МОЙ СЛАДКИЙ И СТРАШНЫЙ СОН

Из штата в штат
№15 (573)

Меня зовут Арсен, и я – наркоман. Я никогда не писал книг – историй, повестей и т. д. И все же попробую.
Во-первых, потому, что хочется, чтобы все выплеснулось, так как накопилось очень много... Во-вторых, может, кто-то, прочитав это, хорошенько подумает, прежде чем возьмет «баян» (шприц) в руки. В принципе, не имеет значения, как вы “торчите”: ширяетесь или нюхаете это дерьмо – факт в том, что это может быть ваш последний кайф. Кстати, это тоже еще не так страшно. Жутко, когда захочешь сдохнуть, а не сможешь, захочешь жить полноценно - и тоже не получится. Будешь, как «растение», только не расцветать, а гнить.
Ничего нового я не сказал и не написал. Мы, наркоманы, все это знаем. Знаем, но все равно не можем завязать. У кого-то не получается, кто-то думает, что он может в любой момент завязать, но это он только так думает. Я “торчал” 16 лет. Первые 5 лет тоже думал, что смогу остановиться, когда захочу. Остальные 10 лет я пытался завязать, но не тут-то было.
Миллионы людей и миллионы судеб и историй. Вот и у меня она есть. Я постараюсь коротко.
Родился в Москве в 1974 году. Нас трое. Брат – старше на год, младшая сестра и я. Как говорится, в семье не без урода. Алкоголь я попробовал в 5 лет. Это было грузинское домашнее вино. У нас собственный дом в Тбилиси. Выпил, дало по шарам, мне даже чуть-чуть понравилось. Но в школе я не пил даже в старших классах, хотя одноклассники попивали всякую дрянь. Даже на выпускном вечере я ни капли не выпил, хотя все друзья были пьяные в стельку. В голове у меня тогда были только бокс и моя собака.
План (коноплю) я попробовал в 17 лет. Это случилось, когда на первом курсе вуза поехали на картошку. Очень понравилось, особенно то, что я мог за рулем ездить под кайфом – с гаишниками нет проблем.
В 1992 году я с отцом оказался в Америке. Мама с сестрой приехали чуть позже, а брат остался в Москве. Отец все переписал на него – бизнес, квартиру и т. д. Здесь, в Нью-Йорке, в 18 лет я попробовал кокаин и крэк. Очень понравилось. Побаловался месячишко, другой, но вовремя тормознулся.
Отец потерял все деньги в бизнесе. И самое страшное - партнеры в России предали его и обманули брата. Я был в шоке! Единственной моей мечтой было получить поскорее документы и уехать обратно в Москву, хоть я и очень полюбил Америку. Жажда мести меня манила обратно. По натуре я очень добрый человек, но предательство – это не по-нашему. Мой отец своих партнеров на ноги поставил, хаты им в Москве дарил, а они... Я думал только о мести.
В 1994 году я уже был на Родине. Прошло всего 2 года, а как все изменилось. Главное – изменились люди. Все злые и голодные, волчьи законы. Моя натура не позволяла мне по-трезвому осуществить свои планы о мести. Я должен был превратиться в животное, и, знаете, у меня получилось на все сто процентов. Помог мне в этом героин, мак (солома) и кокаин. Под героином я был холоден, как айсберг. Никакие слезы и уговоры на меня не действовали. Я превратился в бандита. Я начал мстить беспощадно. Когда был хоть чуть-чуть трезвый, то ненавидел себя, презирал. Но было уже поздно. У меня на лбу зияло клеймо наркомана и отморозка.
Москва, 90-е. Тяжелое время передела. Я выжил снаружи, а внутри мое тело гнило от гепатита, от химии, которую я вливал в свои вены. Они сгорали, как папирус, от наркотиков. В конце 90-х я начал делать первые попытки завязать с наркотой. Один укол метадоном - и тебя 3 дня не ломает, он перебивал героин. Но таким образом я подсел еще и на метадон. Он в 5 раз дороже героина и в 40 раз сильнее.
Я приезжал в Америку, чтобы почиститься в детаксах. К тому времени у меня уже были жена и сын, которого я очень люблю. Но... папа - наркоман и бандит. Каким примером я был для сына?! Нет, это не шутка, это трагедия. Ничего с героином я не мог поделать. Жена в ужасе. Сначала ее устраивало то, что в доме всегда были хорошие деньги. Тогда она меня еще любила. Но ничем не смогла помочь, видя, как у нее на глазах я медленно умираю.
Я считаю, что из ломки можно выйти и самому: закрылся в комнате на недельку, помучился чуть-чуть - и все нормально. Сложно другое - больше не притрагиваться к наркотику, признать свое бессилие. Что ты сказал? Бессилие? Да ты что?! Я ведь самый крутой, самый сильный, сильнее героина. Я долго играл в этот диалог, обманывая самого себя. Я кололся в грудь, в пах, подмышки... Эта зараза поставит на колени любого. Не вы контролируете наркотик – наркотик контролирует вас. А что может быть страшнее, когда у вас отобрали свободу. Я неправильно выразился. Никто у нас ничего не отбирал – мы, наркоманы, сами у себя все забрали и винить можем только себя и никого больше.
Я всегда винил Бога во всем, что со мной происходит. Только сейчас я начал понимать, что Бог нам дает ВЫБОР. Никогда не забывайте, что всегда есть выбор: уколоться или нет.
Я мог бы еще писать и писать, но буду потихоньку заканчивать. Что касается меня, то я не жалею ни одном прожитом дне. Что сделано, то сделано, прожитого не вернешь. Господь дал мне выбор: стать на путь исправления (трезвости) или продолжать колоться. Я многое потерял: семью, время, друзей, здоровье и многое другое, я даже себя потерял. Но жизнь продолжается, и решать мне, какой она будет: с цветными красками или черно-белыми. Я знаю, что если выпью бокал вина или закурю косяк, то следующее, что сделаю, это возьму «баян» и уколюсь, потому что я наркоман.
Сегодня я трезвый, и мне это очень нравится. Во мне начинают оттаивать человеческие чувства, которые были заморожены. Вот он где кайф-то. Секс по-трезвому, фильмы по-трезвому, спорт и многое, многое другое. Я был в аду и был в раю. Сегодня я молю Бога дать мне силы, чтобы не сбиться с дороги. “Торчал” я долго, очень долго, быстро исправиться невозможно. Вера, надежда и терпение. Нужно терпеть и то, что люди тебе не верят и еще долго не будут верить, даже самые близкие, если они остались. Я желаю всем наркоманам и алкоголикам победить эту болезнь. А чтобы ее победить, нужно сдаться и признать свое бессилие перед ней. Как Москву, спаленную пожаром, сдали французам не для того, чтобы проиграть, а для того, чтобы выиграть.
Я постарался коротко изложить свою историю. Может, как-то несуразно получилось и нечетко изложено, но уж извините, как мог. 16 лет жизни в двух листах уложить трудно. Все то, что здесь написано, – чистая правда. Меня зовут Арсен, и я наркоман.


comments (Total: 1)

ja tak dumaju Arsen...vse budet Klass...a za pismo-otkrutoe i otkrovennoe..NIZKLIY POKLON tebe...nu 4to tut posovetursh..daze i ne znaju..a zalet tebia..zna4it ynizit tebia..tu tolko tak sebia ne rugai silno..podumaju eshe i napishu ..ladno?<br>Rollik-Tallinn

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх