Счастье – это не платить ипотеку

Америка
№23 (738)

Для жителей Флориды Алекса Пембертона и Сьюзен Ребойрес foreclosure (отъем жилья за неоплаченные долги) теперь стал образом жизни. Не то чтобы им очень хотелось переживать свои нынешние трудности и проблемы, но все ж таки не так трудно, как раньше, когда они выплачивали за ипотеку все заработанные деньги. Теперь они не платят, а пока идет foreclosure,  они смогли  наладить семейный бизнес, разобраться со сложной финансовой ситуацией. Они даже ухитряются отдыхать: ходят иногда в ресторан, отправляются в ближайшее казино. 
«Когда-то этот дом, как якорь, тащил нас на дно, - признается Алекс Пембертон, - а сейчас он для нас - спасательный плот, позволяет оставаться на плаву». Пембертон прекратил выплачивать долги по ипотеке летом прошлого года и теперь живет в чужом доме (его все равно рано или поздно заберут) абсолютно бесплатно.
По всей стране растет число людей, отказывающихся выполнять свои обязательства и платить долги по ипотеке. При нынешней экономической ситуации, высоком уровне безработицы и резком удешевлении стоимости жилья выплачивать долги не могут или не хотят многие домовладельцы. Просто одни тянут до последнего, а другие приходят к тому же концу гораздо раньше. И часть таких придумала собственную программу модификации мортгиджа (ипотеки) – они свели выплаты к нулю и не платят ни гроша. Вместо того чтобы выплачивать долги и бороться за дом, который стоит гораздо меньше, чем они должны банкам или ипотечным кредиторам, они пытаются выжить, стать на ноги, найти работу. И просто жить.  Не хорошо? Конечно, не хорошо, долги нужно отдавать. Но иначе они не могут.
Причем эта «модификация мортгиджа», в отличие от предложенной банками, удобна тем, что о ней не нужно договариваться с кредитором. Домовладельцу нужно просить о продлении долга, о снижении  процента или об уменьшении размера платежей. Он просто предъявляет кредитору ультиматум – не буду платить, и все.
И он, домовладелец, дошел до такой стадии озверения, что всякие слова об аморальности такого подхода на него не действуют. «Сами они мошенники - отвечает такой ненадежный должник,- банки жилищный кризис и устроили, пусть и отвечают за него».
Что ж, по поводу банков спорить не приходится. Именно их корысть и довела рынок недвижимости до такого состояния.
И все же такие «домовладельцы» с кредиторами объясняются. «Я пыталась объяснить свою ситуацию служащему банка, у которого брала деньги на покупку дома, - вспоминает Венди Пембертон, мать Алекса, которая сама перестала платить за небольшой домик, расположенный в двух кварталах от жилища ее сына. Однако они ничего не хотят понимать, они же там все мошенники».
Венди просила уменьшить ее платежи, так как у нее диагностировали рак легких, и оплата лекарств и ипотеки стала для нее неподъемным грузом. Теперь банк пытается отнять ее жилье. Впрочем, этот процесс по нынешним временам непростой.
Ее сын перестал платить ипотеку прошлым летом,  когда их с женой семейный бизнес – они занимались реставрацией мебели и разного рода антиквариата - почти разорился. «Да в наше время никто и не думает о реставрации старых предметов, - вспоминает Алекс Пембертон.  Денег на оплату ипотеки нам взять неоткуда, да и терять оказалось практически нечего».
«Получалось, что мы должны платить банку последние скопленные доллары за дом который стоит меньше, чем мы должны,- вступает в разговор его жена. - При этом дела наши шли так, что платить было нечем. И тогда мы попытались договориться с кредиторами, а когда это не удалось - перестали платить и занялись тем, что попытались наладить работу нашей компании».
Для Пембертонов это означало, что невыплаченные по ипотеке 1890 долларов они вкладывали в свое дело: за это время они издали глянцевый каталог своих услуг, дали рекламу на местном телевидении. И дела пошли.
По данным статистики, процесс foreclosure был инициирован против почти 2 миллионов домовладельцев по всей стране. Процесс этот, как уже писалось, долгий и с каждым месяцем становится все дольше и все запутанней. Все из-за того, что время от времени банки объявляют мораторий на отъем домов, правительство давит за кредиторов с требованием модифицировать ипотеку. Но самое главное,  сами кредиторы не способны справиться с таким количеством ненадежных должников.
Средний должник по ипотеке  не платит за дом 438 дней, прежде чем его удается выселить. Это гораздо дольше, чем, скажем, в 2008 году, тогда на процесс foreclosure требовалось около 9 месяцев.
У нас нет данных о том, сколько в стране сторонников «метода Пембертона», однако агенты по продаже недвижимости считают, что количество «бесплатных жильцов» стремительно растет.
Ипотеку не платят многие. 650 тысяч домовладельцев не платили долги по ипотеке на протяжении последних полутора лет. Это цифры на начало весны.
И еще одна цифра: против 19 процентов таких домовладельцев кредиторы даже не возбуждали судебного преследования, потому что не успевают справиться со всеми должниками.
В некоторых штатах, таких как Калифорния или Техас, кредиторы могут добиваться своего, не прибегая к суду. Здесь такого злостного неплательщика могут выселить гораздо быстрее. Но в таких штатах, как Нью-Йорк или Флорида (или в других 19 штатах), без решения суда это невозможно. Особенно если нанять адвоката (Пембертоны наняли), то процесс отъема домов замедляется чуть ли не до бесконечности.
К примеру, сейчас в округах Пинеллас и Паско (Флорида) открыто 34 тысячи дел по отъему домов.
«Мы просто не справляемся с таким потоком, - признается судья  Джош Макгрейди, - ведь еще десять лет тому назад подобных дел было всего 4 тысячи».
Кстати, во Флориде, не платя ипотеку, можно прожить в бывшем своем доме 519 дней, а в Нью-Йорке – 561. И рент платить не нужно.


Наверх