Бумажный зонтик Ирана

В мире
№35 (697)

В середине августа Иран официально предложил Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ) принять документ, запрещающий государствам-членам ООН бомбардировку ядерных объектов других стран.
На днях иранский представитель в этой организации заявил, что Египет, осуществляющий в настоящее время дежурное руководство МАГАТЭ, полностью поддерживает инициативу Ирана. Сообщается также о том, Иран надеется на поддержку Движения неприсоединившихся стран (ДНС), объединяющего около двух третей государств мира.
Между тем в 1990 году МАГАТЭ уже принимало аналогичную резолюцию. В ней запрещались атаки мирных атомных объектов и действующих, и находящихся на стадии строительства. Этот документ также был предложен Ираном. Насколько известно, первая резолюция до сих пор никем не отменялась и не подвергалась изменениям. Для чего понадобилось возвращаться к тому, что было сделано? Иран мотивирует свою инициативу тем, что за два прошедших десятилетия количество ядерных объектов в мире значительно увеличилось, и для того, чтобы обезопасить их, необходимо принять новую резолюцию.
Представляется, однако, что иранская инициатива – не более чем маневр, предназначенный для того, чтобы раскрыть «юридический зонтик» над собственной ядерной программой, об истинных целях которой до сих пор ничего достоверно неизвестно. Прежде всего – из-за воинственной риторики руководства страны, публично призывающего «стереть с карты мира» некоторые государства, являющиеся членами той же организации, в которой состоит и Иран, то есть ООН.
Нет ли противоречия в том, что Иран пытается в очередной раз заручиться поддержкой МАГАТЭ, специализированной организации ООН, и в то же время угрожает другим членам ООН? Разумеется, есть. Но это противоречие настолько велико, что оно ставит в тупик мировое сообщество, которое в силу этого просто оставляет его без должного ответа.
Между тем новый трюк иранского руководства свидетельствует о том, в Тегеране решили вывести конфликт с МАГАТЭ, а в лице этого агентства – с ООН, на новый уровень, на уровень «движения неприсоединения», где оно, руководство, надеется получить ту поддержку, которую не ощущает в Организации Объединенных Наций. Ведь это движение, основанное на результатах Бандунгской конференции 1955 года, с самого начала позиционировалось как «единый фронт народов Азии и Африки, действующий на принципах антиимпериализма и антиколониализма», что вполне соответствует нынешней риторике аятолл.
Предложение Ирана вполне может ввести в заблуждение тех, кто всерьез озабочен тем, что мирные ядерные объекты могут стать мишенями для неких деструктивных сил. Однако под этим благовидным прикрытием легко разглядеть то, что на самом деле беспокоит Тегеран, а именно, постоянно муссирующиеся в мировой прессе предположения о вероятной атаке израильских ВВС на строящийся в Иране реактор и на иранские заводы по обогащению урана. Эти предположения основываются на двух посылках. Первая из них представляет собой неоспоримый факт – именно израильская авиация разрушила в свое время строящийся в Ираке реактор, после чего мир, на словах осудив Израиль, вздохнул с облегчением. Вторая лежит в другой плоскости и является проекцией обеспокоенности мирового сообщества, касающейся возможных последствий того, что Иран получит ядерное оружие, а учитывая враждебное отношение руководителей этой страны к некоторым государствам, может вызвать у этих руководителей соблазн расправиться с теми, кого они считают врагами.
Движение неприсоединившихся стран вполне может поддержать иранцев. Но много ли стоит эта поддержка? Сомнительно.
Международное сообщество в лице самых различных организаций за последние сто лет накопило такой архив различных документов, что найдись кто-то, пожелавший следовать их духу и букве, он будет поражен тем, насколько большинство из них противоречивы, надуманны и подвержены такому влиянию текущего момента, которое лишает их  какой-либо юридической силы. Примерно такой по силе воздействия будет и резолюция ДНС, запрещающая атаки на мирные ядерные объекты.
В самом деле, можно ли признать ядерный объект «мирным»? Можно, но лишь в одном случае. Если этот объект является исследовательским реактором, на котором невозможно получение компонентов ядерного оружия. Любой другой реактор позволяет вырабатывать оружейный плутоний, который можно использовать для производства ядерной бомбы. Такие объекты должны быть полностью прозрачными для международных контролирующих организаций.
И все же, что произойдет в том случае, если ДНС поддержит Иран, а МАГАТЭ примет резолюцию? Ничего. Тем более что ДНС ныне практически оказалось оторванным от той идейной базы, на которой оно создавалось, – от принципов неучастия в военных блоках, от которых в настоящее время не осталось ничего, кроме НАТО.
Интересно также, что, несмотря на то, что многие арабские государства являются членами ДНС, они совсем не прочь проучить Иран руками Израиля. Да, их представители в ДНС и в МАГАТЭ могут поддержать инициативу Ирана, но в кулуарах они высказывают беспокойство политикой этой страны, которая угрожает не только Западу, но и им самим.
Когда-то в полемике с СССР Китай использовал такой термин – «бумажный тигр». В том смысле, что кто-то пугает, но мы не боимся. В случае иранской инициативы можно говорить о «бумажном зонтике» - наборе международно-правовых документов, которые, несмотря на все их показное миролюбие и показную заботу о судьбах всего человечества, призваны закамуфлировать истинные людоедские намерения иранской теократии.


comments (Total: 1)

Если иранцы не успеют построить ядерную бомбу до того, как их начнут бомбить - им конец. Если успеют, то их разрушат изнутри собственные деструктивные силы (как было в СССР) и бомбу они применить не смогут. А скорее всего, что Израиль всё-таки "проучит" Иран руками кого-угодно: американцев, арабов, русских. У Ирана слишком мало шансов. Разве что они бросят все силы государства на производство бомбы и уничтожение диссидентов, но это не так просто.

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх