BОRО-графия Нью-Йорка: клэйсон-пойнт

История далекая и близкая
№24 (634)

Один из самых больших районов Бронкса, занимающий примерно 6% площади всего боро, называется Клэйсон-Поинт. На сегодняшний день он включает в себя три мини-комьюнити: Саундвью, Хардинг-парк и Саундвью-Брукнер.
Историки предполагают, что именно на территориях будущего Клэйсон-Поинта возникло одно из первых индейских поселений в Северной Америке - сюда привлекали местная река Сиванойс (сегодня – Bronx River), богатая рыбой и моллюсками, и густые дубовые леса, где индейцы охотились на птиц и диких зверей.
К концу XVI века здесь проживало свыше трёх тысяч индейцев, представляющих шесть разных племён. Местные мужчины прославились как потрясающие охотники на медведей. Они никогда не использовали стрел и топоров, чтобы не повредить медвежью шкуру. Для поимки животного рыли яму глубиной 8 – 9 метров, маскировали ее травой и хворостом. Когда в нее проваливался медведь, индейцы не сразу убивали его. Сначала откармливали животное рыбой, а затем сбрасывали ему на голову каменную глыбу. Разделывали медведя прямо в яме, порциями поднимая наверх куски мяса. После этого, яму закапывали, а на её месте оставляли опознавательный знак – камень, обмазанный красной глиной.
Когда в 1583 году район посетил голландский исследователь Филипп Барлони, он насчитал порядка 12 тысяч камней, свидетельствующих о пойманных индейцами медведях. Одна из прогулок по индейским лесам закончилась для Барлони трагически: он провалился в медвежью яму и сломал обе ноги. Почти двадцать дней Барлони пролежал на дне капкана. Чтобы выжить, он собирал дождевую воду и питался корнями деревьев. Когда его нашли охотники, чудом оказавшиеся в здешних краях, он находился уже в полубессознательном состоянии. Через несколько часов он умер.
Из-за медвежьих ловушек освоение этих территорий европейцами проходило очень медленно. Власти Нового Амстердама запрещали охотникам находиться в индейских лесах, т.к. там, помимо замаскированных ям, были установлены специальные «растяжки» для поимки кабанов. Если человек задевал за нее ногой, ему на голову падал массивный кусок бревна, испещрённый острыми кольями. Смерть наступала мгновенно.
Надо сказать, что местные индейцы не питали особой любви к европейцам. Если “бледнолицые”  попадали в капканы, их моментально убивали, а тела закапывали. Среди голландцев дубовые леса пользовались дурной славой, поскольку там постоянно пропадали люди.
Первым владельцем земель стал выходец из Англии Томас Корнелл. В 1654 году он получил гигантский кусок земли за «активное участие в политической жизни колонизированной Америки». О каких именно заслугах идёт речь – остаётся загадкой. Многие историки считают, что, будучи чиновником в руководстве Нового Амстердама, Корнелл не гнушался взяточничеством и вымогательством, за что и получил своё прозвище «тёмный Томми».
Корнелл назвал полученные земли в честь себя - Cornell Neck. За большие деньги он сдавал часть лесов и речного пространства в «аренду» мелким фермерам и охотникам. Массовое истребление животных привело к тому, что за два десятилетия из лесов пропали все медведи, кабаны и олени.
Корнелл также сделал неплохие деньги на продаже желудей животноводам. Именно благодаря Корнеллу в 1680-х годах жители восточного побережья узнали, что такое желудевое пиво. Землевладелец обеспечивал желудями три десятка пивоварен. К сожалению, этот напиток исчез из продажи в начале XVIII века - после того как строительные компании занялись массовой вырубкой дубов.
В XVIII веке началось массовое заселение района. В основном сюда приезжали ирландцы, англичане, немцы и шведы. К 1750 году три четверти населения были заняты в деревообрабатывающей сфере. Именно здесь изготавливалась роскошная дубовая мебель, дубовые лошадиные повозки и дубовая посуда. Особенно район славился своими банями, которые были полностью построены из дуба без применения гвоздей. Символом комьюнити, как нетрудно догадаться, стал жёлудь. По местным законам туристы не имели права без разрешения уносить жёлуди из леса. За это грозил крупный штраф. 
В 1850 году земли района покупает Исаак Клэйсон – шотландец, родившийся в Нью-Йорке. Он был блестящим торговцем и очень щедрым человеком. За полтора десятилетия смог поднять уровень жизни в районе до невиданных размеров. Будучи большим любителем поэзии, он открыл в Клэйсон-Поинте четыре литературных клуба, которые впоследствии прославились на всю Америку. Постепенно из района для чернорабочих комьюнити превратилась в богемное место, где проживали художники, писатели, музыканты... Клэйсон-Поинт образца второй половины XIX столетия напоминал нынешний Гринвич-Виллидж. У туристов складывалось впечатление, что местные жители никогда не работают, а лишь развлекаются.
Как вы уже наверняка догадались, своё название район получил именно в честь Исаака Клэйсона, которого некоторые историки с гордостью именуют «прародителем Бронкса». Кстати, в честь этого человека в районе названо более трёхсот заведений – от пивных баров до государственных школ.
В 1883 году свои двери открывает Военная академия Клэйсон-Поинт (Clason Point Military Academy). Основатели этого учреждения попытались объединить католическое образование и военное искусство. Девиз на дверях академии гласил «Честь. Достоинство. Вера. Справедливость».
За век своего существования религиозно-военное учреждение выпустило почти сто тысяч военных специалистов, которые приняли участие практически во всех конфликтах с участием Соединённых Штатов. Окончательно академия закрылась в 2001 году. Она не смогла выдержать жёсткой конкуренции с другими военными школами восточного побережья.
В 1910 – 1930-х годах Клэйсон-Поинт стал нью-йоркской «Меккой» для любителей рыбной ловли. Тысячи рыбаков съезжались, чтобы поучаствовать в соревнованиях, проводимых на Бронкс-ривер. В 1926 году житель Нью-Джерси Дэвид Штурм ставит абсолютный рекорд. За четыре часа он выуживает из реки 132 окуня (!).
Любопытно, что при проведении подобных соревнований вся пойманная рыба отпускалась обратно в реку. Места, предназначенные для рыбалки, украшались стендами с надписью: «Поймал рыбу? Теперь дай поймать её другому!»
Самой знаменитой уроженкой Клэйсон-Поинта первой половины XX века стала певица Хелен Кейн, которая придумала образ мультипликационного персонажа Бетти Буп – миниатюрной девушки-брюнетки, вечно попадающей в курьёзные ситуации. В 30-х годах Бетти Буп была намного популярнее, чем Микки Маус, Папай, Том и Джерри, вместе взятые. В переводе на сегодняшние деньги мультфильмы с участием Бетти Буп принесли Голливуду около $3 миллиардов.
В одном из многочисленных интервью Хелен Кейн назвала Клэйсон-Поинт «бронксовским Кони-Айлендом». Район действительно славился парками развлечений и аттракционами. В 1934 году газета New York Times написала, что Клэйсон-Поинт лидирует по числу атракционов. Здесь их насчитывалось около 180, то есть в три раза больше, чем на Кони-Айленде. С тех пор между жителями Клэйсон-Поинта и Кони-Айленда ведётся неофициальная «холодная война» за право развлекать ньюйоркцев.
Клэйсон-Поинт сегодня одно из самых благоприятных мест для тихой и размеренной жизни. Зелёные парки, небольшие озёра, река и уцелевшие до наших дней дубовые рощи – вот, пожалуй, основные атрибуты «природной инфраструктуры» района.
Клэйсон-Поинт не зря называют «комьюнити контрастов». Здесь проживают самые разные люди: от миллионеров, работающих на Уолл-Стрит, до бедных многодетных семей. Самые богатые люди живут в роскошных особняках на берегу Бронкс-ривер, а самые бедные - в многоэтажных праджектах на севере района... 


Наверх