Саша Антонова

Наши авторы
№35 (331)

Появление в нашей газете нового автора - всегда событие одновременно и радостное, и волнительное. Никогда ведь неизвестно, ни как данный человек впишется в коллектив, ни как воспримут его читатели. Но вот с Сашей Антоновой, чьи рассказы начали впервые печататься на страницах “Русского базара” несколько месяцев тому назад, никаких таких проблем не возникало. Ее воздушная проза, иронический стиль повествования, лихо, в лучших традициях жанра, закрученные сюжеты сразу же всем пришлись по душе. Правда, личность автора при этом оставалась полной загадкой: если Антонова и использует в своих произведениях какие-то автобиографические мотивы, то постороннему взгляду они совершенно незаметны. Вот для того, чтобы эту загадку если и не разгадать полностью, то хотя бы немного приподнять окружающий ее покров тайны, мы и решили провести с Сашей Антоновой интервью. Тем более что и повод подходящий нашелся: недавно в Москве вышла ее новая книга “Продавец фокусов”. Это детективная повесть, действие которой происходит в наше время, но при этом в ней много элементов мистики, параллелей с Граалем, рыцарями Круглого Стола и Новым Заветом. Впрочем, давайте обо всем по порядку.

Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Где вы жили в Союзе? Чем там занимались? Как давно приехали в Америку? Что здесь делаете?

Мне 42 года, замужем, имею двух сыновей, одному 18 лет, другому – шесть. Я коренная москвичка, с инженерно-экономическим образованием, которое мне так и не пришлось применить на практике. После окончания института мужа направили работать переводчиком в Организацию Объединенных Наций в Женеве, и мы издалека наблюдали молниеносные смены власти и перестановки в Политбюро, выдвижение Горбачева и начало перестройки. Пока Европа подводила итоги встречи Горбачева с Рейганом, в России грянул Чернобыль. Дальше было землетрясение в Армении, а к игрушечному перевороту ГКЧП мы вернулись на Родину.
О Швейцарии у меня остались теплые ностальгические воспоминания и три особенно ярких впечатления: во-первых, троллейбус, маршрут которого пролегал по нашей улице во Францию, во-вторых, по моим наблюдениям, Швейцария - единственная страна, где хрусталь, полотенца и книги продают на вес, а торты – на сантиметры, в-третьих, я помню ощущение нереальности времени при виде автографа Байрона в Шильонском замке.
Десять лет назад мужу предложили работу в международной организации, и с тех пор мы здесь, в Америке, живем в сложных условиях страны пребывания. То есть мой супруг является полководцем в семье, он ведет наши семейные ряды за собой по странам и континентам, а я рядом, скромным знаменосцем гордо несу высокое звание домохозяйки. Жаль, что не существует почетного знака для домохозяек «За выслугу лет» или памятной медали «Ветерану кухонного труда».
Как складывалась Ваша литературная судьба?
Богатой литературной судьбой пока похвастаться не могу. Я еще в самом начале пути, стою в нерешительности у большака с котомкой за спиной и с посохом в руке, набираюсь смелости шагнуть дальше. А началось все года два назад. Мне захотелось изложить свои мысли на бумаге от чувства читательской неудовлетворенности. Мы как раз вернулись из Москвы с чемоданом, набитым детективами. К великому разочарованию, ни один из них я не смогла дочитать до конца. Скучно. Имя преступника легко вычислялось на пятой странице. Мне стало обидно. И тогда родилась крамольная мысль написать детектив самой.
Неожиданно выяснилось, что мои работы показались интересными не только нашим друзьям, родственникам и знакомым, но также малознакомым и вообще посторонним людям. С тех пор вышли две детективные повести «Несерьезные размышления о жизни» и «Продавец фокусов», несколько рассказов было опубликовано в «Русском базаре». В Москве готовится к выпуску Альманах под редакцией Н. Шварца, куда войдут и несколько моих произведений.
Даже если из меня не получится выдающейся писательницы, я все равно благодарна судьбе за такой подарок. Мне удивительно везет на встречи с интереснейшими людьми, с которыми я вряд ли познакомилась бы при других обстоятельствах.
Вот, например, в настоящее время я увлеклась идеей написать детективную повесть, сюжет которой основан на событиях Смутного времени. По ходу изучения исторических документов мне понадобились консультации специалистов. В симптомах заболевания Ивана Грозного, царевича Дмитрия и в обстоятельствах смерти Бориса Годунова мне помогла разобраться врач Елена Айзенберг из Питсбурга, по вопросам специфики живописи на Руси в XVI веке огромную помощь оказал художник из Москвы Николай Антюхин (кстати, 19 октября состоится открытие его персональной выставки в Вашингтоне), о химическом составе старинных красок рассказали художники из Нью-Йорка Светлана и Олег Рауберг, а по поводу теории музыки я советуюсь с композитором и автором песен Маринэ Алес. С гордостью могу сказать, что с этими людьми мы теперь друзья.
Кто Ваши любимые писатели?
Мне очень хочется быть достойной любимых писателей: братьев Стругацких, Станислава Лема, Скотта Фицджеральда.
Считаете ли Вы их своими учителями?
Конечно. Мне кажется, любая прочитанная книга, независимо от того, понравилась она или нет, чему-то учит. Ведь отрицательный результат эксперимента – это тоже результат.
В чем, по-Вашему, состоит главная задача писателя и художника вообще?
Вопросом о главной задаче писателя и художника вообще Вы поставили меня в трудное положение. Ответ требует солидной подготовки и долгих размышлений над всемирной историей человечества. Главная задача художника определяется конкретными историческими условиями. Общепринятой считается мысль, что писатель должен быть в первую очередь правдив, а также должен стремиться к совершенствованию человеческой сущности. Но тут возникают вопросы: что считать правдой и что делать с истиной? И хочет ли человечество совершенствоваться? Ведь основные принципы уже давно изложены в Заповедях. Дальше начинаются дебри философии…
В России поэт, как известно, больше, чем поэт. Вы согласны с этим высказыванием?
В России, конечно, поэт больше, чем поэт. Но мне кажется, это больше относится к прошлому времени. Сейчас бoльшую власть над душами людей имеют отнюдь не поэты.
Каким Вы видите своего идеального читателя?
Мне хочется, чтобы моими читателями были люди думающие, чтобы, закрыв последнюю страницу книги, они захотели расширить свои знания в областях, которые я затронула в своих произведениях, будь то история революционного движения в России, легенды о Рыцарях круглого стола или картины Леонардо да Винчи.
Любите ли Вы писать?
Литературная деятельность – это мое хобби, поэтому я очень люблю писать. Но дело это тяжелое, так как для того, чтобы что-то достойное написать, надо много прочитать и многое передумать.
Чего в Вашей работе больше: удовольствия или тяжелого труда?
Я бы сказала, поровну.
Есть ли у Вас время на отдых и как Вы любите отдыхать?
Отпуск у нас обычно бывает летом, он же означает и отдых, т.е. смену обстановки. По традиции мы всей семьей куда-нибудь уезжаем, в другой штат или в другую страну. Путешествовать люблю, но панически боюсь самолетов.
