Делить по-Честному или «по-братски»?

В мире
№24 (634)

Послевыборные страсти, которые кипят сейчас в Грузии, по-прежнему подогреваются отголосками недавнего прошлого - то и дело всплывают новые скандалы, связанные с именем Бадри Патаркацишвили. Страна и без того с интересом следит за тем, какие очередные аргументы всплывают в споре за имущество покойного  миллиардера.
А теперь на семью олигарха повели атаку уже и его бывшие соратники по борьбе с властью, и суд, и неожиданно вышедшая из тени любовница.
«Оппозиционность оппозиционностью, а денежки за нее платить все-таки надо», - решили  люди, работавшие в избирательном штабе Патаркацишвили в те дни, когда он  выдвинул себя кандидатом в президенты. Бадри всегда щедро платил тем, кто был с ним рядом, но теперь выясняется, что свои честно заработанные деньги многие из его команды не получили. И таких «неоплаченных» - не десяток, не два, а целых 42 тысячи, причем требуют они ни много ни мало 11 миллионов лари. Хотя  «трудовые договоры» заключались не на бумаге, а устно, Бадри никогда не отступал от  своего слова,  избирательный штаб олигарха убежден, что платить должны его наследники. 
“Семья Патаркацишвили, которую мы считаем наследниками первого порядка, категорически отказалась погасить задолженность, и это вынуждает нас прибегнуть к акциям у ее дома в Тбилиси. Мы требуем от наследников лишь юридического признания этого долга. А с кого востребовать потом - с Джозефа Кея или с кого-либо другого, это уже наша проблема»”, - заявляют руководители штаба. При этом бывшие активисты утверждают, что глубоко уважают память Патаркацишвили, «рядом с которым стояли и за победу которого боролись», а то, что им  не дают денег, - оскорбление именно этой памяти. По их словам, вдова олигарха восприняла их требования «довольно иронично и крайне удивилась размеру задолженности». Так что совсем в духе угроз, которые оппозиционеры привыкли предъявлять властям, уже звучат и обещания «прибегнуть к более действенным средствам». 
В ответ прозвучал голос лишь Нателы Патаркацишвили, матери  Бадри. Пожилая женщина, пережившая сына, конечно же говорит языком, далеким от юридической казуистики и политических страстей.
«Люди не боятся Всевышнего, тайно, по-воровски борются и предают друг друга, - считает она.  – Пусть вся Грузия знает, что мне не дали оплакать сына. Не прошло и сорока дней после его кончины, как стали приходить люди и требовать денег. Но были и те, кто говорил: по сравнению с тем, что Бадри сделал для Грузии, сделанное нами для него самого – капля в море, не верьте, что мы чего-то требуем! Прошу участвующих в этой авантюре не опережать время. Когда правосудие скажет свое слово, все встанет на свои места.
Я скоро расскажу много интересных вещей, в том числе о Сосо Какалашвили. О том, как Бадри позаботился о нем, поставил на ноги его и его семью и как Сосо с нечеловеческой злобой и неслыханными методами предал Бадри и всех его близких».
А к требующему денег главе избирательного штаба старушка обратилась и вовсе по-матерински:
«Батоно Дато, сынок, даже не знаю, как к тебе обратиться... Одумайся и поступи так, как тебе велят совесть, правда и имя грузина. Бадри сделал много добра. И не с его семьей, а с ним ты должен состязаться именно в совершении добра. Наша семья не опозорит имени Бадри и никому не останется должна».
Сосо Какалашвили, он же – Джозеф Кей, которому убитая горем женщина предъявляет столь жесткие обвинения, до сих пор считался единственным соперником семьи Патаркацишвили в борьбе за наследство в $13 миллиардов. Вдова объявила этого приемного сына тетки Бадри мошенником и с помощью Бориса Березовского начала против него юридическую войну. По ее иску, нью-йоркский суд запретил Кею совершать какие-либо манипуляции с наследством, но недавно такое же решение в отношении ее самой вынес уже тбилисский суд, естественно, по иску Кея. И вот теперь выясняется, что Кей – не единственный оппонент семьи Патаркацишвили  – он выступил уже в роли защитника интересов... «второй жены  Бадри».
С Ольгой Сафоновой будущий олигарх познакомился в Москве в начале 1990-х, когда работал заместителем гендиректора «ЛогоВАЗа». Ольга родила ему сына Давида, о котором не только общественность, но и члены семьи Патаркацишвили узнали лишь после смерти миллиардера. Московский школьник «засветился» на похоронах в Тбилиси в сопровождении двух телохранителей, и с тех пор его никто не видел – место, в котором он живет с матерью, тщательно скрывается. Известно было лишь, что отец выделил ему некую кругленькую сумму, однако мать его все время оставалась в тени. Но сейчас   Кей  утверждает, что  миллиардер разделил свое наследство на 4 равные части «только между очень близкими членами семьи»  - вдовой, «второй женой», детьми, а также матерью, сестрами и братом, то есть самим Кеем. И теперь Джозеф-Сосо представляет себя еще и как защитника интересов неутешной «второй жены». «Я очень люблю и уважаю Ольгу Ивановну, - заявляет он. – Это - женщина, которую очень любил мой брат, которая родила ему единственного сына. Я свято поклялся Бадри, что буду биться до конца, дабы любой ценой помочь им. Даже буду делиться с ними своим личным хлебом. Я готов на это».
В общем, по его словам, получается, что именно из-за тесных контактов с любовницей Патаркацишвили  законная вдова объявила ему войну: «Я ничего не имею  против супруги Бадри, я всего лишь действую в рамках того, о чем он меня сам просил - проследить за тем, чтобы вся его семья была обеспечена».
Семье, естественно, такой «покровитель» не нужен, тем более что он уже прибрал к рукам часть имущества покойного, а теперь еще и подключает к этому постороннюю женщину.
Впрочем, ни для кого из участников спора так и не ясно, что же именно им предстоит наследовать и делить. У Патаркацишвили очень много активов в Европе, России и Грузии - дома, фирмы, различный бизнес.  Даже друг и партнер покойного Борис Березовский затрудняется сказать, о чем точно идет речь, и вовсю активничающий Кей объявил, что будет «собирать имущество господина Патаркацишвили и аккумулировать его, чтобы распределить по наследникам, упомянутым в завещании».
Между тем серьезные претензии к Кею имеют и тысячи людей, не имеющих никакого отношения ни к  семье миллиардера, ни к его избирательному штабу.
На правах наследника заполучив телерадиокомпанию «Имеди», Кей, как известно,  уже «кастрировал» некогда оппозиционный  телеканал. А теперь уволил еще  и гендиректора и директора радио «Имеди» - за излишнюю оппозиционность. Неофициально им сказали следующее: «У человека большой бизнес, и он не желает себе проблем».
Уволенные не понимают, какие проблемы они могут создать своему владельцу, а их коллеги из других СМИ поспешили в офис Народного защитника. А там объявили случившееся «нарушением редакционной независимости, очередным грубым давлением на свободу слова» и сообщили, что в ближайшее время учредят  организацию «На защиту свободы слова журналистов».
Интересно, сколько таких правозащитных организаций еще появится по мере того, как мистер Кей будет получать очередную часть наследства Бадри?


comments (Total: 1)

a

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх