Тень перестройки над Америкой

Культура
№15 (677)

«И проснулся он знаменитым» – эту стандартную фразу применяют в случаях, когда прожекторы славы неожиданно своими ослепительными лучами вырывают из темноты человека малоизвестного.
На другой день после премьеры нового фильма Славы Цукермана «Перестройка» в Лос–Анджелесе все главные газеты города вышли с восторженными рецензиями. Такое удивительное единство мнений среди критиков Голливуда случается очень редко.
Слава Цукерман действительно проснулся знаменитым. Но фразу эту я употребляю по поводу него с большим сомнением. Причина – подобное пробуждение в Славиной жизни уже случалось многократно.
Впервые он проснулся знаменитым в совсем юном возрасте, когда его любительский короткометражный фильм получил первый приз на Всесоюзном кинофестивале и был выпущен в прокат – первый подобный случай в советской истории.
Второй раз Слава проснулся знаменитым, когда о нем, тогда начинающем режиссере Научно–популярной киностудии, написали в «Правде» и его фамилия, в те времена считавшаяся «нецензурной», появилась на странице самой коммунистической газеты мира. Если бы Цукерман получил “Оскара”, это не произвело бы столь ошеломляющего впечатления на советских читателей.
Потом Цукерман эмигрировал в Израиль и на третий месяц жизни в новой стране снял телефильм, который все израильские критики в один голос назвали лучшим в истории израильского телевидения. Фильм получил первый приз на Всемирном фестивале телефильмов в Голливуде, и Цукерман... опять проснулся знаменитым.
Затем Слава переехал в Нью–Йорк и снял картину «Жидкое небо», получившую призы пяти международных фестивалей и побившую все существовавшие рекорды кассовых сборов.  Стоит ли говорить, что опять Слава проснулся знаменитым.
И вот снова. Не могу удержаться от того, чтобы не процитировать голливудские газеты:
«Спешите! Этот крайне интересный фильм захватывает воображение»  – пишет в газете «LA Weekly» Елла Тэйлор – критик английского происхождения, известная своей высочайшей требовательностью к интеллектуальному и художественному уровню фильмов.
«Фильм брызжет находками и прозрениями» – утверждает один из патриархов американской кинокритики Кевин Томас из газеты «Los Angeles Times».
А вот что пишет Эндрю Баркер в главной профессиональной газете кинематографистов и шоу-бизнеса «VARIETY»:
«Глубоко необычный, освежающе жизненный коктейль из Милана Кундеры и Федерико Феллини.
Фильм трогательно забавен, захватывающе красив, смотреть его – непрерывное наслаждение.»
А это цитата из рецензии на профессиональном сайте кинокритиков – «Filmcritic.com»  Eе автор – Джэй Антани:
«Что особенно поражает в «Перестройке» так это ее трудно поддающийся описанию стиль. Качество - редко достижимое, делающее «Перестройку» одной из наиболее оригинальных и интересных картин года.»

В основе сюжета «Перестройки» лежит история астрофизика Саши Гринберга, эмигрировавшего из бывшего СССР в США в начале 70–х годов прошлого века и впервые прибывшего с визитом в город своего детства и молодости Москву после 17–летнего перерыва - для участия в Международном космологическом конгрессе. В это время ему как раз исполняется 50 лет. В бурлящей страстями перестроечной Москве Саша встречает всех важных в его жизни людей: друзей и врагов, женщин, которых любил, девушку, которая может оказаться его дочерью, учителя, биографию которого он невольно зеркально повторяет. Саша вспоминает и переоценивает прошлое, размышляет о своих проблемах и проблемах цивилизации. Он проходит свою личную перестройку, и для него перестройкой охвачен весь мир и даже вся Вселенная.
Сюжет развивается одновременно по двум многократно пересекающимся линиям: первая – события трех бессонных суток, проведенных Сашей в Москве; вторая - вся история Сашиной жизни, всплывающая перед мысленным взором Саши в его воспоминаниях.
Фильм удивительно многотемен и многопланов.

Он интересен самым разным зрителям: и тем, кто ищет ответы на философские вопросы и озабочен судьбами мира, и тем, кого волнуют личные драмы, и тем, кто интересуется недавней историей.
Об этой последней группе зрителей, хочу сказать несколько слов отдельно.
Я не один раз смотрел «Перестройку» в компании с разными людьми.
Зрители–иммигранты из бывшего СССР, которым, казалось бы, трудно найти в этом фильме что–нибудь для себя новое, смотрят его как завороженные, многие - со слезами на глазах, охваченные ностальгическими чувствами.
Коренные американцы тоже прикованы к экранам, получая ответы на многие вопросы об эмиграции из СССР, на которые раньше не могли найти ответа. Ведь режиссер прошел в жизни тот же иммиграционный путь, что и его герой, и насытил фильм удивительно правдивыми автобиографическими деталями.
Больше всего мне понравилось, как воспринимают фильм дети иммигрантов, выросшие в Америке. Я слышал фразу, сказанную после просмотра  девятнадцатилетним зрителем отцу: «Папа, я впервые понял тебя и тот мир, из которого ты вышел».
А еще мне понравилась реакция юной филиппинки: «Это все про нас. Мы, филиппинцы, сталкиваемся с теми же проблемами!»
Меня лично особенно привлекла в фильме еврейская тема. Насколько мне, известно «Перестройка» – первая картина, коснувшаяся темы загадочной природы российского (да, пожалуй, и не только российского) антисемитизма и ее связи с темами еврейского интеллектуализма и вечного еврейского блуждания из страны в страну.
Но главное в фильме, как отмечают многие критики, - его интеллектуальная насыщенность. Он провоцирует мысль и заставляет задуматься над многочисленными проблемами нашего мира.  Но даже если отбросить это уникальное достоинство, все равно «Перестройка» остается блистательным зрелищем: яркость и необычность стиля, в котором органично срастаются столь противоположные черты, как театральность и документальность, удивительная завораживающяя ритмичность, музыкальность построения, – все это оставляет незабываемое впечатление.


comments (Total: 1)

zdrastvuite viktor aronovic ..

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх