В Теннесси за любовью

Америка
№18 (733)

Вот некоторые факты из дела об убийстве трехлетнего Лайама Томпсона:
В апреле 2003 года жители Теннесси Гэри и Эми Томпсон отправились в Россию, чтобы усыновить двух детей – мальчика и девочку. У Эми уже была пара собственных детей, один от предыдущего брака, другой - от нынешнего, но она всегда мечтала о том, что у нее будет большая и крепкая семья.
Очевидно, все было подготовлено заранее, но в апреле же Томпсоны вернулись уже с детьми двух-летним Лайамом и трехлетней Айрин.
Уже к лету, если верить дневнику, который вела Эми Томпсон, обоим «родителям» смертельно надоели приемыши из России. И хотя мальчик и девочка не были родственниками, Эми упоминает о них в своем дневнике как о паре и называет «они». Впрочем, не совсем так. Эми иногда довольно пренебрежительно описывает внешность мальчика, у него была заячья губа, что американку страшно раздражало. А вот девочки она практически не касается, лишь один раз обмолвилась, что «этот ребенок оставляет ее равнодушной и не вызывает никаких чувств».
Наверное, именно летом супруги стали раздумывать, как бы избавиться от «недоразвитых, неласковых русских детей». В своем дневнике Эми  размышляет, как бы приемышей «как щенков утопить в пруду».
Некоторым американцам, берущимся за такое тяжкое и благородное дело, как усыновление детей из слаборазвитых стран,  свойственно такое, скажем, потребительское отношение к детям как к товару. Часть таких усыновителей,  как и в последнем скандальном случае, когда жительница того же Теннесси вернула приемыша на родину, рассматривают этот акт как приобретение в магазине. То есть, узнав о том, что ребенок болен, а большая часть российских детдомовцев неадекватна, и чем дольше они прожили там, тем они неадекватнее,  американцы готовы вернуть этот некачественный товар в магазин или в детдом. Что не так плохо, гораздо хуже, когда этих несчастных детей они пробуют воспитывать и доводят до смерти. Хотя, слава Богу, таких случаев не много.
Но вернемся к нашей истории. 11 октября 2003 года Гэри, набрав в ванную крутой кипяток, бросил в нее 3-летнего Лайама и не давал ему выбраться из обжигающей воды. Эми, которая работала медсестрой в богадельне, в этот момент находилась на работе. 
Пять последующих после этой горячей купели дней, когда кожа слезала с мальчика клочьями, Томпсоны держали его в подвале, на брошенном на бетонный пол матраце. 16 октября, в свой третий день рождения, мальчик умер. По версии следствия ребенок получил страшные ожоги, но Томпсоны даже не показали его врачу.
Гэри Томпсон - сейчас ему 38 лет - признал себя  виновным в предумышленном убийстве ребенка и сейчас отбывает срок (вплоть до пожизненного) в тюрьме штата. Его жена Эми получила 14 лет изоляции от общества за подготовку и сокрытие убийства.
Ее старшего сына отдали опекунам, а младшего забрали родственники Гэри. Но в семье оставалась еще одна маленькая девочка, та самая, которую привезли из России вместе с Лайамом и от которой не успели избавиться.
В ту пору имя этой девочки не предавалось гласности – судья запретил упоминать ее имя в любых публикациях, чтобы еще больше не навредить ребенку. Следователи тогда утверждали, что Томпсонов нельзя обвинить в издевательстве над ней, но в том, что они на нее не обращали никакого внимания, – сомнений нет.  «Она была такой маленькой, такой слабенькой,- вспоминает расследовавший то дело детектив Патрик Дорн,- а кроме того, она производила впечатление очень замкнутого, запуганного человечка».
Девочку звали Ирина Александровна Павлова, тогда Айрин Томпсон, а теперь Айрин Элизабет Палмер. Сейчас ей уже десять лет, она заметно окрепла, что в любой момент может продемонстрировать. Если конечно ее об этом попросить. Например, она несколько раз легко подтягивается на перекладине и может дать пощупать свои маленькие, но крепкие бицепсы.
Ирина, будем называть ее по-русски, обычная десятилетняя болтушка.  Она сразу же рассказывает, что больше всего на свете любит розовый цвет, а когда вырастет - станет ветеринаром. Хотя больше всего на свете хочет иметь собственный зоопарк. В общем, кем она будет - ей и самой-то еще не понятно. Зато однажды она в один присест съела сразу пять апельсинов. А вы столько можете? Я - нет.
-Ну а чем еще может похвастаться эта смешная 10-летняя девчонка? Ах да, ей нравится восходящая звезда кантри Тэйлор Свифт. Чего ж еще ждать от девочки из Теннесси. 
- А вот и не только Свифт, - вступает в разговор непонятно откуда появившаяся в комнате младшая сестра Ирины,  Каше Палмер, - но и канадский поп-певец Джастин Бибер.
- Да и Майли Майрус, поп-певица, начинавшая свою творческую карьеру на любимом детьмя Disney Channel, -  добавляет еще одна сестра Палмер – 9-летняя Джессика.
