Богатые богатеют. А бедные?..

Будни Большого Яблока
№34 (330)

Если отвечать на вопрос, вынесенный в заголовок статьи, используя последние данные Бюро по переписи населения, касающиеся штата Нью-Йорк и города с одноименным названием, то ответ, безусловно, будет положительным. Согласно отчету, в период с 1989 по 1999 год разрыв в доходах между состоятельными и малоимущими жителями имперского увеличился на 5,2 процента, в Большом Яблоке этот показатель еще больше - 5,6 процента. [!]
По мнению экспертов, две причины сыграли здесь решающую роль. Первая - рост доходов состоятельных граждан в период бума на бирже, вторая - потеря многими нью-йоркцами своих рабочих мест в фабрично-заводской сфере, которые традиционно предлагали более высокие оклады, чем сфера обслуживания и розничная торговля.
Особенно разительное различие в доходах проявилось в Манхэттене, где число семей с доходом в 200 тысяч долларов составило на конец 1999 года 70 тысяч человек, семей с годовым доходом в 10 тысяч долларов - 106 тысяч.
Появление отчета Бюро по переписи населения сразу же вызвало негативную реакцию консервативных экономистов. Отмечу, в частности, статью в газете «Нью-Йорк пост» директора Public Policy Institute Роберта Варда. Г-н Вард заявил в ней, что «статистическими данными манипулируют в известных целях, пытаясь оказать давление на власти, дабы они щедрее расходовали деньги на социальные нужды и на работодателей, чтобы те повышали зарплату».
Стоит ли соглашаться с этим утверждением директора Public Policy Institute? Действительно, те или иные данные можно интерпретировать по-разному. Вард прав, указывая на то, что штат Нью-Йорк более чем кто-либо пострадал от рецессии начала 90-х: число бедняков резко возросло, увеличившись с 1989 по 1994 год с 12,6 процента до 17 процентов. Только со второй половины прошлого десятилетия и штат, и город Нью-Йорк стали постепенно восстанавливать утерянный потенциал, особенно это касается Большого Яблока. Можно согласиться с Вардом, что на общую картину с бедностью повлиял и прирост иммигрантского населения. У новоприбывших выбор зачастую невелик, многим из них приходится браться за любую работу, получая небольшое жалованье.
Все это так, я согласен и с точкой зрения Варда, что к богатым нужно относиться с уважением, ведь именно они платят львиную долю подоходных налогов.
Но признавая правоту его доводов, нельзя не заметить, к чему сводится основной лейтмотив статьи автора. Говоря о манипуляции статистическими данными, экономист хочет доказать нам, что с разрывом в доходах бороться не стоит, что он - объективное порождение рыночных отношений. Вот почему, говоря о новых рабочих местах, Вард старается не акцентировать внимание читателя на том, что это были за места и сколько получали люди, их занимающие. А ведь это очень важный момент, особенно в условиях продолжающейся реформы вэлфера (бывшие получатели пособия в основном трудоустраиваются на небольшие деньги) и обсуждения вопроса о поднятии в Нью-Йорке минимальной заработной платы.
Бедность - это ведь тоже объективное порождение рыночных отношений. И чтобы смягчить этот социальный феномен, власти вынуждены помогать малоимущим, увеличивая расходы на социальную помощь, а не сокращая их. Это же относится и к работодателям, которые сегодня яростно сопротивляются повышению минимума почасовой оплаты.
Манипулировать статистикой, конечно, можно, но я не думаю, что составители отчета Бюро по переписи населения преследовали такую цель, на что нам мягко намекает г-н Вард.


Наверх