ankara escort

ОБЩЕЕ СОЛЬФЕДЖИО

Эксклюзив "РБ"
№4 (719)

На этой неделе исполняется 40 дней как ушел Виторий Юдкин. Всем, кто знал его всегда будет его не хватать. В том числе и нам, редакции “Русского базара”.

Он завораживал улыбкой, и глаза его горели. И говорил он жарко, складно, расплескивая по речи остороумные , неведомые никому прежде неологизмы и идиомы. Как скажет: «Общее сольфеджио»... Оксюморон какой-то! Но сразу всем понятно: мы в оркестре, и сольфеджио у нас, уж извините, общее. И у нас – не «хор глухонемых».
Всем хотелось часами слушать его, говорить с ним. Особенно когда «ошарашка» - богато накрытый стол, за которым положено «гукать» и «наносить максимальный ущерб хозяину». И за которым он – Викторий Юдкин – непременный глава. Не тамада, а именно глава и диспетчер речей и настроений.
Такая у него была природа – быть центровым в компании. В любой компании – где великий писатель и газетный корректор, миллиардер или вор в законе, культовый кинорежиссер или свадебный фотограф, академик или хоуматтендент, депутат Ассамблеи или лимузинщик.
Все почитали за честь быть в компании Виктория Юдкина, быть в числе его друзей. И каждому Викторий изыскивал возможность помочь в трудную минуту, каждому оказывался полезным.
В чем его «Виктори сикрет», кем он был по жизни? Инженером, педагогом, журналистом, рекламным агентом, спортивным промоутером... Всем понемногу. Хотя вроде ничего выдающегося не совершил... А вот и нет! Викторий, Витя Юдкин ежедневно совершал таинство любви к людям. В течение всей жизни он жил этой любовью и оптимизмом, даже когда эта жизнь не давала к тому никакого повода. Он полностью реализовал свой уникальный дар – быть другом.
А теперь умер. И все, с кем он встречался, все его близкие осиротели. В леденящий декабрьский ливень  десятки людей пришли проводить Виктория Юдкина в последний путь. И это было «общее сольфеджио». Хотя конечно – «хор глухонемых»...
В. Черноморский


Наверх