-то пропадали в своё удовольствие, как думала бабушка, они были “челноками”, ну, не скажешь же матери, что её дочка с высшим образованием да вместе с мужем, бывшим следователем, ездят по городам и весям своей страны и соседних стран, торгуют, выживают как могут. Тут купили, там продали, тут продали то, что там купили... И так почти весь год. Такие времена настали сложные. А тут Филя появился. Продержались годик дома и снова - в путь. За счёт чего продержались? Стыдно вспоминать, продали несколько золотых колец из бабушкиного наследства, а потом дошла очередь и до картин, но это было уже выше их сил. Как при живом владельце снять со стены привычную и любимую картину?! И потом, как её продать не мошеннику, а настоящему знатоку. Не нести же в комиссионку. Там только таких “чайников”, как Лена с Ильёй, и ждут с нетерпением.

Но раскрутились всё же, в последнее время возили мёд на продажу в Россию с Украины. Илья стал настоящим знатоком этого дела. Мёд покупали у производителя, в селе на пасеке. Там удалось и Марфушу сговорить, она согласилась поехать в город, помогать старушке с ребёнком, приносить продукты, убирать, да и жить тут же при “хозяйке”.

Квартира большая, четыре комнаты, просторная прихожая, ковры, всё сохранила, сберегла Вера Максимовна. И долго дожидалась, когда же Леночка закончит свою учёбу да выйдет замуж. “Мне бы внука или внучку подержать”. А Филя рос, в шесть лет родители оформили его в школу. Оказался он самым подготовленным абитуриентом для поступления в первый класс школы, хоть и не посещал детский сад, бабушка всему научила, на все вопросы Филя отвечал чётко, с толком, рассуждал, как взрослый. Как тут было не принять такого ученика, хоть и шесть лет!

К поступлению сына в школу Лена с Ильёй окончательно осели в своём городе. Немного денег накопить удалось, Илья арендовал лавочку, стал привозить мёд от того же пасечника с Украины и продавать его на месте. Тяжело было в первое время оплачивать аренду помещения, зато от рэкетиров, “крышующих” бизнесменов, удалось отбиться с помощью друзей с прежней работы (Илья ведь был следователем в лучшие времена). А Лене пришлось работать у мужа бухгалтером, освоила новое дело быстро. Нужда заставила. Зато все были дома. Оказалось, что у Фили много друзей, которые приходили к ним домой, когда командовала одна бабушка с Марфушей. Лена это дело сломала. “Нечего приводить домой кого ни попадя!” Марфуша была уволена, хоть и плакала горькими слезами, да и Вера Максимовна плакала, расставаясь с ней.

Время быстро летит, вот Филя уже в третьем классе, он куда-то часто убегает.

- А что ему делать, - вступалась за внука бабушка, - раз ты его друзей выгнала.
Но Лена была непреклонна. Побегает, перестанет. Она не знала, что в последнее время Филя ждёт с нетерпением, когда бабушке принесут пенсию, ему и просить особо не нужно. Вера Максимовна давала внуку деньги на компьютерные игры, как он говорил. Вскоре родители купили ему компьютер, но Филе снова нужны были деньги, и всё время сумма увеличивалась... оказалось - игровые автоматы - “однорукие бандиты” выкачивали из мальчишек деньги, а те, в свою очередь, доили родителей, добрых бабушек, дедушек.

Когда Илья уезжал на Украину за товаром, в лавочке оставалась Лена. Вот тогда Филе было посвободнее, как он привык, и друзья всё же приходили в дом. Друзья были почти всегда старше Фили, бабушка немного волновалась, боялась как бы дочка и зять не узнали об этих посещениях. Но, как оказалось, боялась она совсем не того, чего следовало бы бояться...
Филе было 12 лет, когда его дружки, опутав мальчишку “долгами” за игры в автоматах, заставили его, надев на лицо маску, проводить их в дом, когда там оставалась одна бабушка. В масках были все трое.

С криком “это ограбление” они ворвались в дом, мгновенно “вырубили бабку” огромной бейсбольной битой, но был миг, когда Вера Максимовна вскрикнула, узнав внука несмотря на маску на лице: “Филя!”

Потом, когда Филя увидел, как расползается по седине на голове кровавое густое пятно, его вырвало. Он побежал в туалет, там он дрожащими руками вынул из кармана мобильный телефон и позвонил в милицию, он просил прерывающимся от рыданий голосом срочно приехать: “Убийство, ограбление”, он назвал адрес.

Когда он вышел в комнату, ребята смеялись над ним: “Что, обрыгался, трус несчастный, подумаешь, бабке скоро 90 лет. Пожила. Хватит”. Филя видел, как мальчишки собирают в кулёк украшения из шкатулок, как они вытаскивают с витрины вазочки, цепочки, снимают картины...

- Не трогайте ничего, сюда едет милиция, - крикнул он, и тут же получил удар той же битой, Филя упал, телефон выпал из его руки, один из парней схватил его, не понимая, что это и будет самая главная вещь, по которой его мигом вычислят...
Филя в отличие от бабушки выжил. Он кричал в больнице, когда пришёл в себя.
- Это я, я виноват!
Ему вкалывали успокаивающее, и он засыпал.
- Она узнала меня, - шептал он во сне.

“Секрет”


comments (Total: 1)

Пригласить, что ли, ентого писутеля выступить в нашем дурдомчике. Враз все пациенты с депрессией-то и вылечатся. Что, кто-то в редакции Базара забыл Happy Pill глотнуть вовремя? Братцы, вас ведь в основном немолодой народ читает, что ж вы их такой лабудой-то долбасите?

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх