КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№24 (634)

“А, чтоб тебя разорвало!” - мысленно выругался я, когда истерика полицейских сирен начала просто бить по мозгам. Я, только-только притормозив для виду у знака «STOP», собирался свернуть на Avenue Y на паркинг, когда из-за поворота, визжа покрышками, навстречу мне вылетел красный «мустанг» и промчался в сторону выхода на хайвэй.  Пролетая мимо кучи гарбича, аккуратно приготовленной для вывоза, он на секунду притормозил, открылась задняя дверь и оттуда вылетела красная сумка. Бросок был настолько сильным и точным, что, перелетев через решетку забора, сумка упала рядом с поломанным креслом, мирно ожидавшим своей дальнейшей гарбичной судьбы.
Буквально через мгновение вслед за “мустангом” на еще большей скорости вылетели две полицейские машины. Я инстинктивно прижался к обочине и нажал на тормоза.
Скрежет, затем страшный удар заставили меня обернуться и я увидел, что “мустанг” на полной скорости врезался в огромный трак, выползший с Avenue  Z  и перегородивший пол-улицы. Машина почти целиком впрессовалась в промежуток  между кабиной и прицепом и напоминала раздавленную банку из-под пепси. Из полицейских машин выскочили четыре копа и, вытащив свои пушки, медленно приблизиллись к месту аварии.
Пропустить такого «киношного» эпизода я, естественно, не мог и, выключив мотор своей “хонды”, я подошел поближе. Лучше бы я этого не делал...
- Убирайся! – заорал полицейский, направив пистолет в мою сторону.
Я мгновенно ретировался, сообразив, что мне будет еще удобнее наблюдать с обратной стороны ограды, т.е. со стороны паркинга.
Через несколько минут  улицу запрудили полицейские машины  и амбулансы, подъехали целых три пожарных машины. Я обернулся и увидел, что на всех балконах, выходящих на паркинг и улицу, стоят люди, кто-то даже с биноклем, и с интересом наблюдают, как специальный автомобиль, зацепив “мустанг” за задний бампер, выдирает его из трака.
Короче, когда я увидел, как  извлеченные  тела упаковали в черные пластиковые мешки, я понял, что погоня для всех, кто находился в машине, завершилась плачевно.
Я уже повернулся чтобы идти домой, когда заметил край красной сумки, торчавший из-за кресла. Все дальнейшее происходило, как бы помимо моего сознания. Я действовал на автомате, хотя мысли в голове мчались с бешеной скоростью.
- Раз выбросили, значит что-то такое, что не должно было достаться полиции... Никто, кроме меня,  этого не видел и видеть не мог, т.к. полиция появилась ПОСЛЕ того, как сумка приземлилась за забором. Видеокамеры наблюдения  паркинга тоже вряд ли что засекли, т.к. они направлены на автомобили, и территория «гарбичного складирования» для них мертвая зона.
Однако если я сейчас заберу эту сумку и потащу ее через весь паркинг – неважно куда, в багажник машины или к дому -  я буду как на ладони. И у тех, кто еще стоит на балконах, и на всех камерах.  Значит...
Все эти мысли крутились в голове пока я разрывал один из черных мешков с мусором и ссыпал его содержимое прямо в контейнер. Потом, чтобы не поднимать сумку с земли, накрыл ее сверху разорванным мешком и, перевернув кресло, взгромоздил его сверху.
Убейте меня, если я знаю, зачем я все это делал. Видимо, все просмотренные и прочитанные детективы, оставили в подсознании четкий отпечаток. В сумке есть НЕЧТО. И, это НЕЧТО сейчас принадлежит только мне.
Чуть в стороне стоял старый обшарпанный шкафчик с наполовину оторванной дверцей, парочка поломанных стульев, монитор от компьютера и... детская коляска.
Решение пришло мгновенно. Я схватил сумку вместе с маскирующим ее гарбичным мешком, засунул в коляску, а сверху взгромоздил один из мониторов. Теперь если даже на меня кто-то  и обратит внимание, будет видно, что я позарился только на выброшенный монитор, а чтобы не тащить его на руках, погрузил в коляску.
Но куда с ней идти дальше?.. Домой нельзя. Жена уже пришла с работы. 
Нет, дом отпадает.
В багажник машины?
Допустим, монитор ни у кого не вызовет подозрений. Мало ли куда я волоку выброшенное кем-то... Но сумка...  В камере будет видно, что это не мешок, а НЕЧТО, завернутое в мешок...
А потом еще и коляска – волочь ее опять в гарбич? Любой идиот догадается, что десяток шагов до машины я мог бы дотащить монитор и на руках...
Я уже говорил, что действовал на каком-то автопилоте.  По наитию...
Втиснул коляску между мусорными контейнерами, расслабленной походкой я направился домой.
Шел восьмой час вечера...

 

УВАЖАЕМЫЕ
 ЧИТАТЕЛИ!

Вам все еще интересно, что произойдет дальше, как будут развиваться события? Нам тоже... Причем с каждой новой версией все интереснее.
Редакция «Русского Базара» максимально заинтересована в продолжение  истории, происходящей в наши дни и в нашем городе.
С этой целью еще в прошлом, 632-ом, выпуске «РБ» мы предложили всем нашим читателям СОВМЕСТНО ПРОДОЛЖИТЬ эту захватывающую историю и, со временем, довести ее до логического конца.
Вместе с тем редакция «РБ» с плохо скрываемой тревогой сообщает всем, что эксперимент по созданию совместного детектива грозит выйти из под  контроля. Количество авторов и предложенных ими версий множится с арифметической прогрессией, грозящей перейти в прогрессию геометрическую. Увы, газетные площади не позволяют публиковать все присланные версии.
Во избежание превращения «Русского Базара» в некую «Криминальную Ярмарку» мы создали специальную «следственную группу» в составе:
1. Представитель редакции
2. Прокурор (бывший.)
3. Полицейский (реально действующий)
4. Адвокат (реально практикующий)
5. Представитель криминального мира (клянется, что давно «завязал»)
(Предваряя возможные вопросы, сразу заявляем, что эксперты работают конфедициально, и их имена разглашению не подлежат).
Этой «чрезвычайной пятерке» поручено читать ВСЕ присланные версии-продолжения и рекомендовать к печати только наиболее интересные и логически (жанрово) обоснованные.
Поэтому из всех присланных в «РБ» продолжений были отобраны всего ЧЕТЫРЕ версии, которые и предлагаем вашему вниманию.
Напоминаем, что ЛЮБОЙ человек, читающий и любящий «РБ», может подключиться к нашему эксперименту. Вы можете продолжить любую версию, с любого места и в любой момент. Можете присылать нам продолжение (до завершения еще далеко...) объемом от 4 до 5 тысяч знаков (порядка 2 – 4 машинописные страницы шрифтом № 14), лучше всего по электронной почте
(www. rusbazaar@yahoo.com)  или в обычном почтовом конверте по адресу: 224 Kings Highway, Brooklyn, NY, 11223.
Одновременно еще раз подтверждаем наше намерение, что если все получится как нам бы хотелось, и в итоге родится интересный захватывающий детектив, издать его отдельной книжкой. Естественно, с указанием фамилий ВСЕХ читателей, принявших участие в его создании. Итак, ждем ваших писем с продолжением и необычными виражами сюжетных линий.

Продолжение. Начало версии А - смотри номер № 633

Майя Леонидова


Мне повезло. Около 6 утра со стороны мусорки раздался знакомый грохот – мусоровоз опрокидывал в себя контейнеры с двухдневным содержимым. Обычно все, что валяется рядом, тоже уходит в его урчащую прорву. Значит, все концы – в воду, то бишь на свалку.
Жена просыпается к 7 часам. У меня больше часа, чтобы продумать все детали. Прежде всего – никакой спешки.
Что, по сути, произошло?
Я ничего ни у кого не украл. Я мог и не заметить, что какие-то отморозки что-то выбросили из машины. Я реально нашел сумку в гарбиче. Все, что в гарбиче, – никому не принадлежит.
Детский сад... Кому ты собираешься все это объяснять? Полиции? Или, что намного вероятнее, тем, кому эта сумка принадлежит? Или принадлежала? Очень их интересуют твои логические построения...
Паяльник в задницу, и ты вспомнишь даже количество заклепок на этой сумке.
Нет, будем исходить из самого худшего - из того, что далеко не все полицейские законченные идиоты.
Итак, они гнались за машиной не просто из спортивного интереса. Предположим, что они знали, что в машине находится нечто их интересующее. Кстати, судя по количеству людей в штатском, которые приехали после аварии, но почему-то в машинах с мигалками, так оно и есть... Полиция, или не только полиция, явно охотилась за кем-то, или за чем-то... Ведь не напрасно они выбросили эту долбанную сумку.
Стоп! Действительно, а почему они ее выбросили?
Ничего криминального я в этой сумке не обнаружил. Или в спешке пропустил? Деньги, даже если это почти пол-лимона, - не криминал. Наркоты и оружия я в сумке не обнаружил. Телефон? Жаль конечно, классная игрушка, но можно считать, что его не было и нет. Батарея давно в канализации, а сам телефон... Кстати, нужно срочно протереть – на нем могут остаться мои отпечатки... Завернуть в салфетку и сегодня же выбросить куда подальше. Бижутерия, старые шмотки и дисплей с образцами тканей – явная маскировка. Что там еще было? Детская игрушка гейм-бой? Непонятно, но тоже не криминал. В принципе даже если их догнали бы и арестовали, то содержимое сумки никак не тянуло на что-то серьезное...
Предположим, что удиравшие – наркодилеры или члены какой-то банды. Деньги – выручка за наркоту и косвенное подтверждение их криминальной деятельности. Но это вспотеешь доказывать... Деньги – наследство покойной тети, которая собирала их всю жизнь. А то, что среди бабок имеются купюры последних лет выпуска, они могли менять старые на новые хоть каждый день...
Нет, так с лету ни к чему не придешь...
Сейчас основная задача, таким образом, вытащить из дома все, включая саму сумку, чтобы, во-первых, ничего не увидела жена. Во-вторых, чтобы камеры наблюдения, которые понапиханы везде где только можно, не зафиксировали ничего отличающегося от моих обычных ежедневных действий.
Если копы все-таки заподозрят, что сумка выброшена где-то на отрезке между Y и Z , то они прошманают каждый закоулок и просмотрят все записи наблюдения во всех домах. Сравнят с предыдущими и заметят что-то необычное, отличающееся от привычного ежедневного поведения жильцов. По крайней мере, я сам, будь на их месте, действовал бы только так. Рассчитывать всегда нужно только на худшее.
Вышел на балкон.
Ага, гарбичевозы еще не уехали. Нужно демонстративно выбросить нечто такое, что не выбрасываешь в мусоропровод. Я сам несколько раз видел, как жильцы выносили всякие поломанные стулья, тумбочки и прочий хлам сразу к машине и уборщики грузили все это прямо в пресс.
У меня на балконе давно стоит полуразвалившийся шкафчик со всякими проводами и старыми елочными гирляндами, до которого не доходили руки. Сейчас дойдут...
Еще раз внимательно осмотрел сумку. Ничего. Ни потайных отделений, ни двойного дна, обычная пустая сумка с надписью «Marlboro». Скомкал, обмотал скотчем, чтоб не раскрылась, запихал в шкафчик, сверху провода и елочные гирлянды. Дверца не закрывается. Это даже лучше.
Обматываю шкафчик скотчем таким образом, чтобы было видно, что в нем гирлянды, и волоку его к машине. На всю эту операцию времени ушло меньше, чем я ее описываю.
Все произошло, как по-писаному. Рабочий, увидя меня, волочившего шкаф, кивнул головой в сторону люка машины, и я, поднатужившись, втиснул шкафчик.
Пресс с треском загнал его в нутро гарбичевоза. Все. По крайней мере с сумкой покончено. Я успел даже раньше, чем рассчитывал.  Всего полседьмого утра, а я уже ликвидировал сумку. Теперь остается самое сложное – вытащить из дома все остальное.
Залезаю в куллер, в который я ссыпал все деньги, и беру одну пачку.
Телефон и деньги – в один из многочисленных карманов моего  жилета-веста. У меня целых три таких. В каждом не менее 12 карманов. Очень удобно. Весь мой «офис» на мне.
7 утра. Бужу жену, чай для нее, еще одна чашка кофе для меня, бутерброд для нее, сырое яйцо для меня, утренняя порция лекарств для обоих...
Выходим из дому.
Забросил ее на работу, еще 20 минут, и я уже ищу паркинг около редакции. Ровно 9.00. Я за своим столом просматриваю на компьютере новости и пришедшую накануне почту...

В это время.
Москва. 17.00.

- Это даже не прокол, это такая глупость, которую невозможно было предусмотреть...
- Своей теще расскажи! Почему в твоей конторе все через жопу?! Ты можешь сказать, что и как мне теперь докладывать?! Ты понимаешь, что твои и мои погоны сейчас болтаются на одной ниточке?!
- Сергей Александрович, да не нервничайте вы так, еще далеко не все потеряно...
- Не все потеряно... Главное потеряно – время! И самое дорогое потеряно – «S-5». Допустим, игрушка еще проявится, а время? Когда там у них выборы, в сентябре? Три месяца...
- Кто конкретно отвечал за изъятие? Тот, твой протеже из посольства? Чтоб не позже чем через сутки был здесь, в этом кабинете! Конспираторы хреновы...
- Но, Сергей Александрович, он же хотел сэкономить...
- Это не экономия! Это называется снимать с говна пенки! Подумаешь, 50 штук он сэкономить хотел... Плевал я на его экономию. И плевал на все бабки, которые он просрал. Из-за этого никто не почесался бы... Ты уверен, что эти насмерть разбились?
- На все 100%! Информация из полиции, да и наши в морге проверили. Все трое... У одного вообще полчерепа снесло.
- Ладно, хоть с этим хорошо...
- Теперь по делу, конкретно. Ты абсолютно уверен, что контейнер пропал именно на этом отрезке, между этими, как их...
- Y и Z...
- Вот-вот... Кто мог видеть, заметить, вообще есть какие-нибудь концы?
- Ищем... Свалку сегодня уже будут фильтровать вплоть до использованных памперсов. Список всех жильцов дома...
- Не дома, а всех домов по этой улице! ВСЕХ, ты меня понял?
- Так точно!
- Всех через нашу базу до третьего поколения!
- Так точно!
- Сколько у них сейчас там?
- Начало десятого... Утро...
- Да, кстати, найди возможность скопировать все пленки со всех камер наблюдения всех домов. И чтоб без идиотской экономии. Нужен миллион - трать миллион, но чтоб ВСЯ информация у меня на столе через 48 часов! Все. Исполняй!
- Есть!


В это время.
Нью-Йорк.
9 час. 45 мин. Утро.

- Какого черта!!! Какой кретин разрешил уборку мусора?!!
- Сэр, наш человек не получал никаких указаний на этот счет...
- Указания... У вашего человека должна быть голова, а не указания...
- Sorry... У нас все под контролем.
- *** на ваш контроль!
- Полицейских, этих дебильных «гонщиков», поощрить и – куда угодно! С любым повышением, на тройную зарплату, но чтоб ни в городе, ни в штате духу их не было! Самых опытных ваших людей – на свалку, наблюдать! ТОЛЬКО НАБЛЮДАТЬ! Вы меня поняли, Пол? Никаких задержаний, даже если они откопают атомную бомбу! Даже если перережут всех рабочих на этой гарбичной куче. ТОЛЬКО НАБЛЮДАТЬ и фиксировать каждый шаг, каждый вздох. Кстати, как ведут себя израильтяне?
- Несколько засуетились, сэр. Всю ночь звонили. Все записано. Записи анализируются.
- Учтите, Пол, мне еще рановато в отставку. Да и вам тоже...
- Так точно, сэр. Мои люди начали контроль над камерами наблюдения. Ночью была гроза, сэр, и...
- При чем здесь гроза?
- В двух домах повреждена система наружного наблюдения. Последняя запись оборвана в 0.15. Восстановлена в 7.45. Все, что записано, уже анализируется. Списки всех жильцов будут готовы через пару часов.
- Учтите, Пол, если какой-то законопослушный, принципиальный, желающий прославиться идиот заподозрит тотальную проверку и сообщит в газеты, то нам останется только повеситься на брудершафт...
- Извините, сэр, не понял...
- Ладно, Пол, идите... Чувство юмора не самое большое ваше достоинство...


В это время.
Тель-Авив. 16 час.

-Я восхищаюсь вашей женой, Моше!
- Благодарю, г-н Директор, я тоже! А по какому поводу, позвольте узнать?
- Прожить рядом с вами столько лет и не угодить в сумасшедший дом - это надо уметь! Вы понимаете, ЧТО произошло?!! Вы понимаете, что почти полгода работы, сумасшедшие деньги, нервы – все это теперь начинать сначала?!
- Но, г-н Директор, это же несчастный случай! Наш человек все сделал исключительно точно. Он заблокировал улицу именно так, чтобы они смогли проскочить, а полиция застряла бы не меньше, чем на 10 минут. Все шло точно по плану. Мы перехватили бы их уже на следующем блоке. Операция была продумана до мельчайших деталей... Этот план...
- Это дрек, а не план, если он провалился по всем статьям! Вам мало того, что сейчас творится в Кнессете? Вы хотите очередной запрос? Или вам плохо живется здесь и вы хотите работать где-то на Территориях? Лично я – не хочу!
- Г-н Директор, нам нужно пару дней, чтобы выяснить, какая сволочь забрала контейнер. Думаю, что русские этим уже занимаются. Янки тоже не сидят сложа руки. Вы же меня знаете не первый день. Как только у меня появится информация со всех сторон, мы их опередим так, что они и сморкнуться не успеют. Чтоб я так жил, как они сумеют всем воспользоваться... К тому же я уже подключил тамошних арабов со всей их мишпухой...
- Кто еще над этим работает?
- Там, в этих домах, почти весь обслуживающий персонал во главе с суперами -–мексиканцы. Так этот наш Хуан, ну, вы его помните, мы помогли ему натурализоваться вместе с его женой и дочкой, уже развил такую деятельность, что считайте, все записи со всех камер наблюдения уже у нас в кармане...
- Меня не интересует ваш карман, Моше! Пусть он волнует вашу жену и детей, чтоб они все были здоровы! Меня интересует, чтобы пленки уже послезавтра анализировались нашими специалистами. Кстати, не забудьте списки всех жильцов. Не бывает так, чтобы там не было евреев. Ищите их родственников, друзей, любовниц! Я должен знать, какой шлимазл забрал сумку. Пообещайте за информацию все деньги, которые в ней были.
- Я могу уже идти, г-н Директор?
- Уже идите, Моше, идите...

Продолжение. Начало версии В - смотри номер № 633

Матвей Куницын


Полицейский подошёл к окну, взглянул в салон и тут же, поморщившись, отдёрнул голову. «Сэр, вы уже когда-нибудь бывали в тюрьме за вождение транспортного средства в нетрезвом состоянии?», - сквозь зубы процедил он.
Я мгновенно представил душную тюремную камеру, под завязку набитую афроамериканцами и латинос. Если меня задержат за вождение в нетрезвом состоянии, то я пробуду в полиции не менее суток, а если офицер наткнётся на сумку...
Взвесив все «за» и «против», я машинально вдавил педаль газа, обдав изумлённого полицейского облаком выхлопного газа. Через считанные минуты моя машина мчалась по хайвэю в сторону Шипсхедбэя. Где-то вдали раздавались звуки полицейской сирены. Вероятно, в погоню за мной бросились все полицейские машины Бенсонхерста.
На мгновение я представил статью в завтрашнем номере New York Post: «В результате блестяще проведённой операции полицейские 62-го участка обезвредили опасного маньяка, наводившего ужас на Нью-Йорк. В личных вещах задержанного были обнаружены две человеческие руки. Предполагается, что маньяк убил и расчленил не менее десятка человек...»
Ну и дальше в том же духе...
Добравшись до Шипсхедбэя, я заехал в многоэтажную парковку кинотеатра United Artists. Звуки полицейских сирен исчезли. Скорее всего, стражи порядка упустили меня из вида.
Аккуратно припарковав свою машину на четвёртом этаже, я достал злосчастную сумку и спустился вниз по лестнице. Толпа людей выходила из дверей кинотеатра. Какая-то молодая пара бурно обсуждала четвёртую часть «Индианы Джонс». На мой взволнованный вид никто не обратил внимания.
Через пятнадцать минут я находился в квартире своего приятеля Джеймса на Emmons Avenue. Он улетел на две недели в Канкун и оставил мне ключи, чтобы я время от времени приглядывал за его беременной кошкой. На холодильнике висел написанный Джеймсом листок с подробным руководством по кормлению животного.
Я выпил стакан рома из домашнего бара Джеймса и, немного успокоившись, решил внимательно осмотреть содержимое красной сумки.
Помимо уже знакомой мне «бандероли» с человеческими конечностями в сумке ничего не было. Разорвав целлофановую упаковку, я брезгливо бросил отрезанные руки на стол. Комнату моментально окутал мерзкий запах разлагающейся плоти. На пальцах одной руки красовались два роскошных золотых перстня. На кисти другой была сделана татуировка «In memory of Joe Rizotto 1940 – 2005» . Татуировки с подобными надписями любили делать итальянцы и ирландцы в память о своих умерших друзьях и родственниках.
Задумчиво просидев около часа, я вдруг заметил, что обе руки правые, то есть их владельцами были два разных человека. В мыслях крутились сцены из фильмов об итальянской мафии, которая любила жестоко наказывать доносчиков и предателей, отрезая им конечности.
Пытаясь избавиться от неприятного запаха, распространившегося по квартире Джеймса, я не нашёл ничего лучше, как бросить отрезанные руки в морозильное отделение холодильника. Они аккуратно поместились между упаковками с замороженной пиццей и ведёрком со льдом. «Главное, чтобы вернувшийся с курорта Джеймс не увидел такой натюрморт».
Допивая ром, мне пришла в голову  мысль самостоятельно разобраться в том, кому принадлежали отрезанные руки и почему они оказались в спортивной сумке.
Во-первых, у меня имелся знакомый частный детектив в Коннектикуте. Во-вторых, указанное на татуировке имя «Джо Ризотто» можно найти в интернете через поисковые системы. В-третьих, терять мне было нечего - нью-йоркская полиция шла по моим следам.
Я включил телевизор и, переключая каналы, наткнулся на экстренные новости из Бруклина. По телевизору показывали тот самый мустанг, а точнее, то, что от него осталось. Место аварии было оцеплено полицией и ограждено жёлтой лентой. Голос за кадром сообщал: «...Погоня полиции за колумбийскими наркоторговцами закончилась крупной аварией. Не справившись с управлением, преступники врезались на автомобиле марки «мустанг» в огромный мусорный трак. Трое преступников погибло, четвёртый находится в реанимации. В багажнике мустанга обнаружено 40 паундов кокаина и целый арсенал огнестрельного оружия. Как нам сообщил лейтенант полиции Кен Джонсон, все погибшие находились в международном розыске. Их имена не разглашаются в интересах следствия...»
У меня в глазах помутнело. Оказывается, я присвоил сумку «отмороженных» колумбийских наркоторговцев, для которых убить человека так же просто, как для меня выпить рюмку водки. Что делать?!
Я достал свой сотовый телефон и обнаружил более пятидесяти пропущенных звонков. Оказывается, я случайно отключил звонок и поставил телефон в режим silent. Одно из двух голосовых сообщений принадлежало жене: «Не возвращайся домой! Не звони и не пиши! У нас тут весь дом оцепила полиция. Приехали не только рядовые офицеры из NYPD, но и крупные шишки из ФБР. Ищут тебя. Как прослушаешь это сообщение, сразу выброси телефон. Тебя могут по нему вычислить...»
Я глубоко вздохнул. Теперь мне стало на сто процентов понятно, что я вляпался в “игру” с колумбийскими бандитами и спецслужбами. И всё из-за чёртовой сумки!!!
Второе звуковое сообщение было оставлено с заблокированного номера. Хриплый мужской голос на ломаном английском сообщал: «Слушай меня внимательно, выродок. Твоя жена сейчас сидит закованная в наручники и с кляпом во рту. Если завтра в полдень ты не будешь по адресу ..., то мы отрежем ей сначала руки, потом ноги, а затем голову. Всё понял? Приходи один и захвати то, что нам принадлежит...»
Я был в шоке. Больше всего меня насторожил тот факт, что между сообщениями, оставленными женой и неизвестным бандитом, была разница всего в 12 минут. Как преступники могли похитить супругу так быстро? К тому же жена сказала, что в нашем доме полным-полно полицейских... 
Я закрыл глаза и провалился в глубокий сон.

