ХАМАСКИРОВКА ПО-ЕВРОПЕЙСКИ

В мире
№23 (738)

История о том, как люди, близкие к ХАМАСу, оказываются мастерами слова и о том, что слово ХАМАСа с делом не расходится: его девиз по-прежнему - провокация и насилие.

ХАМАСОВЦЫ В НЕМЕЦКОМ ФОРМАТЕ
Я не буду повторять в деталях суть трагедии, о чем читатель знает к этому моменту гораздо лучше меня. Моя задача - познакомить с теми, кто участвовал в акции с немецкой стороны.
 Как сообщают СМИ ФРГ, на остановленном израильтянами пассажирском турецком судне Mavi Marmara находились нынешние депутаты немецкого парламента от партии левых 59-летняя Инге Хегер и 56-летняя Аннет Грот, 72-летний Норман Паэх, бывший депутатом бундестага прежнего созыва.  Это известные в ФРГ политики. Инге Хегер - один из главных обвинителей в бундестаге политики израильского правительства, считающая, что оно ведет “террористическую войну против гражданского населения” в секторе Газа. Аннет Грот - партийный эксперт по защите прав человека - выступает за права палестинских заключенных, призывает к переговорам Израиля с террористическим ХАМАСом. Норман Паэх - автор выражения “На самом деле, международное право не знает такого понятия, как право на существование” - фактически смыкаясь с теми, кто хочет уничтожения Израиля. Вместе с ними был Маттиас Йоххайм, вице-президент IPPNW (международная организация врачей за безъядерный мир), который в своем блоге еще в воскресенье сообщил, что судно находится “в военной зоне ограничения, и нас могут остановить израильские военные, хотя мы везем только гуманитарные грузы, которые не представляют никакой опасности для Израиля”. Они были в числе 570 активистов от политических партий и общественных организаций Западной Европы.
Факт нападения на израильских солдат людей, вооруженных ножами, топорами и дубинками, депутаты не комментируют. То ли потому, что не видели нападения, то ли потому что сами шокированы действиями активистов “мирной акции” и понимают, что их втянули в провокацию. Понятно, что если последнее предположение верно, то на их политической карьере можно смело ставить крест, ибо это чревато, как минимум, расследованием специальной парламентской комиссии.
 Едва сойдя с трапа самолета, все пятеро воззвали: “Мы призываем президента, председателя бундестага, канцлера и федерального министра иностранных дел потребовать от израильского правительства немедленного освобождения всех участников “Флотилии солидарности”. Мы требуем международной комиссии для расследования операции. Теперь международное сообщество должно, наконец, положить конец незаконной блокаде Газы”.
 Я намеренно процитировал документ, чтобы читатель понял, что группа немецких общественных деятелей выступает исключительно контрпродуктивно по отношению к Израилю. Однако цитата приведена и по другой причине. В день, когда “Флотилия солидарности” была препровождена в Ашдод, президент ФРГ Хорст Келер подал в отставку. Сам. Впервые в послевоенной истории Германии. Причина: его откровенное высказывание по поводу военного присутствия бундесвера в Афганистане и обрушившаяся за этим критика оппозиции не в самых парламентских тонах вплоть до “лучше бы тебе вообще помолчать и не высказываться по политическим вопросам”.
 Так что призыв обиженных и оскорбленных приемом Израиля немцев адресован ко всем лидерам Германии, кроме главного - по статусу. Фигура президента скорее почетная. Но занимал ее Хорст Келер, крупный экономист, бывший в свое время шефом Международного валютного фонда, который прекрасно понимал, где находится и что говорит.
 Но вернемся на судно. Соседом немецких “левых” по каюте оказался весьма известный на Западе Хеннинг Манкелль, 62-летний шведский театральный режиссер, который, впрочем, известен не столько спектаклями, сколько криминальными романами. В Германии 7 миллионов фанатов Манкелля, точнее, персонажа, им созданного, - полицейского комиссара Курта Валландера. Правда, уже покойного. В последнем романе “Враг в тени”, оказавшемся весьма объемистом (592 страницы) и вышедшем буквально несколько недель назад, Манкелль решил прервать серию - а это 10 романов в течение 20 лет - и покончить с похождениями бравого сыщика. Теперь мастер детектива пишет пьесу об Улофе Пальме, шведском премьер-министре, которого убили, по ряду версий, то ли правые экстремисты, то ли иранские спецслужбисты, то ли боевики Курдской рабочей партии. В любом случае, это были террористы, что почему-то особо греет сердце романиста. Возможно, он оказался на борту судна не случайно, предположили было международные наблюдатели. По существу, здесь были только те, кто объят гневом и ненавистью, кто готов поверить в намерения террористов из ХАМАСа, а, не исключено, и пополнить ряды радикалов. Скорее всего, шведскому писателю понадобились типажи террористов. Не придуманные, не “фигуры из головы”, а реальные, с оружием, готовые к нападениям и убийствам, с перекошенными от злобы лицами. Если так, то он их увидел.
 Но есть и другая версия. Она говорит о том, что мастер детектива не только поплыл понаблюдать за будущими персонажами, но и сам активно поддерживает террористов ХАМАСа. На личном сайте писателя - перечень городов Швеции и мира с точным указанием часов демонстраций против действий Израиля, который “надо осудить и заклеймить позором”.
 - Как я понимаю ситуацию, палестинцы нуждаются в помощи, - сказал писатель в интервью “Bild”. - Особенно в секторе Газа. Там ситуация ужасна, ее можно сравнить с тюрьмой под открытым небом. Поэтому для меня, само собой разумеется, важно решение внести свой вклад, так как я на борту судна.
По сообщению на сайте МИДа Швеции, никто из шведских участников акции при столкновении с силовиками Израиля не пострадал. Единственный урон, который понес Манкелль, - отмена запланированных чтений (видимо, отрывков из последнего романа).
 В числе вероятных слушателей могли бы оказаться другие участники немецкого отделения акции Ship to Gaza 58-летний Надер аль-Сакка, шеф организации “Палестинская община Гамбурга”, один из главных на севере Германии обвинителей Израиля в геноциде в секторе Газа, шейх Раед Салах, руководитель Исламского движения в Израиле и другие подогретые общей ненавистью к Израилю и к евреям вообще деятели пропалестинского толка. О том, что на судах может быть транспортировано оружие, и Израиль имеет полное право подозревать об этом, потому и отправил “Флотилию солидарности” на досмотр, и оружие может быть вполне надежно упрятано среди медикаментов и инвалидных колясок, хамасовцы в европейском формате не думают. Это и так очевидно.
ПРИЗНАНИЯ “ЗЕЛЕНОГО ПРИНЦА”:
ИЗВЕСТНЫЙ И НЕИЗВЕСТНЫЙ ХАМАС

 Захват “Флотилии мира” и презентацию в Германии книги Мосаба Хасана Юсуфа “Сын ХАМАСа” разделяют считанные недели. Однако оба события - сигнал миру о намерениях ХАМАСа: формирование провокаций для того, чтобы они стали детонатором войны радикального мусульманского мира против еврейского государства. Но евреи должны помнить страшный урок Холокоста: нельзя допустить положения, при котором Израиль будет застигнут врасплох и не сможет оказать сопротивления.
 Книге “Сын ХАМАСа” предстоит неожиданная судьба, как и ее автору, считают германские эксперты по Ближнему Востоку. Ее начал писать мусульманин, воспитанный в духе непримиримой вражды к христианам и иудеям. А закончил писать христианин, одинаково любящий всех, независимо от конфессии. Но все это - один и тот же человек. Мосаб Хасан Юсеф. Не ученый, не политолог, не историк - сын одного из сооснователей ХАМАСа Хасана Юсефа, тайный агент израильской разведки. Книга “Сын ХАМАСа” - и автобиография, и политическое исследование, и документальный детектив.  Едва выйдя из печати, она стала исключительно важным событием в жизни Германии. В библиотеке германских исследований ХАМАСа книга стоит особняком по ряду причин.
 Во-первых, она сочетает в себе известную объективность и глубокое понимание внутренних причин палестинского террора. Условную их взаимосвязь обеспечивает личность автора: начинавший свою сознательную жизнь, как сын основателя (но не как член) движения, а затем ставший основным осведомителем израильской разведки. В его судьбе сплелись сыновний и гражданский долг. Главным мотивом ее стала заповедь “Не убий”, верность которой отвратила от идей расового бандитизма ныне 32-летнего Мосаба. Он, который должен был стать, как дед и отец, имамом, отошел от мусульманства. Это история выхода из клана радикального ислама сына ХАМАСа (сына в буквальном смысле слова) и обращения его в ярого проповедника христианских идей. По этой причине книга опубликована не светским, а религиозным немецким издательством SCM Hаеnssler, Holzgerlingen.
Во-вторых, благодаря этой работе лучше понимаются мотивы действий всех участников многолетнего конфликта: Хасана Юсефа, который причастен к созданию ХАМАСа; движения ФАТХ; израильских спецслужб и особенностей их работы.
 Автобиографичность книги и ее объем (272 страницы) позволяют оценить и трагизм ситуации: ХАМАС, оставленный в духовное наследство, остался без явного наследника по крови. Более того, живущий ныне в США Мосаб Хасан Юсеф объявлен предателем радикал-исламизма, поскольку открыто выступает против методов ХАМАСа и фундаментального исламизма в целом, при этом придерживаясь христианской заповеди о любви к врагам. Ценнейший осведомитель израильтян на правах старшего сына и временно исполняющего обязанности ассистента отца использовал эти позиции для передачи информации ШАБАКу о действиях палестинских террористов в Иудее и Самарии.
Перед читателем - типичная биография с типичным началом, но без типичного продолжения. Мальчик, выросший в Рамалле и бросающий камни в израильских поселенцев. Юноша, которому поручена закупка контрабандного оружия, на которой он пойман и которому грозит долгое тюремное наказание, - он избегает его оттого, что согласился сотрудничать с израильскими спецслужбами.
 Мосаб Хасан Юсеф стал реализацией первого, ответственного и весьма продолжительного проекта спецслужб. Несколько месяцев, проведенных им в качестве узника израильской тюрьмы Мегиддо, где он познакомился с хамасовцами и их планами, помогли отследить методы вербовки в террористы, предпринимаемые радикалами даже в неволе.
 Благодаря “Зеленому принцу” удалось предотвратить запланированные нападения смертников, подготовленных хамасовскими инструкторами, определить структуру и назначение фатховских формирований - “Бригад мучеников Аль-Акса” и спецназовцев элитного подразделения Force 17 - и других силовых структур, установить факты тесного секретного сотрудничества внешне соперничавших ФАТХа и ХАМАСа, определить роль политбюро ХАМАСа в Дамаске и лично его шефа Халеда Машаля.
 О том, как, когда, при каких обстоятельствах это было сделано, подробно рассказывает книга. Перед читателем разворачивается эксклюзивный рассказ о подпольной деятельности исламистов на “Западном берегу”, в частности, о том, как “крышевали” в центре исламских исследований в Рамалле активистов ХАМАСа, о схемах перевода финансов на ведение деятельности военного крыла ХАМАСа. По существу, об этой деятельности и прежде было известно израильским спецслужбам, не говоря про администрацию Арафата, однако впервые было получено подтверждение о масштабе подобной деятельности, сопровождаемое уточнениями от исключительно надежного источника, что подтвердил израильский эксперт по вопросам секретных служб Йоси Мельман. Одновременно Мосаб Хасан Юсеф дает картину деятельности Махмуда Аббаса (Абу-Мазена) и его команды, как “коррумпированной и ненавистной народу” структуры.
 Уместно упомянуть чрезвычайный характер работы двойного агента. ХАМАС, даже если живешь в самом центре его действий, остается в течение многих лет самой опасной и тайной организацией, указывает “Зеленый принц”.
 “Деятельность израильских спецслужб - тоже тайна за семью печатями. Но получилось так, что меня посвящали в дела Израиля больше, чем в дела ХАМАСа. При этом и я, и остальные палестинцы знаем очень мало о ХАМАСе, даже я не знаю широкого круга его членов. С другой стороны, я был в самом сердце Шин-Бет. Таким образом, я оказался косвенно, а в ряде случаев и прямо посвященным в подробности работы с той и с другой стороны. Убежден, что они, израильские спецслужбы и ХАМАС, держат в своих руках все ключи к решению израильско-палестинского конфликта. Передо мной была реальная смертельная опасность с двух сторон, сохраняющаяся и сегодня. В своей книге я рассказал только о том, что можно было рассказать.
 Несмотря на то, что на руках палестинских радикалов и армии Израиля кровь, “у ХАМАСа нет принципов, законов и границ, тогда как Израиль связан законом и конституцией”.
 Прервем на время признания и откровения двойного агента и поговорим о терроризме, который рядится в тогу патриота, - он имеет в хамасовской версии ряд особенностей. Важным обстоятельством для того, чтобы пересмотреть свои взгляды, явилось не его согласие сотрудничать с израильскими спецслужбами, не личная вражда к Израилю, насаждаемая в палестинском обществе, не теракты, в одном из которых он мог бы участвовать и погибнуть, а “шок от жестокого обращения и пыток ХАМАСа по отношению к собственному народу”. Это было важней всего остального, подчеркнул Мосаб Хасан Юсеф. Свидетельство двойного агента было дополнено после операции “Литой свинец”, когда между боевиками ХАМАСа и ФАТХа в секторе Газы развернулись вооруженные столкновения. При этом для раненых фатховцев активисты ХАМАСа блокировали получение медицинской помощи и гуманитарной поддержки, поступающей в сектор. Во время операции “Литой свинец” хамасовцы убили и ранили около 100 активистов ФАТХа, использовав боевые действия для сведения политических счетов. ООН признала факт разграбления ХАМАСом гуманитарных грузов для гражданского населения Газы. В частности, около 50 автомобилей “скорой помощи”, поставленных арабскими странами как гуманитарный груз, были изъяты ХАМАСом, перекрашены в черный цвет и приспособлены для военных нужд. При анализе операции “Литой свинец” эксперты ООН признали факты использования гражданских лиц, в том числе детей, в качестве живого щита.
***

По сообщению Deutsche Welle, посол Израиля в Германии Йорам Бен-Зеэв подверг критике двух депутатов бундестага от Левой партии, находившихся на судах флотилии: Инге Хегер и Аннет Грот. Намерения организаторов этой акции состояли не в доставке гуманитарных грузов, а в прорыве блокады, заявил дипломат газете Suddeutsche Zeitung. Иначе нельзя объяснить, почему было отклонено предложение Израиля разгрузить суда в порту Ашдода и направить их под контролем в сектор Газа (кстати, в итоге они были отправлены, но ХАМАС отказался принять эти грузы; заметим, вся “посылка” составляет лишь 10 процентов от ежедневной гуманитарной помощи, оказываемой Израилем жителям сектора - прим. ред.). Кроме того, инцидент должен рассматриваться комплексно.
“Я никогда не слышал от “левых” депутатов упоминаний о восьми тысячах ракет, выпущенных по Израилю из сектора Газа”, - сказал посол. В то же время он отметил, что инцидент не приведет к осложнению отношений между Израилем и Германией. Левые, имеющие в бундестаге 76 голосов, что означает 12,2% от общей численности парламента, практически не влияют на принятие решений.
 Александр МЕЛАМЕД,
собственный корреспондент
еженедельника “Секрет”
по странам Западной Европы


comments (Total: 4)


Для : 2 Маня

Пример приведите

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Русских тоже.

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Злобность к кому бы то не было не украшает евреев

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Это уже не детская болезнь левизны, а вполне запущенная старческая. Вылечить нельзя, вот бы сдохла поскорей.

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх