Гвоздь из гроба Арафата

В мире
№46 (656)

Палестинская автономия отмечает четвертую годовщину со дня смерти Ясера Арафата. Не вся автономия, а та ее часть, что расположена на территории Иудеи и Самарии. В «столице» этого образования Рамалле во вторник состоялся митинг, посвященный этому событию. Мероприятие прошло, как говорили когда-то, при большом стечении народа. Сообщают о десятках тысяч присутствовавших. Как водится, на митинге выступали официальные лица, в том числе и преемник Арафата на посту председателя автономии, руководитель партии ФАТХ Махмуд Аббас. В своей речи он не только подвел итоги деятельности партии и оценил ее нынешнее состояние, но и поговорил о будущем. Так сказать, поставил задачи и определил цели.
Прошлое у ФАТХа кровавое. Это под руководством лидера партии Арафата были совершены многочисленные террористические акты против Израиля. Именно Арафат является автором такого террористического приема, как угон пассажирских самолетов с заложниками. Это Арафат, всю свою жизнь провозглашавший своей целью создание независимого палестинского государства, отказался от своей «мечты» в пользу нового витка конфронтации с Израилем в 2000 году, когда ему достаточно было лишь поставить подпись под договором.
Настоящее? Оно сомнительно. ФАТХ давно уже не является монопольным представителем интересов «палестинского народа». Часть автономии, расположенная в секторе Газы, уже достаточно долгое время представляет собой не подчиняющееся Фатху псевдогосударство наподобие пиратских «республик» прошлого. Режим Аббаса на остальной территории автономии, если говорить правду, держится лишь благодаря присутствию здесь израильских войск. Даже самим своим существованием автономия обязана тому, что ее признает международное сообщество, а, стало быть, в силу этого признания поддерживает ее финансовыми влияниями.
Что же касается будущего, то в нем при всем желании трудно рассмотреть что-либо, похожее на независимое палестинское государство. И не потому, что этому противится Израиль – его уже почти уломали как всяческие миротворцы, так и левые внутри самой страны. Будущее палестинского государства темно потому, что это государство не нужно и самим палестинским арабам. Наиболее состоятельные и мобильные из них давно уже перебрались в другие страны, причем не только и не столько в арабские. Опросы показывают, что при наличии достаточных средств и при отсутствии давления со стороны различных сил, стоящих как за партией ФАТХ, так и за террористической организацией ХАМАС, за пределы автономии подались бы многие тысячи арабов, которым надоело быть заложниками политических и религиозных амбиций вожаков различного ранга, начиная от старейшин кланов и кончая партийными боссами и полевыми командирами.
И вот, несмотря на столь плачевные перспективы палестинской государственности, ее, так сказать, гарант, председатель автономии Махмуд Аббас не нашел ничего лучшего, чем на упомянутом уже митинге по поводу годовщины смерти своего предшественника, образно говоря, вытащить гвоздь из царственного гроба и пригвоздить им то, что он называет своим детищем. То, что он обещал покойному Арафату довести до победного конца. Проект независимого палестинского государства. Аббас выдвинул Израилю новые, заведомо невыполнимые требования.
Повторив некоторые, уже известные претензии, а именно необходимость передачи палестинцам контроля над Иерусалимом и «возвращения» в Израиль пяти миллионов «палестинских беженцев», Махмуд Аббас заявил о том, что мирный договор между Израилем и палестинцами может быть подписан лишь в том случае, если Израиль пойдет на освобождение всех заключенных, которые отбывают наказание за участие в террористической деятельности.
Неужели Аббас столь наивен, что умудряется делать неверные ходы в тот момент, когда его партнер по игре собственноручно ослабляет свою позицию, сметая на пол фигуры, занимающие сильные клетки? Я имею в виду повторяющиеся заявления уходящего израильского премьера о необходимости отдать палестинцам все, что можно, в обмен на мир. Нет, Аббас не наивен. Он умен, как может быть умен шейх какого-нибудь пустынного племени, решающего, с кем из соседей затеять войну сегодня, а с кем – подождать до завтра. Я попробую высказать по этому поводу некоторые соображения, а уж дело читателя – согласиться со мной или отвергнуть мою точку зрения.
Представим себе, что Махмуд Аббас уже принял безоговорочное решение продлить свои полномочия на год с тем, чтобы продержаться у власти как минимум до выборов в парламент палестинской автономии. При этом он понимает, что как минимум в течение полугода, до тех пор, пока в Израиле не пройдут выборы в Кнессет и будет сформировано новое правительство, со стороны Израиля никаких инициатив по заключению договора ожидать не следует. Он также осознает тот факт, что режим ХАМАСа в Газе на данный момент представляет для него самого и его режима угрозу, гораздо более реальную, нежели «сионистское образование». Что он должен делать в таком случае?
Правильно. Аббас должен поставить на пути переговоров некое формальное препятствие с тем, чтобы временно заморозить процесс. Израилю к этому не привыкать, мировому сообществу – тоже. Этим шагом председатель автономии обеспечит себе передышку на одном направлении для того, чтобы сосредоточить свои усилия на другом. Этим другим направлением является проблема Газы, которая в настоящее время мучит Аббаса едва ли не больше, нежели отношения с Израилем. Последняя по времени инициатива Лиги арабских стран, направленная на примирение «братьев», оказалась мертворожденной – лидеры ХАМАСа обставили возможность объединения «палестинского народа» такими условиями, что лидер ФАТХа просто не счел возможным говорить об этом. Следовательно, выбор вариантов распространить, хотя бы и частично, свое влияние на Газу для Аббаса существенно сужается. Собственно говоря, этот выбор сужается до полного отсутствия такового – Аббасу не остается ничего иного, как сделать это вооруженным путем. Скорее всего, именно для этого спешно формируются и обучаются батальоны служб безопасности, которые по своей подготовке и вооружению напоминают скорее армию, чем полицейские формирования.
Удастся ли Аббасу такое рискованное предприятие? Весьма сомнительно. Достаточно вспомнить, как легко ХАМАС захватил власть в Газе. Формирования ФАТХ, присутствовавшие здесь, не оказали никакого сопротивления. Эти отряды представляли собой совершенно небоеспособные группы вооруженных людей, не объединенные какой-либо идеей, тогда как «милиция» ХАМАСа, воспитанная на суровых требованиях джихада, руководимая жесткими, если не сказать жестокими, командирами, показала себя достаточно актуальной силой. Но, может быть, новые батальоны Аббаса будут отличаться от старых формирований Фатха в лучшую сторону? Сомнительно. Достаточно вспомнить событие, которое произошло буквально на днях, когда палестинские полицейские на территории Иудеи и Самарии, остановившие нарушителя правил дорожного движения, натолкнулись на заградительный огонь родственников нарушителя. И вынуждены были ретироваться. Так что судите сами.
Есть, правда, еще некоторые мелочи, которые могут затруднить Аббасу восстановление в Газе «конституционного порядка». Это, в частности, отсутствие общей границы между автономией Рамаллы и сектором Газы. Но в условиях вялотекущего переговорного процесса между Израилем и автономией, процесса, который все-таки предполагает какой-то прогресс, выгодный палестинцам, наверняка можно найти решение. Да и от мирового сообщества с привлечением Египта можно ожидать понимания и содействия.
В ХАМАСе, судя по всему, всерьез отнеслись к вероятности такого развития событий. В то время как в Рамалле массово скорбели по поводу безвременного ухода «раиса» в мир иной, в Газе все попытки провести аналогичные мероприятия жестоко подавлялись. Группы сторонников ФАТХ, которые вышли на улицы с целью провести митинги и шествия, разгонялись полицией. Сообщалось об арестованных, которым, кроме попыток устройства массовых беспорядков, инкриминировалась и подготовка к террористическим актам. Все это происходит, несмотря на то, что в кабинетах руководителей ХАМАСа в Газе висят портреты Арафата и Аббаса.
Что же получается? Получается полная неопределенность. Аббас не может восстановить свою власть над Газой. Ни мирным путем, ни вооруженным. ХАМАС по примеру «Хезболлы» превратил Газу в укрепленный район, взятие которого даже для регулярной армии представляет серьезную задачу, не говоря уже о батальонах Аббаса, которые не в состоянии задержать дорожного нарушителя.
Вот почему, говоря о том, что Аббас на митинге в Рамалле выдвинул Израилю новые невыполнимые требования, я имел в виду, что этим своим шагом он фактически поставил крест на перспективе в обозримом будущем создать палестинское государство. Или забил в гроб этого проекта гвоздь из гроба Арафата. Это уж кому как нравится.


Наверх