Продолжение. Начало версии С - смотри номер № 633

Михаил Шалев

Семён Бортский оказался грубоватым, но весьма добродушным человеком. Показывая квартиру девушкам, он вскользь упомянул, что специально для них установил новый кондиционер и заполнил холодильник немецкой минеральной водой.
«Главное, девки, чистоту соблюдайте, - строго сказал Семён, пересчитывая депазит за два месяца вперёд. – А то жили у меня здесь одни раздолбаи... Полиция каждый день приезжала... И окна всегда запирайте, а то были случаи, что хулиганы по пожарной лестнице в квартиры проникали».
Убедившись в правильности суммы, Семён глубоко вздохнул и,  не попрощавшись,  вышел из квартиры. Наташа посмотрела на Олю и с улыбкой сказала: «Хороший дядька! Хамоват, но элегантен...»
Потратив три дня на знакомство с Бруклином, девушки приступили к поиску работы. Оля купила десяток русскоязычных газет и принялась обзванивать русскоязычные офисы. Неплохо знающая английский язык Наташа подыскивала работу на популярном интернет-сайте Craigslist.  
Оле повезло сразу. Она нашла работу в известной русскоязычной газете «Наше дело», офис которой располагался неподалеку от места жительства девушек. В рабочие обязанности Оли входил приём бесплатных объявлений и внесение правок корректоров в мудрёные журналистские тексты. Работы было невпроворот, но дружеская обстановка, царящая в редакции, компенсировала высокую занятость. К тому же Оля завязала дружеские отношения с молодым корреспондентом Артёмом, который уделял девушке повышенное внимание.
Наташа не могла найти работу больше месяца. Вконец отчаявшись, она решила позвонить по одному из «подозрительных» интернет-объявлений, в котором предлагалась «высокая заработная плата молодым и сексуальным русским девушкам».
Звонок принял человек, назвавшийся Алексом. «Я не буду пудрить вам мозги и скажу прямо: мы набираем девушек для стриптиз-клуба, - сказал Алекс. – Интим полностью исключён. Зарплата от $300 за пять часов плюс солидные чаевые. В общем, на крутой «Мерседес» заработаете за лето...»
Встретившись с Алексом, Наташа была приятно удивлена его остроумием и обаятельностью. Алекс сыпал комплиментами и рассказывал о работе стриптизёрши как о «самой интересной и благородной».
«Наши клиенты – миллионеры, - говорил он. – Они тебе в трусики по тысяче долларов будут класть. Вышла на сцену, покрутила задом, и недельный заработок хоуматтендента у тебя в кармане».
Уже на следующий день Наташа вышла на сцену одного из стриптиз-клубов Манхэттена - Наташа обладала потрясающей фигурой и пластикой, за что благодарила пермское хореографическое училище. Дебют оказался более чем удачным: $678 за четыре часа. К тому же девушка получила десяток приглашений в рестораны. 
Наташа намеренно не сказала о своей настоящей работе Оле дабы не шокировать свою подругу. Оля была уверена, что Наташа работает бебиситером, и по ночам смотрит за маленьким ребёнком, мать которого выступает в стриптиз-клубе. Поскольку Оля работала днём, а Наташа ночью, в будние дни девушки встречались крайне редко. Только в выходные они могли вдоволь наговориться. Шли месяцы, и девушки всё чаще стали задумываться о продлении иммиграционного статуса. Наташина туристическая виза B-1 истекала через 6 месяцев, а Олина J-1 через два месяца.
«Надо нам выйти замуж за американцев, - как-то сказала Наташа. – Я слышала, что здесь многие наши иммигранты фиктивными браками промышляют. $15 - $20 тысяч и грин-карта в кармане. Давай начнём деньги копить, да мужей подыскивать».
«Ты права, - ответила Оля. – Сейчас в Америке по-другому не легализоваться.
По иронии судьбы в тот же день хозяин квартиры Семён, пришедший забрать рент, намекнул девушкам, что может подыскать им женихов-американцев. «Есть у меня на примете пару хороших парней, - начал он. –  В Америке живут по 10 – 15 лет. Один твоего возраста, Оля, а другой примерно твоего, Наташа. Могу свести вас для делового брака. Естественно, не бесплатно. По тысяче баксов с каждой...»
«А если ничего не получится?», - осторожно спросила Оля.
«Да как не получится! – раздражённо ответил Семён. – Я вас к интервью подготовлю лучше, чем любой иммиграционный адвокат. Я за тридцать лет жизни в США не один десяток нелегалов обвенчал! Выйдете замуж, получите документы, выучитесь на какого-нибудь врача или менеджера. Потом будете по $60 - $80 в час зарабатывать да старика Семёна добрым словом поминать!»
Девушки обещали подумать и сообщить о своём решении через несколько дней. Покидая квартиру, Семён бросил взгляд на открытое окно:
«Опять окошко раскрыли! Ох, обворуют вас когда-нибудь, девки! Не слушаете вы моих советов...»
Ни Семён, ни девушки ещё не знали, что к вечно открытому окну на четвёртом этаже уже несколько месяцев приглядываются два тинейджера-пуэрториканца... 

Продолжение. Начало версии D - смотри номер № 633

Уважаемая редакция!

Поскольку вы разрешили «продолжить любую версию детектива с любого места» я выбрала Версию «Д» и посылаю вам свои вариант продолжения.
Одновременно, приношу извинения первоначальному автору этой версии г-же Людмиле Барнстейбл за то, что, возможно, нарушила ее планы...
С уважением
Фаина Бенджаминова
«... Ах, мама, мама, как же ты была права!» - эти строчки некогда популярной песенки постоянно всплывают в моей памяти, когда дело касается этого идиота.
Идиот – это Лева!
Лева – это мой, простите за выражение, муж!
Моя мама – это мудрая женщина, которая предупреждала меня, что, выходя замуж за Леву, я всю жизнь буду ему второй мамой, потому что, единственное, что он способен сделать самостоятельно – так это сходить в туалет! Этот человек, что бы он ни делал, обязательно во что-нибудь вляпается.
Короче говоря, когда он заехал за мной уже по выражению его лица я поняла, что мой муж в очередной раз во что-то влип.
По дороге он, как всегда упуская самое важное, рассказал всю эту эпопею с сумкой. Вскользь заметив, что у нас дома уже кто-то побывал.
- Может сразу поедем в полицию и все расскажем? – предложил он и добавил, что не совершил ничего противозаконного.
- Кому ты это собираешься объяснять - тем, кто залез к нам в дом? Ты соображаешь хоть немного?! Ты, понимаешь, что это НЕ полиция? Полиция пришла бы официально, а не вскрывала бы замок и не рылась в вещах.
- Но, Светик, (Светик – это я!) почему ты сразу думаешь о чем-то плохом? Помнишь, когда мы уезжали, и я забыл дома документы...
Тут я перестала прислушиваться к тому что он бормочет. Потому что надо знать моего Леву и как он умеет говорить... Если спросить его, который час, он, прежде чем ответить, начнет рассказывать, как, где и почем он купил свои часы, где он их ремонтирует и что они болтаются у него на руке потому что браслет у этих часов он покупал отдельно и....
Вот так он может говорить без остановки два часа. Уже хочется дать ему чем-то по голове, чтобы он наконец заткнулся.
Дома первым делом я бросилась к секретеру. Слава Богу, все мои «побрякушки» – кольцо с бриллиантом, серьги и все остальное были на местах. Деньги  тоже никто не тронул.
Вот тут-то я испугалась по настоящему.
Если те, кто рылся в вещах, проигнорировали драгоценности, которые, как минимум сейчас стоят не меньше шести тысяч, да к тому же не взяли деньги, то значит их интересовало нечто гораздо более дорогое.
Прежде всего, я велела Леве принести пакет со всем барахлом, которое он вывалил из этой проклятой сумки. Саму сумку, по его предположению, вытащили из машины еще ночью, когда разбили стекло.
“Ага, - подумала я, - если они залезли в квартиру, значит, в сумке действительно ничего не было, и они искали только то, что этот шлимазл переложил в пакет”.
Я вывалила из пакета все, что в нем было. Восемь одинаковых пудрениц. «Made in China» – явно из магазина «99 Cents». Бумажник, скорее всего, оттуда же... Дешевый пластик. Записная книжка... Ключ на брелке... Это – потом. Сначала – бумажник.
Странно, такое количество кредиток в таком бумажнике? В таком носят карточку фудстемпов и полтора доллара мелочью, а не столько кредиток...
Еще одна странность – на правах – явно китайское имя «Чен», да и морда на фотографии соответствующая...
А кредитки – все на разные имена. Причем сугубо американизированные  - Selena Shvarc, Pol Kacman, Tim Dvorman, Lester Groys... 
В сторону их. Все равно сама не разберусь...
Теперь пудреницы... Может это закамуфлированный под пудру наркотик? Я вскрыла защитную пленку и... Еще одна странность...
Запах. Дешевая пудра НИКОГДА так не пахнет! Запах – с ума сойти. Куда там Шанель...
С паршивой овцы, хоть шерсти клок... Воспользуюсь и припудрю носик...
В отличие от своего мужа, я сначала думаю, а уже потом, что-то делаю. Сразу на лицо?! Да никогда в жизни! Может, от нее прыщи пойдут...
Сначала попробую на ладошке...
Какая-то она жирноватая на ощупь...
БОЖЕ МОЙ!!!
Она впитывается в кожу мгновенно!
Боже, какая боль! Кожа на ладони покраснела, потом приняла какой-то перламутровый оттенок, и боль сразу прошла. Кожа натянулась, стала нежно розовой и такой гладко-нежной, как у новорожденного ребенка.
Я, кажется, начинаю понимать...
Это же чудо, это же какой-то образец немыслимой косметики!
Надо попробовать на лице...
НЕТ!
Ни в коем случае!!!
Если эффект будет таким же как и на ладони, то это настолько заметно, что те, кто ЭТО ищет (а в том, что охотятся именно за пудрой, я уже не сомневалась...), сразу поймут, что пудреницы у нас.
Это же миллионы, десятки, сотни миллионов! Любая женщина жизнь отдаст за ТАКОЕ!
Что это за сопенье за спиной? Я обернулась и...


comments (Total: 1)

Уважаемая редакция!
Идея с детективом отличная, но поступаете вы не совсем честно. Версию А (Майя Леонидова) пишет профессионал. Как же могут любители соревноваться с профессиональным литератором? Уж лучше оставьте одну эту версию тем паче, что это более захватывает чем все идиотские телесериалы.
Мы с друзьями заключили пари на хороший ресторан по тому чем закончится этот сюжет. Если автор живет в НьюЙорке то приглашаем его заранее.
Олег, Фима, Аркадий.

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх