НОВЫЙ ГУБЕРНАТОР

Нью-Йорк
№12 (622)

В третий понедельник марта с. г. вице-губернатор штата Нью-Йорк Дэвид Патерсон неожиданно для всех, включая и самого себя, поднялся на самую высокую ступень в иерархии штатных чиновников и стал легитимным губернатором, сменив на этом посту споткнувшегося на сексуальных контактах с платными женщинами Э.Спитцера.
Своей речью после принесения клятвы новый губернатор дал понять, что его политика будет не столько по содержанию, сколько по форме значительно отличаться от политики своего предшественника, хотя он и был его заместителем. Главный призыв Д.Патерсона можно выразить известной читателю формулой: «Ребята, давайте жить дружно!».  
Было невероятно услышать такое от Э.Спитцера. Тот был прежде всего боец, воевавший за реализацию понятных и близких демократам целей. К сожалению, он был вынужден уйти по причинам, которые в применении к другим ярким персонажам недавней американской истории не приводили к отставкам и даже вообще публично не обсуждались. Как теперь будут реализовываться понятные и близкие демократам  цели в атмосфере умиротворения – совершенно не ясно.
Тем более это не ясно в условиях экономической рецессии. Ведь не прошло и  двух дней после инаугурации, как стало известно предложение Патерсона о сокращении проектируемых в штатном бюджете расходов еще на 800 млн. долларов сверх уже предложенного Спитцером сокращения на 400 млн. долларов. 
Конечно, на фоне общей суммы бюджета в 123.5 млрд. долларов это сокращение выглядит небольшим, но подтянуть ремешки придется всем – и штатным агентствам, и местным органам власти, и самым разнообразным программам. «Нью-Йорк сталкивается с финансовым вызовом, которого он не испытывал с темных дней 11 сентября, и нам придется жить в условиях такой реальности, т.е. жить по средствам», - заявил Патерсон.
Все это было сказано на второй день своего губернаторского срока. А до этого Патерсон посчитал себя обязанным сообщить общественности то, что, как выяснилось, давно было известно его жене. Оказалось, что и он  в бытность пребывания на разных должностях в Олбани не чурался женского пола. Похоже, этим заявлением он хотел убить двух зайцев – оградить себя от нападок, обрушившихся на Спитцера, и дать понять прокурорам, занятым делом с участием Спитцера, что к бывшему губернатору надо отнестись максимально снисходительно.
Но в первый день во время выступления перед огромной аудиторией влиятельных лиц в Олбани Патерсон вышеприведенную информацию до ее сведения не довел. Оно и понятно, праздник должен был проходить без сучка и задоринки. Поэтому кроме призыва к миру среди штатных законодателей речь нового губернатора изобиловала различными благодарностями, перемежавшимися разнообразными шутками.
Все, кто знаком с ситуацией в штате Нью-Йорк по долгу службы, пока не могут дать определенного прогноза в отношении дальнейшего пути развития штата – останется ли он таким же, как при Спитцере, или произойдут изменения. Дело в том, что вокруг многих насущных проблем, которые возникли еще при старом губернаторе, политическая борьба в Олбани достигла такого накала, что, как отметил Дуг Форанд из New York State Democratic Senate Campaign Committee, «даже основные виды работ перестали выполняться».
Поэтому все надеются, что работающий в Олбани с 1985 года Патерсон, будучи либеральным демократом и выходцем из политического истеблишмента Гарлема, сможет достигнуть консенсуса между противниками. Знающие люди также полагают, что новый губернатор, по крайней мере, на первых порах, не будет резко менять состав руководства штатных агентств и других его подразделений.
Выступая на пресс-конференции, Патерсон дал понять, что, желая решать вопросы бюджета на основе договоренностей с законодателями, он остается приверженным направлениям, которые являлись предпочтением  Спитцера, – плану экономического возрождения Буффало, внимательному анализу идеи установления границы на налог с недвижимости и ряду других плановых наметок, с которыми он был знаком на посту вице-губернатора. Патерсон воздержался от высказывания определенной оценки предложения Ш.Силвера о повышении налогов на тех, чей годовой доход превышает 1 млн. долларов.
Бюджетный план Спитцера, с которым теперь придется работать Патерсону, вызывает критику заинтересованных людей. Так, Карен Шимке из адвокатской группы Schuyler Center в Олбани, считает, что суммы, выделенные на образование, явно не соответствуют ни ожиданиям людей, ни судебному решению по делу, которое вела от имени Нью-Йорка организация Campaign for Fiscal Equity. Аналогичное недовольство выразил и мэр Нью-Йорка Блумберг, ожидающий, что средства на строительство городских школ будут еще меньше, чем даже планировал дать Спитцер.
Подобную критику парируют т.н. «финансовые ястребы» из республиканцев типа Николь Гелинас из Manhattan Institute, которая утверждает, что при дефиците штатного бюджета в 4.7 млрд. долларов  «обещания Спитцера были  практически не реальны».
Сетуют специалисты на отсутствие ясности до сих пор по предложению Блумберга относительно платного въезда в Манхеттен, о закрытии большой финансовой «дыры» в транспортном бюджете. Ясности нет и по многим другим бюджетным статьям, а решения нужно принимать до 31 марта, чтобы получить определенные денежные вливания из Вашингтона.
В плане работы Патерсона с законодателями есть задача реформирования закона Wicks Law, в котором идет речь о дорогих контрактах на общественные работы. Придется также обсуждать предложение главного судьи штата Дж. Кайе о повышении зарплаты судьям. Много времени уйдет на принятия решений о крупных строительных проектах в Нью-Йорке – Moynihan Station, Hudson Yards и  Javits Center. Последний проект особенно требует обсуждения, т.к. с ним связана судьба строительства большого количества доступных квартир, и все надеются, что Патерсон будет к этому строительству настроен положительно.
Для многих в Нью-Йорке, знающих о поддержке Патерсоном предложений о «честных выборах», о справедливых границах избирательных зон, о более жестких правилах финансирования выборов,  о проведении исследований по обновляемым источникам энергии и по стволовым клеткам, о его оппозиции введению смертной казни и связанным с наркотиками законам  Rockefeller Drug Laws, «этот парень – лучшее, о чем мы могли только мечтать».
М.Светлов


Наверх