НА --> Я

Репортерский дневник
№25 (321)

В том месте, где шум океанских волн мягко переходит в шум моря людского, разгорался праздник. А я, идя в сторону этих звуков и настраиваясь на тему НАЯНА, решила взять первое интервью у самой себя. Итак, когда впервые услыхала это слово? В аэропорту Кеннеди! Тогда мне вручили белую карточку и сказали, что завтра «апойтмент в НАЯНЕ». Итак, два новых слова: НАЯНА и Апойтмент. Что было дальше – знают все. Иначе не спешили бы дружным строем на этот праздник в Брайтонский Сиасайд парк. А было тогда то, что я сейчас, повторяя по пути: «НАЯНА, НАЯНА, НАЯНА», вдруг фигурально увидела в соответствии формы и смысла этого слова. Смотрите сами. Посредине -«Я». Или ты. Или любой из нас. А с обеих сторон, как стражи, любое иммигрантское «Я» окружают «НА». То есть стою я, вновь приехавшая, растерянная и беспомощная, а мне с обеих сторон говорят: «На!» «На» - первые доллары, «на» - талоны на продукты, «на» - направление к врачу, он тебя бесплатно полечит, «на» - адрес колледжа, где тебя обучат новой профессии, «на» - направление на работу, «на» - курсы английского языка...
Благодаря НАЯНЕ оказалось, что у каждого иммигранта есть в Америке и добрая тетя, и богатый дядя...
Что ж, дорогих родственников чтим и помним. И я решила обратиться с одним и тем же вопросом к гостям НАЯНАвского праздника:
- НАЯНА в вашей судьбе...
В праздничном многолюдье сразу заметила главного режиссера события
Марину Ковалеву, дирижирующую последними приготовлениями к торжественному открытию.
- Марина, пожалуйста, несколько слов о роли НАЯНЫ в вашей судьбе.
- Когда мы приехали в Америку, у нас никого не было. НАЯНА нас поддержала, как и всех. Самое памятное личное? Пожалуй, история с дедушкиным пианино. Я пообещала своему дедушке, что когда мы приедем в Америку, я ему куплю пианино. Но когда мы приехали, я поняла, что в ближайшее время купить ему пианино не смогу. Однажды мы были на одном из вечеров, на который нас пригласили к американцам. Мой дедушка играл там. Его спросили, как часто он музицирует. И он сказал, что не играл с тех пор, как мы покинули Россию. И в день дедушкиного рождения к нам постучали в двери и занесли пианино. Это был подарок, сделанный через НАЯНУ. Люди из НАЯНЫ прислали дедушке пианино и книжечку, в которой было указано, что настройка оплачена на десять лет вперед, что ему желают долго жить. Это был тот праздничный аккорд, который создал всю нашу жизнь в Америке.
Владимир Вишневский – директор Русского отдела еврейского центра в Бенсонхерсте:
- НАЯНА в моей личной судьбе сыграла гигантскую роль. Во-первых, мы не имели здесь родственников, помогала нам только НАЯНА. НАЯНА послала меня учиться на курсы социальных работников в UJA Federation, моя работа в отделе трудоустройства была на гранты НАЯНЫ, мы помогли тысячам новых иммигрантов найти в Америке первую работу, а значит и начать в иммиграции нормальную, достойную жизнь. Без НАЯНЫ просто не было бы иммиграции. Мы продолжаем в нашем еврейском центре помогать иммигрантам в самых разных аспектах их жизни. Так что приглашаем к нам.

А сейчас самое время продолжить интервью с самой собой, так как ваш корреспондент свой первый иммигрантский шаг сделал в еврейском центре Бенсонхерста именно в направлении к Владимиру Вишневскому и тогдашнему директору отдела Анат Гринберг. Именно с их добрых рук я получила путевку в иммигрантскую жизнь, именно Анат пригласила на первую волонтерскую работу, именно Владимир прочитал первую мою публикацию в русской газете и сказал бесценное: «Мне нравится!», что было равноценно судьбоносному: остаюсь журналистом. А Люба Микитянская сказала: «Мы с тобой можем помогать другим, вместо того чтобы печалиться о своем. Становись рядом. Действуй». Так начиналась моя иммиграция. Спасибо, НАЯНА!
Неподалеку от павильона JCH Bensonhurst расположилась выставка участницы клуба художников еврейского центра Аси Оранской, к которой я обратилась с тем же вопросом.
- НАЯНА и сейчас помогает ощущать себя в ритме активной жизни. С тех пор, как я пришла в еврейский центр, познакомилась с сотрудниками, с Анной Клейнер, я почувствовала себя творческим человеком. Картины наших художников постоянно выставляют, мы собираемся вместе, поддерживаем друг друга, общаемся. Вот и эта выставка на сегодняшнем празднике – событие, подаренное НАЯНой. А вскоре откроется еще одна моя выставка. Во всем мне помогают мои друзья-художники и мой муж Юрий. Он и сейчас рядом. Пока я разговариваю с вами, он дает интервью журналисту американской газеты.
- Михаил РабиновиЧ, - представляется человек, в руках которого множество миниатюрных томиков. Я безошибочно узнаю увлеченных людей по особому блеску в глазах и нетерпению поделиться своей страстью с другими.
- Я президент клуба миниатюрной книги, который организован в Нью-Йорке шесть лет тому назад. До этого я жил в Киеве и двадцать лет занимался коллекционированием миниатюрных книг. Моя коллекция – четыре с половиной тысячи миниатюрных книг. Вот недавно я приехал из Москвы, где вышли три мои книги. И во всех этих успехах НАЯНА сыграла большую роль. Когда мы приехали, мои мысли были заняты проблемами более прозаичными, насущными. Здесь я ощутил твердую руку НАЯНЫ – и в обеспечении жильем, и в продовольственных талонах, и в квартплате, и в лечении. Мы безмерно благодарны тем, кто оказался рядом в первые дни. Да и не только в первые. Я хочу сказать спасибо сотруднику ХИАСА Джину Борщ, который очень сердечно относится к нуждам клуба миниатюрной книги. А ХИАС И НАЯНА – близнецы-братья!
В тени под деревом отдыхают люди ветеранского возраста, и я подхожу к ним с просьбой рассказать, какова роль НАЯНЫ в судьбе тех, кто много лет отработал в России, а пенсию получает здесь, а Америке.
- Не только отработал, но и воевал, - рассказывает Аркадий Ривкин, ветеран войны, член ветеранской Ассоциации здесь, в Америке. – Когда я приехал, мне сразу в НАЯНЕ дали первые 35 долларов. Не так деньги меня потрясли, как отношение ко мне - человеку, который здесь еще ничего не заработал. Помню своего ведущего в НАЯНЕ, который интересовался, в чем нуждаюсь, подсказал, где можно стать в очередь на квартиру, в которой я, кстати, до сих пор стою с огромной надеждой на успех. Они сделали все, что необходимо для ветерана. И НАЯНА, И ХИАС – добрые организации. Спасибо им.
Иду в праздничном многолюдье от павильона к павильону, от судьбы к судьбе, приветствую старых и новых знакомых, машу рукой моим коллегам-журналистам, прошу стражей порядка из шестидесятого отделения полиции позировать для фотографии. Они приветливо соглашаются, демонстрируя хорошее настроение в этот солнечный день. Я нажимаю кнопку фотоаппарата, и в этот момент кто-то берет меня за локоть, вынимает из рук фотоаппарат, я оглядываюсь и вижу солидного старшего офицера полиции, строгий взгляд которого не предвещает ничего хорошего... Господи, первая мысль: наверное, влетит сейчас этим приветливым полицейским за их доброе отношение к прессе. И вторая: засветит пленку – пропал репортаж. Какой редактор поверит в эту фантасмагорию, если я начну свои оправдания... Да и материал нужен, а не...
-Позвольте сфотографировать вас вместе с нашими сотрудниками, дорогой корреспондент. На память, – все так же сурово, шутя только брызгами взгляда продолжает высший полицейский офицер.
И мы все вместе хохочем, а потом фотографируемся и договариваемся о вечной дружбе между «Русским базаром» и полицейским участком на Русской улице.
Наверное, не только мне, но и большинству празднично настроенных людей в этот день вспоминался другой, не солнечный, а дождливый день, здесь же, в этом парке, когда мы пришли продемонстрировать свою солидарность с борющимся против терроризма Израилем. И сейчас нет в стране обетованной покоя и мира, и сейчас наши сердца полны скорби и боли о еврейском отечестве, которое в опасности. НАЯНА играет огромную роль в поддержке Израиля. В поддержке материальной, социальной, духовной. Среди павильонов я увидела один, принадлежащий Израильскому консульству, и познакомилась с его представителем Дэвидом:
-Я работаю два года в консульстве, но на Брайтоне впервые. О том, как иммигранты из России щедро поддерживают Израиль, я знал и раньше, ведь в Израиле живет миллион бывших россиян. И здесь тоже мы ощущаем тепло и доброжелательство. Неподалеку стояли коробки, куда люди клали деньги в фонд Израиля. И покупали израильскую продукцию, чтобы поддержать экономику борющейся страны. И зажигали свечи в память о невинно погибших...
Открывая праздник, Марина Ковалева первым представила генерала израильской армии господина Гелевена, гостя праздника. Он произнес проникновенную речь, которая отозвалась во мне ощущением причастности ко всему, что происходит на такой далекой и такой родной географической точечке. Да, сегодняшний праздник отличается от предыдущих тем, что он со слезами на глазах. И слезы высохнут здесь, у нас, только тогда, когда они перестанут литься над невинно убитыми израильтянами.
На летней эстраде главенствующее место занял клоун Дима. И распоряжался он там с клоунской хозяйственностью в течение многих часов, предоставив возможность многочисленным талантам иммиграции показать мастерство, изысканность, незаурядность. Уровень выступлений в этом году был настолько высок, что их невозможно назвать самодеятельностью. Талантливо! Красиво! Великолепно! – таков творческий потенциал иммиграции. Ему дала начало и благословение НАЯНА.


Наверх