МелодиЯ гениальности • К новой выставке в музее Frick Collection

Культура
№8 (670)

 

Голуби интеллекта, когда умирают,
 Умирают с честью только в полёте.
 Эрве Базен

XVI-XVII века. Поток талантливейшей живописи захлестнул Европу. Образцы причисленных к лучшим, к наиболее характерным для своего времени по сюжетике, по философскому и композиционному решениям картин и составил ту замечательную экспозицию, которая разместилась сейчас в Овальном зале музея Фрика.
Выставка беспрецедентна ещё и потому, что впервые произошёл обмен шедеврами старых европейских мастеров двух родственных по направленности и богатству грандиозных собраний, по истории создания каждого из них одним фанатично преданными искусству людьми – Генри Клэй Фриком в Нью-Йорке и Нортоном Уинфридом Саймоном в Калифорнии. Вдобавок каждый из них – Self Made Man, т.е. человек, создавший себя сам, в скромной семье родившийся: Фрик – крупнейший промышленник и финансист, Саймон, полвека спустя, – владелец и руководитель гигантского мультииндустриального конгломерата бесчисленных компаний - от металлургических и пищевых до косметических и издательских, покровитель и спонсор ряда университетов, сенатор Соединённых Штатов Америки. И оба они, и Фрик, и Саймон, личности безусловно неординарные, были не только одарёнными и сверхэнергичными созидателями, но и великими знатоками искусства и сложной технологии коллекционирования – не на любительском, а на профессиональном уровне.
Фрик был в Америке в когорте первопроходцев собирательства, Саймон, не скрывая этого, использовал как модель для музея своего имени в Пасадене уже действующую и прославленную «Коллекцию Фрика». С той, пожалуй, разницей, что Фрик со всей страстью составлял свою коллекцию, как говорится, для себя и размещал бережно подобранные, зачастую великими трудами отысканные шедевры европейского искусства в своём и своей семьи доме-дворце, лишь завещая превратить этот дом и драгоценную его «начинку» в музей (который, кстати, по сей день принадлежит его потомкам). А Саймон, тоже вложив душу, сразу и прицельно строил дворцовое музейное здание с великолепными интерьерами, чтобы поместить там свою коллекцию, одновременно пополняя и расширяя её, скупая иногда целые собрания. Как, например, богатейшую коллекцию братьев Давин. Построив в калифорнийской Пасадене ещё и музей современного искусства, главной заботой и любовью почитал детище своё – музей Нортона Саймона, открывший двери в 1975 году и очень быстро снискавший всемирную известность.
Нужно сказать, что это чисто американское явление – такой огромный музей мирового класса в небольшом городе. Примеров множество, вот только два из них: нью-йоркская Олана и коннектикутский Хартбург. А сколько их ещё, подобных музеев – разноплановых и политематических! Так, в пасаденском музее Саймона экспонируются полотна импрессионистов и постимпрессионистов, западные и азиатские древности, рисунки на бумаге, работы лучших фотохудожников. Но во главе угла, конечно, старое европейское искусство, пять супершедевров которого и прибыли сейчас в Нью-Йорк.
Приобретение Саймоном величественного «Бегства в Египет» Джакопо Понте по прозвищу Бассано само по себе хрестоматийно. Заполучить картину хотели многие, но она, как святыня, хранилась в монастыре, потом на протяжении долгих лет хозяином её был монах-бенедиктинец, и вдруг очутилась в Лондоне на аукционе Кристи. Саймон поставил на кон цену, в десять раз превышающую номинал, и выиграл. Бассано взял за сценарную основу своего редкостно динамичного и красочного полотна эпизод из Евангелия от Матфея, когда ангел указывает путь Иосифу (художник увидел его человеком сильной воли и быстрых решений), спасающему Марию и маленького Иисуса от Ирода,приказавшего убить всех мальчиков до двух лет. Как хороша и взволнована Мария! А каков отринувший неверие мужчина с корзинкой с петухами! Видимо, это ссылка на апостола Петра, трижды отвергавшего весть о появлении Спасителя, пока не прокричал петух.
Евангелист Лука, личность историческая, был не только безусловно талантливым писателем, но и превосходным живописцем. Может, поэтому тексты его так интригующи и образны, как и холст воспроизведшего один из них великого фламандца Питера Пауля Рубенса. Когда пришли они, ставшие первыми святыми женщины, чтобы поклониться гробнице Христа, усыпальница оказалась пустой, о чём и сообщили им посланцы небес в белых одеждах, символе чистоты помыслов и деяний. На лицах женщин -изумление, восторг, вера. Та, что в красном, – это Мария Магдалина, а центральная фигура, закутанная в сиреневый плащ, – Богородица. Единственная поставленная на котурны как личность высочайшего морального калибра. Моделью для её изображения послужила Рубенсу, большому знатоку античного искусства, персонифицирующая женскую скромность и верность богиня Пудисития, знаменитая римская статуя (сейчас она украшает музей Ватикана). Это подлинная инновация гениального художника. Рубенс опроверг представление о том, что произведение истинно художественное наполнено тишиной и покоем. В этой картине, как и во многих его творениях, шум ветра, горестный шёпот, отзвук внутренних тревог.
Из всех евангелистов опять же только Лука описал рождение Иоанна Крестителя в бездетной семье священника Захарии и жены его Елизаветы. И вот блистательная многофигурная композиция Бартоломео Эстебана Мурильо – первое омовение младенца под бдительным присмотром осчастливленного Богом отца. Интересны смоделированные Мурильо одежды: смесь современной ему моды и того, как, по его представлению, одевались иудеи. А ещё три световых акцента – роженица, младенец и ангелы.
Ух, как хорош сильный и быстрый этот пёс работы Гуэрчино! Он вошёл в историю искусства как собака Альдрованди - по имени своего хозяина, владевшего могучим красавцем-мастифом. Невозможно сказать, какая из представленных картин наиболее впечатляюща, но не случайно выставку открывает дивный натюрморт Франциско Зурбарана, почитающийся одним из лучших натюрмортов в мировой живописи. Поражают его лаконичность и выразительность, ласкающая глаз тёплая цветовая гамма и, как всегда у этого великого испанского художника, тщательность в передаче предметной фактуры и присутствие символики: цитроны – верность, корзина апельсинов – девственность, цветки апельсинового дерева – плодородие, а роза – божественную любовь.
Я даже немножко завидую вам, дорогие читатели, что знакомство с этой знаменательной выставкой и посещение музея Фрика (наверняка не первое) у вас впереди. Напомню: музей находится в Манхэттене, на углу 5-й авеню и 70-й улицы. Поезд метро 6 до 68-й улицы. В воскресенье с 11 до часу дня, вход в музей бесплатный.


Наверх