КОМУ НУЖНЫ НАШИ ЖЕРТВЫ? • Из записок консультанта по семейным вопросам

Дела житейские
№23 (738)

 

- Как вы надоели со своей проповедью добра (глубокий вздох) и непротивления злу насилием! - кричала, стоя в дверях моего кабинета, тишайшая учительница младших классов Мина Кац.
- Вы меня с кем-то путаете, - пыталась пошутить я, - про зло и насилие сказал другой человек.
- А вы повторяете, травмируя наше сознание устаревшими идеями. Не можете отличить добро от зла, все портите своим вмешательством!
- Присаживайтесь. Хотите воды? Что случилось?
   Я была безмерно удивлена. Взволнованная посетительница - символ моих профессиональных побед: до сорока лет она тоскливо жила с родителями, благодаря моим усилиям вышла замуж, была любима и счастлива.
- Хочешь получить, сначала нужно что-то дать, - по-моему, это вредное, я бы сказала, гнусное заблуждение! Может быть, не заблуждение, а сознательная провокация, установка, придуманная “сильным полом” в желании приспособить женщину к своим нехитрым нуждам. Мужчин можно понять: речь идет о выживании. Но вы... и вы туда же! - Мина Кац не просто высказывала свое суждение. С присущей хорошим учителям энергией, настойчивостью в голосе она вбивала в мое сознание простую истину: хочешь получить - получай и ничего не нужно делать!
Всего три месяца назад в ее голове не бродили такие мысли. Воспитание в патриархальной семье было классическим: муж - глава семьи. Остальные домочадцы. Девушку украшает скромность.
Прийти в мой кабинет такой женщине не просто. Нужны немалые усилия, чтоб позвонить, все выяснить. Наконец она пришла. Юбка-блузка-босоножки. Темный низ, белый верх. Замужем не была, но старой девой в сорок с лишним себя не чувствует - два-три романа прошмыгнули в пору ранней юности: в их пограничном городке стоял военный гарнизон. Румяные солдаты после службы возвращались в свои города и веси, а застенчивая Мина с черной косой жила по странному укладу: умирала и возрождалась каждые четыре года, с выпуском очередного своего класса.
Перебравшись в Израиль, она решила выйти замуж. Кроме продуманных и четко сформулированных пунктов, требований к жениху, было еще одно желание: первая встреча должна быть якобы случайной. Ей не хотелось травмировать мужчину своим отказом.
Анализируя жизнь учительницы, склад характера, я решила, что ей нужен мужчина, равнодушный к строгому домашнему укладу, борщам-салатам, увлеченный своим каким-то делом. Она работает, погружена в проблемы первоклашек, он занят на работе, любовная лодка минует скромный быт без видимых помех.
В эту идиллическую картину прекрасно вписывался г-н Натан Вайнштейн. Несостоявшийся художник, он работал реставратором в картинной галерее. Идея непринужденного знакомства очевидна: учительница приводит свой класс на “урок искусства”, г-н реставратор водит детей по галерее, рассказывает о картинах, а дальше, как бог пошлет: они понравятся друг другу - встреча состоится.
Мина не понравилась романтичному Натану. Он заранее наклеил на нее все мыслимые ярлыки. “Синий чулок” было не самым обидным прозвищем.
   Когда группа детишек появилась в зале, с недовольной гримасой он выплыл из подсобки, пошарил взглядом по развешанным картинам, подошел к одной из них и монотонным голосом забубнил про 1631 год.
“Подождите, дети! - прозвучал ясный, звонкий голос. - Поднимите руку: кого из вас зовут Петя? Художника, который нарисовал эту картину, тоже зовут Петр, Петер Брейгель. Как вы думаете, он жил в холодной, северной стране?
Через несколько минут каждый ребенок выбрал на картине своего героя и начал придумывать свою историю, Натан уже не мог оторвать взгляд от дирижера. Мина вставляла замечания, такие подробности про свет и тень, нависшие облака, теплые огоньки в домах, что захотелось на эту площадь, вдохнуть морозный воздух, прокатиться по тонкому льду на самодельных коньках и лыжах.
Дальнейшие события развивались, как... Искусство требует конфликта. А конфликта нет. Противодействующие силы обычно появляются в лице родителей невесты или жениха, мешают социальные предрассудки, расстояние убивает любовь. Это в кино. А в жизни, не удивляйтесь, все бывает гладко. Ничего не наворочено. Натан объяснился Мине в любви, она с восторгом сообщила, что влюблена с первого взгляда. Собрали чемоданы и въехали в новую съемную квартиру. Даже здесь удалось избежать конфликта: все пополам.
После работы Мина штудировала Атлас звездного неба - предстоял набег на планетарий. Натан готовил блюда по рецептам бурной молодости и трогательно кормил жену, пока она тренировалась разжигать костер и ставить посередине комнаты армейскую палатку. Поехать с детьми на “остров в океане”, целый день бороться со стихией, дикими зверями, стоять в дозоре - была его идея.
Они возвратились из похода в воскресенье, а в понедельник, недобрый понедельник, я позвонила Мине узнать, как у них дела. Радость била через край. Я слышала голос счастливой женщины. По ее словам, семья состояла из трех персон: она, конечно, на первом месте, любимый третий класс и душечка Натан. И тут, черт меня дернул, я выполнила функцию свекрови, “его мамы”. Я спросила с укором: “Мина, вы мало внимания уделяете своему супругу. Он не обижается?”.
- Да... конечно, - растерянно ответила она, - я не думала об этом. Что теперь делать?
- То, что делают все любящие жены.
- Кофе в постель?
- Это общая формулировка. Вы живете вместе, должны знать “узкие места” семейной жизни. Что ваш Натан любит, что не любит, в какой одежде вы ему нравитесь.
- У нас догрешная любовь, мы еще не осознали, что нагота грешна, одеваюсь во что попало: юбка - блузка. Вы думаете, ему не нравится? Мне тяжело перекроиться на современный лад.
- Ради Бога, не делайте этого! Вы гармоничны. У Натана хороший вкус, ему подходит ваш стиль.
- Никакого стиля нет, я могу поменять имидж... он заслужил, и кофе в постель тоже.
- Вы действительно решили что-то изменить? Нужно это делать осторожно. Я боюсь... боюсь за вас. Приходите, сначала все обсудим.
Дисциплинированная Мина ответила уклончиво: “Как-нибудь зайду” и быстро положила трубку. Я поняла, что, беседуя со мной, скромная учительница уже примеряет мысленно туалеты Софи Лорен, репетирует в мини-бикини, с подносом на вытянутых руках торжественный выход к постели спящего Натана. Без сомнений, она это сделает аккуратно и добросовестно. О результатах не хотелось думать.
Пару лет назад Натан был модным художником, собирал в мастерской “золотую” молодежь, видел элегантных, стильных женщин. Метаморфозы скромной Мины воспримутся как плохое подражание, карикатура - и прости-прощай очарование. Смешное губит хрупкую любовь.
Я решила немедленно позвонить Натану, настроить на веселый лад, нужно, мол, с юмором отнестись к переменам во внешности любимой женщины.
Звоню Натану - отвечает Мина. Звоню на домашний телефон - отвечает Мина.
Зная, что по выходным она водит свой класс в походы, пытаюсь поговорить в ее отсутствие, звоню в субботу. Семейство дома. Жена делает уборку. Муж крутит педали “велосипеда” и пьет морковный сок. Мина обеспокоена: у него жировые отложения.
 На мой вопрос о походах, военных играх Мина четко, по-военному сказала:
“Походы отменены. У нас по выходным “день любви”. Мы принадлежим друг другу и никто не должен нам мешать”. Это прозвучало как намек. Я попрощалась, пожелала счастья.
Прошло пару часов. Нарушая “день любви”, я не выдержала, перезвонила, попросила Натана к телефону.
- Муж на этюдах. Жду его к обеду.
Может быть, у них действительно все хорошо, зря беспокоюсь. Из любви к мужчине женщина на многое способна: поменять прическу, стать блондинкой. Это цветочки, бывают “ягодки” и посерьезней.
А через несколько дней она пришла (блондинка, мои пророчества сбываются некстати). Каюсь, я не сразу узнала Мину Кац. Она быстрым шагом подошла к столу и сказала свою “классическую” фразу: “Хочешь получить, сначала нужно что-то дать, - по-моему, это вредное, я бы сказала, гнусное заблуждение! Получай и ничего не нужно делать!”
Оскорбленная в лучших своих чувствах, а чувства, действительно, сияли искренностью и чистотой, она рыдала. Жар души, любовь, нерастраченная нежность обрушились на голову несчастного Натана. Почему “несчастного”?
Ему дарила внимание и заботу любимая жена. Обидный парадокс в том и заключается: тяжело дозировать щедрую любовь. Давать - так от души! А это немедленно приводит сначала к скрытому, а вскоре к явному конфликту.
Мужчина становится заложником неусыпного внимания (читай: контроля). Ненужные советы в “женском” духе провоцируют неявную защиту. Как чертик из коробочки выскакивает фраза: “Оставь меня в покое!” Муж действительно стремится к домашнему покою - неспешный ужин, газета, телевизор.
Женщина должна быть занята своими женскими делами (хобби, увлечения, идеи, бег трусцой, духовные практики, не возбраняется деньги зарабатывать). Это женское богатство. Его хранят и умножают!
Не хотелось сыпать соль на раны, упрекать наказанную женщину за то, что раньше не пришла, когда можно было все исправить.
О чем я собиралась говорить с Миной Кац? Четкого плана не было. Лейтмотивом встречи должна быть мысль: “Жертвовать своим здоровьем, интересами, карьерой, свободным временем нужно только В КРАЙНЕМ СЛУЧАЕ”.
Как определить “крайний случай”? Это не так просто.
Кстати говоря, если женщина делает карьеру, зарабатывает деньги, повышает благосостояние семьи, ее занятость встречает благосклонность и понимание партнера.
Если женщина занята творческим трудом: пишет стихи, поет, коллекционирует, увлечена йогой или спортом, ой, как трудно выкроить время для личных нужд!
Мина - яркий пример увлеченной женщины. Она любит детей и знает, как из каждого сделать личность. Стоит ли приносить в жертву свой талант ради... чего? Сохранения любви желанного мужчины? Сохранения семьи? Главный вопрос в том, нужна ли эта жертва. Отказываясь от своих занятий, не теряем ли мы часть нашей личности, как раз ту значимую часть, за которую нас ценят, любят?
Натан ведь однажды утром съел рисовую кашу, выпил морковный сок, покрутил педали “велосипеда”, собрал этюдник, кисти, ушел и не вернулся.
Возможные совпадения имен и фамилий совершенно случайны.
Лариса ГОРОДЕЦКАЯ


comments (Total: 3)

Anaiss , Morgana! Спасибо за внимание к моим статьям.
Эта история совсем не бред! (может быть время чтения -- 6 часов утра -- отражается на восприятии)Реальная история. Впрочем, одно другому не мешает. Я -семейный психолог и 20 лет сталкиваюсь с "пережевыванием" историй о женах, мужьях, и никому из участников их проблемы не кажутся банальными.
Лично мне вопросы гендерной жертвенности представляются весьма актуальными. Есть повод эту тему обсуждать.

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Надергать разных фраз и сляпать из них статью - дело нехитрое. Море таких статей, где жуют, жуют, о женах, мужьях, кто кому больше должен, чья жертва больше, и прочее и прочее.
А эта фраза просто поразила:
"Она любит детей и знает, как из каждого сделать личность". Ну просто гений педагогики. Придуманный, вымышленный автором гений. Который не знает, приносить ли свой гениальный талант в жертву детям, или лучше посвятить себя мужчине ради сохранения любви... а вдруг тогда потеряется часть личности...
Бред, короче.

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Бывает, что нужны наши жертвы. Бывает, что мы сами ищем жертву. Все бывает, все уже было, все повторяется снова и снова. Причины и следствия разнообразны, как характеры и особенности психики людей. Нет повода для обсуждений.

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх