***

Дела житейские
№12 (622)

ЕВГЕНИЯ АННО,
Генеральный директор фирмы «ВОДА ОнЛайн». Россия.
 
В советское время я работала рядовым радиоинженером в НИИ. От меня не требовалось никаких организаторских способностей, т.к. существовали строгие рамки. Чтобы подняться по карьерной лестнице, надо было вступить в КПСС, к чему я вовсе не стремилась, и выиграть состязание с мужчинами. Разумеется, ни о каком бизнесе мы и думать не думали.
Канула в Лету советская власть и вместе с ней мой НИИ. Пришлось искать работу. Я поступила менеджером в фирму, которая сейчас называется «Nestle», и вскоре подумала: если другие могут, то почему не я?
Создав фирму «Вода ОнЛайн» (производство и доставка природной питьевой воды высшего качества), я реализовалась как человек, способный организовать дело, выиграла соревнование с мужчинами.
Было б мне легче работать, будь я мужчиной? Думаю, нет. Я пользуюсь тем, что я – женщина. Если женщина комплексует перед мужчиной, то ей это повредит - мужчина окажется сильнее ее. Но если она воспользуется своим женским статусом, тогда ей будет легче. Например, даже то, что я езжу на спортивной машине и обгоняю своих коллег, помогает мне. Так же и в бизнесе. Подчас использую в общении с партнерами такое преимущество: я-де, глупая женщина, помогите разобраться в том-то и том-то. И мужчины верят, что они умнее и потому должны мне помочь. Сарказма же не понимают.

ВАЛЕРИЯ НОВОДВОРСКАЯ,
Правозащитник. Россия.
«Р.Б.»: Вас, известного политика, в вашей деятельности никогда не затруднял тот факт, что вы женщина?
В.Н.: Во-первых, я не политик, а правозащитник. Политикам в России делать нечего. Здесь сейчас политики больше нет. Теперь все правозащитники «пошли» в диссиденты.
Я не делю человечество на мужчин и женщин. И придуманный Кларой Цеткин женский праздник 8 Марта не признаю. Это не по мне.
ЛЮБОВЬ СЛИСКА,
депутат Федерального Собрания Госдумы РФ четвертого созыва, первый вице-спикер Госдумы третьего созыва.

«Р.Б.»: Не затрудняет ли Вашу работу то, что вы – женщина?
Л.С.: Пребывание женщин в российской политике - явление не рядовое и, увы, не безоблачное. У меня ушло несколько лет, чтобы найти верный тон и свой стиль общения с коллегами. Накопленный опыт позволяет сделать вывод – деятельность женщины-политика перестала восприниматься как нечто экзотическое, но скрытое предубеждение, возможно, не уровне подсознания, осталось, причем не только у мужчин...

ЛАРИСА РУБАЛЬСКАЯ,
поэт- песенник. Россия
«Р.Б.»: Трудно ли работать сейчас в России женщине поэту-песеннику. В чем вы видите счастье женщины?
Л.Р.: Финансовая составляющая в российском шоу-бизнесе приняла немыслимые размеры. Судьба песни зависит от ее соответствия (или несоответствия) установленным кем-то стандартам. Талантливый человек состоится только в том случае, если ему помогут. Когда я стала заниматься творчеством, рядом были такие люди, как композитор Владимир Мигуля. С ним я написала свои первые песни и многому у него научилась.
Приходится ли мне, женщине, преодолевать «мужской заслон»? Считаю, нет «женской» или «мужской» поэзии. Некоторые думают, что женшина-поэт о любви напишет глубже, точнее, душевнее. Это не так, все очень индивидуально. У меня есть немало «мужских» песен, хотя я женщина.
Что бы я хотела пожелать американским женщинам?
Есть у меня такие строки: «Главное, чтобы было чем кормить и кого кормить. Тогда это будет счастьем».

МАЙЯ НЕМИРОВСКАЯ,
заслуженный журналист Грузии. Россия

А ведь существовала в седой древности форма человеческого общества – матриархат, когда и порядка было больше, и войн меньше! Потому что вопросы войны и мира решали женщины, а для них война в первую очередь - не захват новой территории и собственности, а угроза жизни детей.
Карл Маркс еще не успел провозгласить слабость главной ценностью женщины, когда наши прапрасестры уже предпочли мужскую любовь и ласку власти над человечеством, ввергнув его тем самым в пучину патриархата (результат налицо). Однако все же сохранили за собой качества, закрепившие за ними реальную власть над мужчиной: ум, хитрость, коварство, слабость и сексуальность. И стала женщина, как метко сказал Анатолий Франс, «великой воспитательницей мужчин».
Но вскоре женщине этого показалось мало, ей захотелось равноправия, даже собственного ежегодного женского праздника. И немецкая революционерка Клара Цеткин назначила его на 8 марта.
Европейский мужчина встретил это новшество спокойно: ну почему не подарить любимой раз в году цветы, духи и пару нежных слов в придачу? А вот кавказец и восточный мужчина нахмурился: «Ты женщина. Стой! Решаю здесь я!» Правда, он выполнит любое ее желание, поддержит решение, если женщина сумеет его убедить, что инициатива исходит от него, мужчины.
Каюсь, и я пользовалась этой хитростью, работая в республиках Закавказья собкором в системе центральных СМИ.
Такой вот случай: в Азербайджане по неизвестным причинам было заморожено строительство важного военного объекта, возводимого гражданским строймонтажным управлением (СМУ).
Главный редактор приказал мне: выясни на месте, в чем там дело, и «гони» материал в газету.
В штабе ЗакВО меня предупредили: «И не вздумай туда соваться. Начальник СМУ Гусейнов самого черта не боится. Генералов из своего кабинета вышибает! И тебя обхамит. У него всё куплено-перекуплено, до руки дотронешься – золото потечет».
Но приказ есть приказ, и я уже в Баку. Звоню Гусейнову, представляюсь, прошу о встрече.
- Да зачем ты мне нужна, женщина?! Время на тебя тратить!
- Что ж, так и напишем, - отвечаю невозмутимо.
 Напомню вам, читатель, что в советскую пору Центральные СМИ действительно были четвертой властью, критических материалов побаивались даже VIP-персоны.
- Сколько тебе времени нужно для разговора со мной? – нисходит Гусейнов. - Пяти минут хватит?
Он со мной на «ты», и я с ним на «ты».
- Да мне для беседы с тобой и трех минут достаточно.
...В дальнем конце огромного кабинета за столом сидел тарзанище, сложив перед собой тяжелые, заросшие шерстью руки. Лица не разглядеть - далеко. Но позволить себе и секунды растерянности права не имею. И прямо с порога разыгрываю мизансцену:
- Ба-а! Какой симпатичный мужчина!
Он явно растерян от моего возгласа. Но уже в следующее мгновение, улыбаясь, идет мне навстречу, жмет своей лапищей мою протянутую ему руку
- А вы такая милая женщина, красавица! - И любезно пододвигает мне стул. - Садитесь, Майя-ханум. – И сам усаживается рядом.
Какое-то время мы разговариваем о чем угодно, только не о строительстве объекта, из-за которого я прилетела в Баку. Пьем круто заваренный чай, даже анекдотами обмениваемся. И неожиданно он приглашает меня поехать на стройплощадку. На ней - мертвая тишина...
- Ты не волнуйся, Майя-ханум, - заверяет начальник СМУ, прощаясь со мной у дверей гостиницы, где я остановилась. – Слово Гусейнова!
... Строительство объекта завершили досрочно. А главный редактор моей газеты шутил: «Если дело стопорится, надо посылать туда не мужика, а женщину. Все вопросы решит мгновенно».
Подготовили: Майя Немировская, Владислав Шницер.


Наверх