РАСКАЛЕННАЯ кочерга

В мире
№3 (613)

Председателю Петербургского комитета солдатских матерей Элле Поляковой позвонила мать одного из недавно призванных солдат и рассказала, что в войсковой части 44688 Тоцкого гарнизона “ребят держат на 30-градусном морозе в палатках с печным отоплением, избивают, прижигают раскаленной кочергой, заставляют подписывать контракт на 3 года службы, двоих покалечили”.
Полякова передала информацию в прессу. “Я сообщила дежурному прокурору в Главную военную прокуратуру об этом преступлении, дозвонилась до прокурора Тоцкого района, он ничего не знает, - сообщила она. - Сейчас пытаюсь дозвониться до прокурора и узнать, что происходит дальше, возбуждено ли уголовное дело, проведена ли судмедэкспертиза побоев ребят и что стало с остальными солдатами”.
Военные, как водится, тотчас начали опровергать. “Все это не имеет ничего общего с действительностью, - заявил помощник командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа Константин Лазуткин. - Трое солдат-новобранцев и один контрактник раздобыли спиртное и, употребив его, попросту передрались, после чего один из новобранцев сделал заявление в прокуратуре о том, что якобы был избит “дедами”.
Однако на самом деле общей пьянки не было, а было садистское избиение. “Инцидент произошел в Тоцком военном гарнизоне, когда воинская часть 44688 находилась на общевойсковом полигоне, - подтвердил пресс-секретарь прокуратуры военного округа Сергей Богомолов.- Сержант-контрактник, находясь в состоянии алкогольного опьянения, зашел в палатку, где находились солдаты-срочники. С целью поднятия своего авторитета и доказательства своего превосходства он поднял троих солдат, построил, а затем избил. Одного прижег кочергой, другому сломал челюсть. Сейчас пострадавшие находятся в госпитале, их истязатель - под арестом. По этому факту уже возбуждено и расследуется уголовное дело”.
Но командование войсковой части оскорбилось и подготовило исковое заявление в суд на Петербургский комитет солдатских матерей и его председателя Эллу Полякову. За “клеветнические выступления в адрес Вооруженных сил России и воинской части”. “Случай, когда армия подает в суд на подобные организации, – исключительный”, - отметил помощник командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа полковник Константин Лазуткин.
Почему исключительный? Не поняла и Элла Полякова: “Вместо того чтобы навести порядок в войсках, они занимаются странными делами”.
Действительно, что случилось? Ведь факт избиения подтвердили в прокуратуре. Какой тут может быть иск, какая клевета?
Секрет в одной фразе, на которой гражданские люди не акцентировали внимание, а для военных она – как нож в горло: “Заставляют подписывать контракт”.
Президент Путин поставил задачу - к 2008 году перевести на контрактную службу 70 процентов Российской армии. Еще в прошлом году срок истек.
Подтвердится факт принуждения в отдельно взятой в/ч 44688 или нет – выяснят следствие и суд. Но от этого в общем ничего не изменится – задание главнокомандующего провалено. И давно провалено. Судорожные усилия, которые предпринимаются в последнее время, только усугубляют положение, вскрывают истинное положение дел.
Военные не хотели и не хотят добровольной армии. Одно дело – понукать бесправными призывниками, совсем другое – сотрудничать с равноправными партнерами, людьми на зарплате. Но приказ главнокомандующего выполнять надо. Вот и выполняют.
Как сейчас идет перевод на контракт? Очень часто – в добровольно-принудительном порядке. Или подписывай договор – или отправим в “горячую точку”. Срочников вроде бы не имеют права туда посылать. Но формально “горячей точкой” у нас считается Чечня. На самом же деле еще тревожнее Ингушетия. А туда – можно. И вообще – в северокавказские республики.
Есть еще худшие варианты: проштрафившегося солдата ставят перед выбором: или заключай договор – или пойдешь под суд и в дисбат, то есть в дисциплинарный батальон. А с давних советских времен считается, что лучше зона, чем дисбат. То есть в нашу армию будущего вербуют людей с криминальными наклонностями.
И последствия уже есть. Главный военный прокурор Сергей Фридинский прошлой осенью говорил на одном из совещаний, что за 10 месяцев контрактники совершили более трех с половиной тысяч преступлений. И число правонарушений растет. “Наша главная задача - не допустить, чтобы контрактная служба превратилась в источник беззакония”, - подчеркнул Фридинский.
Но даже когда военные хотят наладить настоящую контрактную службу – не умеют, не могут. И тут вина не одних генералов. Нет общей базы, стимула, привлекательности. У нас офицеры живут без квартир – где ж взять жилье сержантам-контрактникам? Или солдатам. И кто рискнет связать свою жизнь с работой в таких условиях?
Правда, некоторые молодые люди призывного возраста, солдаты и сержанты первого года службы сразу поняли выгоду. Перед ними выбор: 2 года срочной службы на казарменном положении, бесплатно, или 3 года, но по контракту, с зарплатой в 10-12 тысяч рублей, с рабочим днем до 18.00. Соглашаются на 3 года. А по истечении срока уйдут на гражданку. Накопив немного денег, кстати.
В итоге - бездарное разбазаривание государственных средств и сплошной урон обороноспособности страны. Профессиональной армии пока не предвидится. Нет людей, готовых служить 20-25 лет, знающих и умеющих все, постоянно повышающих уровень подготовки.
А ведь с весны 2008 года срок службы – только 1 год. Значит, понадобится в два раза больше призывников, будут брать всех, кого только удастся загрести в сети. Отменены многие отсрочки. В том числе – сельским врачам и учителям. Что вызывает особую тревогу.
В России призывной возраст истекает в 27 лет. Значит, с 20-22 и до 27 выпускник педагогического или медицинского института работает в деревне. И никто не имеет права призвать его в армию. А потом может уезжать. Но за это время некоторые обзаводятся семьями, хозяйством, обеспечивают карьеру в пределах района и вообще понимают, что как профессионалы они состоялись здесь и сейчас и нет никакого смысла менять жизнь.
Так укреплялась российская провинция специалистами.
С весны 2008 года молодого врача и учителя в деревню уже не заманишь. И с кем и с чем останется село?
Непродуманная военная реформа калечит все вокруг – от деревенской интеллигенции до высшего образования и аспирантуры.
Москва


Наверх