BОRО-графия Нью-Йорка: лонг-айленд сити

История далекая и близкая
№3 (613)

Сегодня мы расскажем о самом большом населённом пункте Квинса, который гордо носит название «города», а не «района» - Лонг-Айленд Сити. Ровно 138 лет назад он объединил шесть больших комьюнити Квинса – Асторию (ей мы посвятили отдельный рассказ в нашей рубрике), Хантерс-Поинт, Стайнвэй, Саннисайд, Боувэри Бэй, Датч Киллс, Блисвиль и Равенсвуд.
Для начала остановимся на истории «составляющих» Лонг-Айленд Сити чуть подробнее.

Хантерс-Поинт – чуть ли не единственный район Квинса, где не было сельскохозяйственных ферм. В 1795 году пустующие территории выкупил Демиан Дер Эйзен – голландский филантроп с немецкими корнями. Он планировал застроить земли детскими приютами и домами для престарелых, на что готов был потратить огромные деньги. Дер Эйзен всегда руководствовался принципом: «чем больше ты тратишь на благотворительность, тем легче ты зарабатываешь», и этот принцип действительно работал. Дер Эйзен финансировал строительство церквей, школ и больниц по всей Америке, из-за чего заручился поддержкой влиятельных бизнесменов и политиков. Он был очень религиозным человеком и даже в повседневной жизни старался говорить цитатами из Библии.
Однако планам строительства благотворительных объектов в Хантерс-Поинте воспротивилась группа бизнесменов из Манхэттена, имевшая свои планы относительно пустующих земель Квинса. В 1796 году они подделывают послание жителей нидерландской провинции Гроннинген, якобы обращённое к Дер Эйзену. В нём они просят уважаемого филантропа приехать в Европу, чтобы принять участие в открытии самого большого монастыря в Нидерландах, построенного на его деньги.
Дер Эйзен был польщён приглашением, под которым подписались почти 20 тысяч человек. Ему и в голову не могло прийти, что большинство жителей Гроннингена в то время не умели писать и читать.
После того как Дер Эйзен отплыл в Нидерланды (его путешествие должно было занять около двух месяцев), на принадлежащих ему землях с молниеносной быстротой стали появляться фабрики. Мебельная фабрика Джонатана Виндема была возведена за 37 дней, фабрика по пошиву одежды Винсента Маглстоуна - за 29 дней, небольшие бизнесы по дублению кожи, которыми владели английские иммигранты, – за 16 дней. Не прошло и полутора месяцев, как пустынный район превратился в скопление всевозможных фабрик, бараков и складов. Многие исследователи истории города  предполагают, что к незаконной распродаже земель Дер Эйзена приложили руку высокопоставленные чиновники Нью-Йорка, получившие гигантские взятки от заинтересованных в строительстве фабрик бизнесменов. Легенда гласит, что когда обманутый Дер Эйзен вернулся в Нью-Йорк, один из застройщиков Хантерс-Поинт встретил его словами: «Спасибо вам, любезнейший. Благодаря вам почти тысяча бездомных и голодных жителей Нью-Йорка получила работу, горячий обед и кров над головой».
В общем, новые собственники земли всё обернули так, что застройка земель фабриками принесла гораздо большее благо в плане благотворительности, чем строительство домов презрения и детских домов. Если бы Дер Эйзен стал возмущаться и отстаивать своё законное право на землю, это могло бы поставить крест на его безукоризненной репутации филантропа. Ему ничего не оставалось, как подарить землю её новым владельцам.
В последующие годы в истории Хантерс-Поинт не происходило каких-либо значимых событий. Район превратился в большой кипящий котёл, где кроме фабрик ничего не было. Местные жители называли Хантерс-Поинт «местом, где постоянны только две вещи – смерть и работа».

Район Саннисайд, также входящий в состав Лонг-Айленд Сити, имеет очень короткую историю. Он был основан после строительства моста Queensboro в 1909 году. Однако основные пункты развития Саннисайда подписал ещё мэр Лонг-Айленда Патрик Глисон пятнадцатью годами ранее. «Нам нужен экспериментальный, искусственно созданный район, где бы не наблюдалось гегемонии одной этнической общины, - писал Глисон. – Наверняка преступность в таком районе будет максимально низкой, а производительность труда – максимально высокой».
Уже к 1912 году в Саннисайде проживали иммигранты из 47 стран – от ирландцев и итальянцев до японцев и доминиканцев. Здесь даже сформировался свой языковой акцент. «Представьте, что колумбийский иммигрант учится английскому языку у араба, который выучил его у репетитора-китайца», - шутили саннисайдцы. 

История Равенсвуда напрямую связана с именем полковника Джорджа Гиббса. Его местные жители в шутку прозвали «сумасшедшим военным». Гиббс, которому довелось поучаствовать практически во всех вооружённых конфликтах, выпавших в то время на долю Соединённых Штатов, после ухода в отставку решил посвятить свою жизнь бизнесу. Он скупал большие территории, а потом продавал их по частям. За счёт этого сумел неплохо заработать и в 1814 году выкупить весьма дорогие территории будущего Риджвуда.
Удивительно, что сам Гиббс совершенно не умел оформлять документы на покупку и продажу земель, вести переговоры с потенциальными клиентами и выступать перед публикой с  речами. Он практически никогда не надевал фрак, предпочитая ходить в военной форме, которую мог не снимать неделями. На его поясе красовалась пустая трофейная кобура для дуэльного пистолета. Когда Гиббс разговаривал с кем-то из бизнесменов, он нервно похлопывал по кобуре, и у окружающих создавалось впечатление, что там находится пистолет.
Несмотря на все странности Гиббса, местные жители его любили и почитали. В его честь были названы четыре улицы (сегодня осталась только одна) и гостиница. После смерти «сумасшедшего военного» в 1833 году в районе был объявлен недельный траур.  
Сегодня Риджвуд считается одним из самых престижных районов Квинса. Чистейшие улицы и тротуары, длинные зелёные аллеи и свежий воздух – его отличительные черты. Кстати, часть здешних домов построена немецкими архитекторами в 1920-х годах из специального красного кирпича, привезённого из Европы. Говорят, что такие дома могут три столетия простоять без ремонта.  

Чтобы описать все архитектурные памятники Лонг-Айленд Сити, потребуется не одна газетная полоса. Остановимся лишь на самых заметных.
Во-первых, каждому туристу стоит взглянуть на здание суда графства Квинс (Queens County Court House). Оно построено в 1874 году английскими архитекторами. За первые тридцать лет работы суд вынес более 50 тысяч приговоров. Местные жители называли суд «домом страданий», так как практически на каждом процессе можно было наблюдать горькие рыдания обвиняемых или их родственников.
В 1904 году в здании суда произошёл страшный пожар. Кто именно поджог здание, так и осталось загадкой, однако сторож, чудом спасшийся от огня, утверждал, что в запертое здание никто не входил. Часть религиозных жителей посчитала, что «здание суда сжёг гнев незаконно осуждённых и приговорённых к смертной казни». 
На пересечении 45 Road и 7 Street расположена одна из самых известных скульптур Квинса – «Завтрак наверху небоскрёба» (Lunch Atop A Skyscraper). Автор этой замечательной скульптуры Серджио Фурнари попытался воплотить в жизнь знаменитую фотографию Чарльза Эббета, на которой запечатлены строители, сидящие на длинной железной балке строящегося небоскрёба в начале 30-х годов.
По адресу 21-09 Borden Avenue можно увидеть обветшалое многоэтажное здание с надписью The Blanchard Building. Сегодня с трудом верится, что ещё 60 лет назад этой постройке пророчили славу главного финансового офиса Квинса. Дизайн создавался специально для преуспевающей компании Long Island City Business Development, которая ворочала миллионами и могла позволить себе подобную роскошь. К сожалению, владельцев компании не устроило расположение офиса, и в 2004 году это здание было выставлено на аукцион.
Весьма любопытная постройка расположена по адресу 2 Street и Borden Avenue. Это маленькое одноэтажное здание красного цвета ещё 200 лет назад было главным банком графства Квинс. Теперь там находится клуб любителей тенниса.
Если говорить о системе здравоохранения Лонг-Айленд Сити, то самым старым зданием является билдинг St. John’s Hospital. Построенный в 1918 году, он долгое время удерживал звание самого современного госпиталя Квинса. Чтобы попасть сюда в 30–40-е годы прошлого века, нужны были либо хорошие связи, либо очень большие деньги.
Лонг-Айленд Сити – это родной дом для десятков бейсболистов с мировым именем, таких, как Тони Каччинелло, Эд Болланд, Билли Лоэс, Джон Хатфилд и Дик Варни.
Каждый год здесь снимаются эпизоды высокобюджетных голливудских блокбастеров. Из последних фильмов советую посмотреть «Мюнхен» (Munich) режиссёра Стивена Спилберга и «Переводчицу» (The Interpreter) с Николь Кидман и Шоном Пенном в главных ролях.
Напоследок расскажу еще об одном интересном факте. Мало кто знает, что именно в Лонг-Айленд Сити  расположена крупнейшая в США фабрика по производству популярного печенья fortune cookies (с бумажками-предсказаниями внутри). Ежедневно она изготавливает аж 4 миллиона fortune cookies, которые уже давно стали неотъемлемой частью обеда во многих ресторанах.


Наверх