В каких странах Вы хотели бы побывать?
Очень хочется набраться храбрости и слетать в Австралию и Японию.
Что для Вас важнее: работа или семья?
Семья – это и есть моя работа.
Трудно ли Вам было воспитывать детей в эмиграции?
Детей трудно воспитывать в любых условиях, так как это в первую очередь воспитание самого себя.
Сильно ли, на Ваш взгляд, американская культура отличается от русской?
Конечно, американская культура сильно отличается от русской. Иначе и быть не может, потому что американцы – молодая нация, не обремененная грузом исторических предрассудков и обид.
Нужно ли нам отказываться от русской культуры ради того, чтобы как можно скорее “вписаться” в американскую жизнь?
От русской культуры отказываться ни в коем случае нельзя, т.к. отказ еще не означает интеграцию в американскую жизнь.
Как Вы лично для себя видите баланс русского и американского в своей жизни?
Баланс русского и американского возможен на основе внутреннего согласия с собой. Я с удовольствием пользуюсь американскими благами, но общение предпочитаю в русскоязычной среде.
“Русский базар” немало внимания уделяет детям. Насколько важна, на Ваш взгляд, задача воспитания наших детей на основе русского языка и русской культуры?
Считаю, что нашим детям в Америке очень повезло. В наших силах дать им возможность окунуться в две различные культуры. Но тут главное «не перелимонить, не перецукатить». В конечном итоге победит, вероятно, американский образ жизни, и наша задача состоит в том, чтобы сохранить в детях уважительное отношение к русскому языку и культуре.
Надо ли учить детей читать и писать по-русски?
Обязательно.
Искусство и культура переживают сейчас в России новый расцвет. В отсутствие “железного занавеса” все это доступно и нам. Успеваете ли Вы интересоваться тем, что происходит на Родине в области культуры?
За культурной жизнью в России угнаться трудно, но я стараюсь.
Кого из русских писателей Вы хотели бы перечитывать?
Я с удовольствием перечитываю «Мастера и Маргариту» Булгакова и «Свидание с Бонапартом» Окуджавы.
Какое место в Вашей жизни занимает русская музыка? Кого Вы особенно любите из композиторов, певцов, музыкантов?
Признаюсь, что русская музыка сейчас занимает в моей жизни не главное место. Из классики я предпочитаю Вивальди, Моцарта и Гайдна.
Слушаете ли Вы современную музыку, рок, эстраду?
Современную музыку слушаю в машине, а поскольку ездить приходится много, то я в курсе современного рока. К великому удивлению моего старшего сына, разделяю его любовь к Эминему, «Scatman John», Eiffel 65, Enigma и с удовольствием слушаю ремиксы классических произведений.
Ходите ли Вы в кино? Какие фильмы понравились за последнее время?
В кино хожу, но не часто. Предпочитаю лирические комедии. Из-за обилия ненормативной лексики скучаю по Великому Немому.
Разрешите предложить Вам такую небольшую блиц-анкету:
Ваше любимое время года?
Люблю не времена года, а скорее их предвкушение.
Любимый цвет?
С цветами у меня тоже сложные отношения. Люблю не сам цвет, а их сочетание. В разные периоды жизни отдавала предпочтения разным цветовым союзам. Был период болотного с оранжевым, фукции с сиреневым, серого с серым, сейчас предпочитаю песочный с черным. Это о чем-то говорит?
Любимая еда?
Из еды искренне полюбила суши.
Любимый герой?
Любимый герой – Ийон Тихий из «Звездных дневников…» Лема.
Какое качество Вы больше всего уважаете в людях?
В людях уважаю порядочность.
Что ненавидите?
Ненавижу – сильно сказано, осуждаю: подлость и сплетни.
Какие качества Вы больше всего цените в мужчине? В женщине?
В мужчинах ценю благородство, в женщинах – интуицию.
С какими людьми из ныне живущих хотели бы познакомиться?
С удовольствием бы познакомилась с Александром Калягиным, режиссером Виктюком, писателем Борисом Акуниным. Очень хочется посмотреть в глаза Маше Арбатской.
Ваши любимые цветы?
Из цветов предпочитаю ландыши.
Какую природу любите?
А природу люблю всякую.
Любимая погода?
Как всякий россиянин, радуюсь снегу, морозу и солнцу.
Любимый спорт?
Спорт предпочитаю индивидуальный, без суеты и не ограниченный по времени – мини-гольф.
В каком стиле любите одеваться?
После того как начала писать, обогатила свой гардероб одеждой в богемном стиле: длинные узкие юбки и свободные свитера с солидным декольте. Но в повседневной жизни ношу джинсы и майки.
Каких животных любите? Каких боитесь?
К животным в принципе отношусь хорошо. Понимаю собак и кошек. Боюсь змей и гусениц.
Азартный ли Вы человек? Любите ли рисковать?
Человек я не азартный, поскольку мой знак зодиака – Весы.
Расскажите, пожалуйста, поподробнее о Вашей новой книге, которая только что вышла в Москве.
“Продавец фокусов” - это забавный детектив, или, как окрестили его в “Книжном обозрении”, “комедийный триллер”. Согласно законам жанра, в нем есть загадочные убийства, похищения героев, поиски сокровища, непредсказуемая развязка, счастливый конец.
История начинается с безобидного объявления в газете о продаже фикуса, в которое вкралась досадная опечатка: “Продается фокус”.
Те читатели, которым интересно узнать, что же было дальше, могут приобрести книгу в фирме MIF, телефон: (718) 366-6548, спросить Михаила Фрейдлина.
Что Вам нравится в “Русском базаре”, а что хотелось бы покритиковать?
Мне нравится в «Русском базаре» то, что каждый номер газеты делается с любовью и с полной отдачей сил. Ценю высокий профессионализм журналистов и их ответственность перед читателем. Приятно, что количество рекламы не заслоняет качество содержания.
В критике я не сильна. Зная на собственном опыте, как тяжело создать нечто оригинальное и интересное, уважаю любой созидательный труд.
Что бы Вы хотели пожелать читателям “Русского базара”?
Читателям «Русского базара» хочу пожелать интересной, насыщенной событиями и встречами жизни.

Вопросы задавал
Л. Зернов


Наверх