НАЧАЛЬНИЦЫ

Дела житейские
№12 (622)

За один только год начальниц в России стало в три раза больше. Имеется в виду - на руководящих должностях.
В 2006 году среди вновь назначаемых руководителей было 20 процентов женщин. В 2007-м – уже 54 процента. То есть женщин теперь назначают начальницами чаще, чем мужчин.
Вот как они сами объясняют свой успех:
“Я считаю, что женщины от природы более аккуратны, собранны, склонны к порядку в работе. Этих качеств часто недостает мужчинам. К тому же женщины способны быстрее принимать решения, легче берут на себя ответственность, более склонны к развитию”.
“Женщины более восприимчивы эмоционально, больше склонны поговорить, чем мужчины. И в этом их плюс: они легче устанавливают с подчиненными контакт, более чутки к своим сотрудникам. С нами просто легче работать. Впрочем, есть и недостатки: женщины тяготеют к дому, семье, могут уйти в декрет, наконец. Однако я считаю, что у хорошей начальницы, даже если она уйдет на полгода родить сына, рабочий процесс не сломается”.
“На мой взгляд, это связано с тем, что экономика России становится более цивилизованной - разрушается стереотип, что женщина не способна управлять. Лично у меня уже есть на примете одна очень талантливая сотрудница, которую я готова назначить руководителем”.
“Подход к выбору кадров на рынке стал более профессиональным. Года 2-3 назад, если на позицию ставилась зарплата на 10-15% ниже рыночной, это означало, что здесь ожидают женщину. Во-первых, считалось, что женщины не умеют управлять, во-вторых, в “стоимость работника” закладывался риск по уходу сотрудницы в декрет. Сейчас работодатели все больше понимают, что главное преимущество женщин в основательности: в отличие от мужчин они в большинстве своем не склонны часто менять работу. Особенно ценят это качество, например, банки, в которых доля назначения женщин на руководящие посты нижнего и среднего звена и вовсе дошла до 80 процентов”.
Я цитировал интервью только что назначенных руководительниц среднего звена. На высших должностях женщин еще мало - всего 9 процентов, а в составах советов директоров – 17 процентов. Но уже есть рост. Видимо, недалек день, когда “Газпромом” будет заправлять женщина.
Пока же они занимают лидирующее руководящее положение в бухгалтериях – 86 процентов, в управлении персоналом – 83 процента, в маркетинге и рекламе – 74 процента, в аудите – 69 процентов, в искусстве, индустрии развлечений – 68 процентов, в финансах – 65 процентов, в юриспруденции - 51 процент.
Да, господа, среди юристов больше половины – женщины.
Рассуждать на эти темы можно долго. А можно сказать двумя словами – процесс пошел. Естественный, закономерный. Видимо, так.
Хотя многие не желают признавать очевидного. В силу разных причин. Намедни была большая передача по телевидению, ток-шоу на тему: “Может ли женщина в современной России стать президентом?” Мужчины, как часто водится, несли ахинею про природную сущность, полушария мозга. И прочее. Про то, что народ не воспринимает и долго еще не воспримет бабу как высшего руководителя. И далее. В чем-то я с ними согласен: народ, да, он у нас такой... Вроде бы.
Но после реплики Ирины Хакамады я бы на месте тех мужиков замолчал и прекратил передачу, закрылся бы чем-нибудь от позора.
Хакамада сказала: “А вот если бы президент Путин назначил преемником женщину, все бы проголосовали как миленькие, в том числе и участники ток-шоу”.
Однако Хакамада не на тех напала. Наши настоящие мужики пропустили убийственную реплику мимо ушей. И понесли дальше.
О мировом процессе пусть знающие люди рассуждают. Я же могу с уверенностью говорить лишь о том, что перевидал на своем веку. И сейчас вижу.
На встрече со студентами факультета журналистики в Томском университете гость из Германии оглядел зал и спросил: “Журналистика в России – женская профессия?”
В зале было три парня.
На журфаке МГУ 78 процентов – девушки. В мурманской школе журналистики “START” 85 процентов учащихся - девушки. На журфаке в городе Кирове – 98 процентов!
Журналистика стала женской профессией на моих глазах - а начал я работать в газете 40 лет назад. По данным Союза журналистов России, 80 процентов кадрового состава нашей прессы - женщины. Когда я служил в районных газетах Казахстана и Калуги, у нас в редакциях девушек не было. Районщик - суровая, тяжелая лямка, не для них. А теперь все наоборот. В районных редакциях, как правило, один мужик – шофер. Есть еще и редакторы мужского пола.
Говорят, что виной всему капитализм. Парни выбирают денежные профессии. А в прессе высокими зарплатами не балуют. Хотя московские штатные журналисты не жалуются. С другой стороны, а что, в провинции кругом офисы богатых фирм с доллАрами в конвертах, и над жалованьем заведующего отделом районной газеты народ насмехается? Увы, в провинции работы мало, и должность в газете – вполне приемлемое место. Однако мужчин нет.
Да, возможно, парни там мечтают о большем, нежели корреспондентский оклад с тощим гонораром. Но уж должность редактора прилично оплачивается, а самое главное – это испокон веков мужицкая номенклатурная должность!
Моя названая мать Римма Васильевна Сергеева была редактором областной партийной газеты.
Одна-единственная женщина на весь Советский Союз!
Вот что такое была должность редактора.
В районных и городских газетах встречались женщины-редакторы, но очень и очень редко.
А сейчас - сплошь и рядом.
Процесс пошел еще раньше. Помню первый шок, еще в 1993 году. Приехал в большой районный город во Владимирской области. Исторически знаменитый, с богатейшими культурными традициями. А самое главное по подмосковным понятиям - недалеко от Москвы, четыре часа на поезде. В тамошней редакции работал ОДИН мужчина - ответственный секретарь. Сильно потертый жизнью, сильно пьющий (“Пятница - преферансный день!”), но за него держались, потому что тогда компьютеров не было, а работа в секретариате газеты - дело специфическое. Как говорили, ответственный секретарь - он и в Африке ответственный секретарь.
Через десять лет я проехал с лекциями по другой соседней области. И впал в полный ступор. Нет мужиков! Даже на редакторских постах!
В Тверской области 80 процентов редакторов городских и районных газет - женщины!
Стал расспрашивать одну редакторшу: почему так, что случилось?
- Правду сказать? - усмехнулась она.
- Ну конечно правду.
- Спились на хрен - вот что случилось! Ни на что не годны!
Вот как выглядят мировая тенденция и эмансипация с поправкой на русский журналистский вариант.
Да, в областных центрах, в Москве на высших должностях в бизнесе и политике окопались представители мужского пола. По вековой инерции исторически так сложилось. Для них их пол в анкете - их потолок. Ничего, кроме штанов и галстуков, предъявить миру они не могут. Последствия их руководства мы видим невооруженным глазом, на себе испытываем. Ничего, кроме слов о росте, стабильности и сияющих перспективах. Слов, за которыми на самом деле маячит экономическая и социальная пропасть.
Не случайно же хозяева на средние руководящие должности всё больше набирают женщин. Там, на средних должностях, надо не просто работать, а УМЕТЬ работать. А не разглагольствовать полуграмотно о величии России и происках врагов.
В 1993 году я ездил по городкам и селам средней России не просто так - писал в журналы, а затем делал на ТВ передачи о переселенцах. Тогда, после развала СССР, в Россию на историческую родину буквально хлынули русские люди из бывших союзных республик. Никто их здесь не ждал и - хуже того - не желал видеть. Каждый начальник отделывался от переселенцев как мог. Известная, давняя история. А Жириновский, Рагозин и им подобные тем временем кричали по радио и на ТВ о притеснениях русских, о защите русскоязычного населения - и сделали на том политическую карьеру. Именно на этой волне Жириновский в 1993 году с триумфом въехал в Думу. Но там, где русские люди нуждались в конкретной защите - в заброшенных, неотапливаемых бывших пионерских лагерях, в полуразрушенных бараках, в скотных дворах, выделенных под жилье приезжим, я этих горлопанов-главарей и представителей их партий ни разу не видел. Ни разу.
Теперь в Россию новых людей из СНГ калачом не заманишь. Да никто его и не предлагает. А на заводах в больших городах уже и работать некому, нет специалистов. Это кстати и к слову.
Труднее всего в те годы было мужчинам-переселенцам. Морально труднее. Приехав в Россию, они, добытчики, специалисты, главы семейств, превратились в ничто.
- Я был одним из первых фрезеровщиков на Ташкентском авиационном заводе, - рассказывал мне Сергей Солодовников в деревне Кирово Липецкой области. - А что такое Ташкентский авиазавод? Это громадина союзного масштаба. Директор напрямую только Москве подчинялся. На заводе тысячи человек. И вот этот директор меня лично знал, со мной за руку здоровался. А здесь меня колхозный кладовщик стороной обходит, чтоб я не попросил у него резиновые сапоги и брезентовые рукавицы. Вот как всё вышло со мной, здесь я теперь никто. 
Многие, очень многие мужчины из переселенцев сникли, опустили руки. И тогда всю тяжесть той жизни взяли на себя женщины. Им горевать о потерянной славе и значении было некогда и отступать некуда - за ними дети.
По отдаленной ассоциации сегодняшняя Россия напоминает мне переселенцев тех уже давних лет. И, значит, опять вся надежда на женщин?
Москва


Наверх