Сестры Палмер все время перебивают друг друга. Так что когда Ирина пытается похвастаться своими спортивными достижениями - она увлекается лакроссом и гимнастикой,  то Каше сразу же приносит их общие призы в тех же видах спорта, а Джессика пытается убедить, что ее призы сияют гораздо ярче.
Ирину привели в дом к Палмерам через три недели после смерти Лайама (она не помнит его русского имени), тогда ей не было и четырех. Ирина стала последней дочкой Дона и Надин Палмер,  до Ирины они удочерили Джессику, а потом и стали опекунами Каше.
«У меня было двое детей от предыдущего брака,- вспоминает бывший менеджер компании UPS Дон, вышедший недавно на пенсию,- и я думал, что больше мне не нужно. А потом у нас появились эти девочки, и дом наполнился светом и смехом». А вот это верно подмечено, что шутки и смех в этом доме, кажется, не стихают ни на минуту. 
Второе удочерение для Ирины произошло довольно быстро, сотрудница местной службы охраны детства, которая уже знала Палмеров, подумала, что эта маленькая русская девочка придется в этом доме ко двору. И не ошиблась. Огромный и слегка флегматичный Дон и его жена Надин, помощник адвоката, не колебались ни минуты. Они просто  обрадовались новой «дочке». Да и сейчас  радуются.
«Я много работаю над делами по усыновлению, - говорит адвокат Томас Танефф, помогавший Палмерам уладить усыновление Ирины, - и признаюсь, что никогда не видел такого теплого, такого любвеобильного дома».
Истории русских приемышей время от времени заканчиваются трагически, это признают все, кто когда-либо занимался подобными проблемами. Американские родители, пытающиеся усыновить детей из России, даже не представляют себе, с какими эмоционально и психологически неуравновешенными детьми им придется столкнуться. Но ведь некоторые проблемы этих детей проявляются не сразу. А доверчивые американцы верят отчетам, которые представляют им русские врачи, психологи и педагоги, верят документам, которые порой отличаются от реальности как день и ночь. И столкнувшись с такими трудными детьми, многие теряют терпение. Потому что жизнь с таким ребенком может быть невыносимой. Особенно если в приемных родителях нет любви. Такой, какая есть у Палмеров. Ибо только такая родительская любовь может, что-либо изменить.
В своем дневнике Эми Томпсон пишет: « Я злюсь на них за то, что они все время выглядят как измученные работяги. Они не вписываются в жизнь и стараются быть незаметными. В них не чувствуется личности». Какая уж личность в забитых детдомовских детях двух и трех лет.
Надин вспоминает, что когда Ирина попала в их дом, девочка была тихой, послушной, милой, но в ней не чувствовалось ни любви, ни нежности к своим новым родителям.  «Мне кажется, - продолжает Надин, - что первое время она просто не верила, что теперь мы ее постоянная семья. И этот период был не самым легким, ведь ее сестричек мы забирали еще в младенческом возрасте». 
Зато теперь от нелюдимой и сосредоточенной на себе девочки не осталось и следа. Ирина очень общительна, постоянно заводит новых друзей, ищет себе новые увлечения. На следующий день после нашего визита она заставила мать отправить нам электронное письмо с именами друзей, о которых она забыла нам рассказать.
Ей очень интересно посмотреть на фотографию своей биологической матери, увидеть свои российские снимки. Однако у Палмеров ни информации об ее семье, ни картинок ее жизни в России - нет. И им жаль, ведь Айрин Палмер не должна забывать, кто она и откуда.
А она и не забывает, и помнит Томпсонов, и подвал, в котором умирал Лайам. «Но если бы не они,- говорит ищущий во всем позитив Дон Палмер, - разве мы когда-нибудь смогли бы завести такую замечательную дочку».

Ник Неймов


comments (Total: 1)

Причин очень много и разных. Почему дети рождаются с таким дефектом как зайчье
губа или волчье пасть. Я сам такой же среди из них, то есть с дефектом.
Это очень чажело быть с таким дефектом. И всё таки не зря говорят таких людей
нужно убивать. Моё дество было чажело среди других детей, но не сама жизнь.
Жизнь прекрасна. Жизнь принимает всех и красивых и уродов. А проблема возникает когда общаюсь с людьми. Куда не обратись везде отталкивает. Может
это правильно, потому что если примем уродливого человека или с дефектом, то
могут зарождаться новые виды уродство или с большими дефектами.
Сам не знаю убивать детей с дефектами или нет. Но у меня детстве было огромное желании чтобы кто-то меня убил или сам умереть от каких-то болезни.
У меня остаёться своё мнение. Каждый из своих родителей решают сами, убивать
ребёнка с дефектом или нет? Возможно природа дала таким детя и в том же меня
какой-то испытании или осозновании самого себя. Когда я бываю один или среди
природы то мне очень хорошо, и при этом не переживаю из-за дефекта. Сейчас
работаю над собою, то есть, кто я и кем я должен быть. Моё внешность чучуть
поравили, а голосовое связь так осталось.

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх