Ах, Нью-Йорк, мой Нью-Йорк... (продолжение)

Ах Нью-Йорк, мой Нью-Йорк...
№34 (330)

В греческом зале, в греческом зале...

Музей - место святое. Помните, как персонаж великого Аркадия Райкина, устроившийся с выпивкой и закуской в музее, передразнивал возмущенную служительницу: - В греческом зале, в греческом зале.... Аж пенсне у её раскалилось....
И ведь действительно, с точки зрения нормального человека, это кощунство. Собранные в музеях сокровища духовной и материальной жизни человечества располагают к философскому раздумью, к осмыслению нашей быстротекущей жизни. Но и среди музеев существует свой табель о рангах.[!] Они разные: от всемирно известных гигантов до маленьких, посвященных совершенно неожиданным темам. Помню, когда приехал в Америку, мой друг, знакомя меня с Нью-Йорком, сказал, что нет в мире отрасли знаний или культуры, которые не нашли бы себе отражения в музеях города. - А музей телевидения и радио есть? - ехидно осведомился я, помятуя свою основную профессию - режиссера кино и телевидения. - Есть, - с гордостью ответил он, - хочешь сходим? (Музей, правда, оказался на мой взгляд, малоинтересным: документы и фото. Но это уже другое дело).

На вершине те, что всегда на слуху, всемирно известные, входящие в первую десятку или даже пятерку. Те, что ассоциируются с духовным богатством страны, где они расположены. Америка гордится, что в этом почетном списке, рядом с Эрмитажем, Лувром, Прадо, гордо звучит имя нью-йоркского Метрополитен-музея.

Он привольно раскинулся по Пятой Авеню от 80-й до 84-й стрит. Хранится в нем более 30 миллионов произведений искусства (!). Отцы - основатели его, Совет попечителей, в 1905 году определили цель будущего гиганта: “создание коллекции шедевров всех времен и народов, дабы они могли иллюстрировать собой мировую историю искусства”.
Музей тематический. Здесь представлены не только великие произведения живописи и скульптуры, но и коллекция холодного и огнестрельного оружия с рыцарских времен до конца ХIХ века; крупнейшее в мире собрание музыкальных инструментов; предметы быта различных эпох; коллекции фарфора и хрусталя и т.д. Самое удивительное, что он и строился с самого начала под эту идею. Зал средневековой скульптуры напоминает католический костел. Конные рыцари в полном вооружении как бы въехали в центральный зал завоеванного замка.

На втором этаже бережно воссозданы дом и дворик китайского вельможи-мандарина. Египет подарил музею великолепный храм Дендура, построенный в 23 -10 году до нашей эры как знак признательности Америке за спасение произведений древнеегипетского искусства, попавших в зону затопления Ассуанской плотины. В 1978 году для экспонирования этого храма был выстроен специальный стеклянный павильон, органически вошедший в общую структуру музея. Полное ощущение песка, солнца, зноя и чудесный храм, как мираж вдали. Нет музейной тесноты и скученности в этом зале. Кстати, вся египетская коллекция, а собрано здесь за долгие годы несколько тысяч предметов, представлена в экспозиции. Под нее отведен весь первый этаж правого крыла музея.

Автором первого проекта был известный архитектор Кольверт Вуо. Но над его расширением и позднейшими пристройками работали целые архитектурные мастерские. Нынешний свой вид здание приобрело к 1926 году.

При первом своем посещении музея я испытал чувство неловкости и конфуза. Хожу и читаю над входом: “Галерея Лемана” или “Зал Кэтрин Вульф” - и т.д. Иду и думаю про себя, что ж я такой темный, что впервые слышу о таких художниках, вроде бы неплохо учили нас в Ленинградском театральном институте (во всяком случае занятия по изобразительному искусству проходили в Эрмитаже и Русском музее). Но зря я грешил на родной вуз. Оказалось - это имена дарителей, из частных коллекций которых и состоит, практически, весь музей.

18 апреля 1870 года - официальная дата рождения музея. И первый дар-коллекция бывшего американского консула на Кипре генерала Чеснола, состоявшая примерно из 9 тысяч произведений декоративно-прикладного искусства и памятников античности. Банкир Бенд Альтман подарил такие шедевры живописи как “Автопортрет” Рембрандта, картины Дюрера, Веласкеса, Боттичелли, Тициана, “Спящая девушка” голландца Вермера Делфтского (в мире насчитывается всего 35 картин этого изумительного художника).

В 1929 году вдова “сахарного магната” Луиза Хавемейр завещала музею свою коллекцию. Среди даров были такие шедевры, как “Портрет Кардинала” Эль Греко, “Махи на балконе” Ф. Гойи, рисунки и гравюры Рембрандта, полотна Э.Мане, К.Моне, Дега, Сезанна. Остановлюсь, иначе путеводитель распухнет до гигантского каталога собранных в этом месте сокровищ.
Особенностью этого музея, его “лица необщим выраженьем”, является, на мой взгляд, своеобразная режиссура в подаче шедевров. Не просто чинно выстроенные в ряд скульптуры или рядком висящие на стенах картины. А стремление как бы перенести нас в далекую эпоху, в чужую страну на машине времени. Ярким примером может служить “Вилла Бланка”. 10 лет (с 1506 по 1515 год) строил себе замок итальянский вельможа Педро Факардо-и-Чакон. Украшением этого замка был дворик- патио, выполненный по лучшим образцам итальянской изысканной архитектуры того времени. Ушло на него более 2000 мраморных блоков. Из них сложены балконы, арки, колонны...И все это сейчас в музее в отдельном зале, который точно воспроизводит этот дворик, сработанный итальянскими мастерами.

Если есть время, обязательно загляните в Клойстерс (переводится как “дворики”), филиал музея в Верхнем Манхэттене, в парке Форт Вашингтон. На большом пространстве раскинулся целый средневековый монастырь (да не один!). Некий скульптор Жорж Бернар собрал во Франции великолепную коллекцию резьбы по камню, фрагменты старинных монастырей. Джон Рокфеллер купил эту коллекцию, присоединил к ней около 40 работ из своего собрания и на купленном за его деньги участке земли на берегу Гудзона за 4 года был выстроен уголок средневековья в Америке. Там и замок с центральной башней, и монастырские дворики, и скульптуры, и коллекции мебели и интерьеров дома зажиточного испанского горожанина, и старинные гобелены, вытканные аж в 1385 году (!). Ну а на прощанье, не грех и заглянуть в музейные магазины в главном здании на Пятой Авеню.

Кроме, естественно, книг по искусству и репродукций любимых картин, здесь можно приобрести копии тех украшений, которые носили женщины, скажем, в древнем Египте, или Риме, или средневековой Венеции....Насколько это интереснее массового потока, захлестнувшего современные лавки драгоценностей. Ну почему не примерить изысканное ожерелье и не ощутить себя на минуту французской королевой Марией Антуанеттой (без её трагического конца, конечно!).

Как еще возникают музеи в этой стране? Метрополитен создан “группой товарищей” и богатых меценатов, озабоченных состоянием духовной жизни в городе. Попечители собрали деньги, создали Совет, пригласили на работу профессионалов (порой переманивая их из Европы) и дело пошло , разрослось до нынешних масштабов. Государство к этому не имело никакого отношения.

Музей Фрика, прозываемый “Фрик Коллекшн”, возник несколько по иному сценарию. Сталелитейный магнат Генри Фрик заказал для себя и своей семьи особняк, который и был выстроен в 1914 году на Пятой Авеню, напротив Центрального парка, архитекторами Каррере и Гастингсом. Получился в итоге не просто элегантный особняк, а целая городская усадьба с примыкавшей к основному зданию галереей. Был Фрик коллекционером, но не страстным, а холодным и расчетливым. Один из его друзей сказал как-то, что Фрик собирает шедевр за шедевром как будто нанизывает на нить драгоценные жемчужины. И действительно, если начало коллекции положили полотна французских пейзажистов “барбизонской школы”, то позднее он вошёл во вкус и стал собирать картины фламандских, голландских и испанских мастеров.

Одно только перечисление имён способно поразить любое воображение. Здесь собраны полотна Рембрандта, Гойи, Тициана, Эль Греко, Брейгеля, Ван Дейка, Веронезе, Ренуара... Но даже на этом блистательном фоне выделяются 3 работы Вермера. Напоминаю, что это был жилой дом. И посетители переходят из комнаты в комнату, из столовой в гостиную, что придаёт особый, домашний характер процессу ознакомления с шедеврами живописи.

Потрясающе интересна и сама обстановка особняка. Здесь вещи, выполненные по заказу знаменитой фаворитки короля Людовика ХV маркизы де Помпадур, сработанные лучшими мастерами Франции. Библиотеку украшают коллекция китайского фарфора и бронза эпохи Возрождения. В комнате эмалей на фоне картин Ван Эйка и Пьера делла Франческо выставлены лиможские эмали. В парадном зале 11 огромных панно Фрагонара, созданные по заказу другой фаворитки того же Людовика ХV мадам Дюбарри (любвеобильный был монарх).

Все эти богатства и саму усадьбу Генри Фрик завещал городу Нью-Йорку, оговорив, что его жена будет жить здесь до самой смерти. После её смерти коллекция Фрика перешла к городу. Бессменным директором была его дочь Хелен, которая всю свою жизнь посвятила расширению усадьбы и приобретению новых сокровищ. Она даже не создала своей семьи, полностью отдавшись служению музею, возглавив после смерти отца Совет попечителей.

Мимо здания музея Гугенхейма невозможно пройти, не заметив его. Подобного город Нью-Йорк не видел никогда. Похожее на улитку, здание как бы ввинчивается в небо. Его создатель, великий архитектор Фрэнк Ллойд Райт, рассматривал его как свободно развивающуюся в природной среде структуру. Поднявшись на лифте на четвёртый этаж, посетитель по широкому наклонному пандусу медленно спускается до первого, по пути рассматривая выставленные работы. Через стеклянный свод вовнутрь свободно попадает дневной свет.

Райт считал, что картины должны в музее смотреться как на мольберте в мастерской художника. И перетекающие одно в другое пространства создают эту иллюзию. Надо сказать, что творение Райта настолько опередило время, что у многих, даже у знатоков, оно вызвало активное неприятие. Даже художники - абстракционисты сперва отказались выставлять там свои работы. Соломон Гугенхейм, чье имя носит музей, был преуспевающим промышленником. И, как многие богатые люди, покупал изредка работы старых мастеров. Но в 1927 году судьба свела его с молодой, рыжеволосой художницей фон Эйренвайзен, которой он заказал свой портрет. Она и ввела его в мир Кандинского, Шагала, Леже...

По её подсказкам он начал активно скупать работы современниых художников, весьма и весьма спорные для своего времени. В 1943 году он заказал проект будущего музея архитектору Райту. Увы, ни Соломону Гугенхейму, ни самому Райту, не довелось присутствовать при его открытии: оба скончались до начала работы музея (Гугенхейм умер в 1947 году, а Райт - в 1959 году, не дожив до открытия нескольких месяцев).

В музее сейчас около 6 тысяч произведений, из них только работ Кандинского 180 полотен. В экспозиции - Шагал, Пикассо, Пауль Клее, Брак, Делоне... имена, составившие славу ХХ столетию. Музей располагает прекрасным подбором американских мастеров.

В Нью-Йорке, в районе Сохо, открыт его филиал. Племянница Соломона, Пегги Гугенхейм продолжила его дело. Её стараниями созданы музеи Гугенхейма в Берлине, в Бильбао (Испания), а недавно открыли двери два музея в Лас-Вегасе: Гугенхейм Лас-Вегас и Эрмитаж-Гугенхейм. Естественно, в последнем предполагается обмен выставками на постоянной основе. Так что, если хотите насладиться произведениями живописи от импрессионизма до абстракционизма, вам не миновать музея Гугенхейма.

Если вы обратили внимание, мы говорим только о музеях как бы столпившихся на одном пятачке, на Пятой Авеню, прямо напротив Центрального парка. И не уходим с этой своеобразной музейной мили, настолько она богата. И, действительно, на улице, от 106-й на севере до 77-й на юге, можно увидеть таблички “музейная миля”. Я, право, не знаю, где ещё можно найти столько высокого искусства на единицу площади.

На этом же отрезке расположен Еврейский музей, основанный в 1904 году. Здесь уникальное собрание материалов и документов, повествующих об истории народа. Экспонаты от времён библейского царя Ирода до наших дней.

В эскпозиции работы Шагала, Модильяни, Жака Липшица, Леонида Пастернака (отца великого поэта), Луизы Невельсон, ребенком привезённой из Киева и многих других.

Национальная Академия дизайна соседствует с инженерным музеем Купера-Хьюитта. Ну а название Музей истории Нью-Йорка говорит само за себя.

Есть одно не музейное здание на этом отрезке, которое всегда привлекает к себе взоры туристов. В доме 1040 между 85-й и 86-й стритами весь 15-й этаж занимала Первая леди Америки Жаклин Кеннеди. Может быть, когда-нибудь там тоже откроется что-то типа мемориального музея.

Как вы понимаете, мы далеко не исчерпали музейных сокровищ Нью-Йорка. Были бы только у вас желание и время. Самое поразительное, что государство не имеет к музеям никакого отношения. Не тратит на них ни одного цента из наших налогов. Всё это создания частных лиц, собрания коллекционеров, завещанные потомкам. Воистину: всё остаётся людям!

Часть 24. “...и примкнувшие к нему районы!”

Вернуться к оглавлению


Наверх